Взыскание убытков вследствие ненадлежащего оказания услуг, если не установлен обвиняемый по делу

Арбитражный суд Поволжского округа

Взыскание убытков вследствие ненадлежащего оказания услуг, если не установлен обвиняемый по делу

Обобщениесудебной практики

по договорамвозмездного оказания услуг

В соответствии с планомработы Федерального арбитражного суда Поволжского округа на первое полугодие2014 года изучена и проанализирована практика рассмотрения споров, связанных сисполнением договоров возмездного оказания услуг.

На сегодняшний деньширокое распространение в хозяйственной деятельности получил договорвозмездного оказания услуг. Возрастающую роль различного вида услуг,оказываемых субъектам предпринимательской деятельности, отражает и судебнаяпрактика.

Отношениясторон по такому договору регулируются главой 39Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), атакже общими положениями о подряде (статьи 702-729ГК РФ) и положениями о бытовом подряде (статьи 730-739 ГК РФ), если этоне противоречит специальным нормам о договоре возмездного оказания услуг иособенностям предмета этого договора (статья 783ГК РФ).

Такжепри разрешении споров, возникающих из правоотношений по договорам возмездногооказания услуг, арбитражными судами применяются нормы и иныхнормативно-правовых актов, а также информационные письма Президиума ВысшегоАрбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам,связанным с признанием договоров незаключенными», от 21.12.

2005 № 104«Об обзоре практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодексаРоссийской Федерации», от 29.09.

1999 № 48 «О некоторых вопросах судебнойпрактики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами наоказание правовых услуг», аналитических обзоров судебнойпрактики, размещаемых  на сайте Высшего Арбитражного Суда РоссийскойФедерации  (далее – ВАС РФ).

03 апреля 2014 годана официальном сайте ВАС РФ опубликовано постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014№ 16 «О свободе договора».

Согласно пункту 4 указанногопостановления Пленума положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой изсторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированныйодносторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравноераспределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора,не исключают возможность согласования сторонами договора иного режимаопределения последствий отказа от договора либо установления соглашением сторонпорядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездногооказания услуг.

Согласно статистическимданным за 2013 год Федеральным арбитражным судом Поволжского округарассмотрено 3290 дел о неисполнении или ненадлежащем исполненииобязательств по договорам, из них 548 дел или 17% по спорам, возникающимиз договоров возмездного оказания услуг. За январь-май  2014 года – 1220 дел, из них 199дел или 16% по договорам возмездного оказания услуг.

Длясравнения, за 2011 год Федеральным арбитражным судом Поволжского округарассмотрено 3160 дел о неисполнении или ненадлежащем исполненииобязательств по договорам, из них 368 дел или 12% по спорам, возникающим издоговоров возмездного оказания услуг. В 2012 году рассмотрено 3155 дел,из них 400 дел или  13% по договорам возмездногооказания услуг. Это говорит о том, что процентный показатель по даннойкатегории споров остается стабильным.

Анализ судебных актов, принятых по результатам рассмотрениядел указанной категории, выявляет, что в Федеральном арбитражном суде Поволжского округа сложиласьследующая практика.

1. Нормы ГК РФ о договоре возмездного оказанияуслуг, в отличие от норм о договоре подряда, не предусматривают такогообязательного условия как сдача исполнителем заказчику выполненной работы поакту.

Охранное предприятиеобратилось с иском о взыскании с общества суммы долга за оказанные услугиохраны и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первойинстанции исковые требования удовлетворены.

Отменяя решение суда,апелляционный суд указал на то, что истец в нарушение требований статьи 720ГК РФ не представил доказательств направления ответчику актов оказанныхуслуг, а также доказательств уклонения ответчика от приемки заказанных услуг,равно как и доказательств предъявления истцом кприемке ответчику в установленном порядке результата этих услуг.

Вывод апелляционного судапризнан судом кассационной инстанции ошибочным.

Если договор подрядапредполагает как выполнение определенной работы, так и передачу ее результатазаказчику, то предметом договора оказания услуг являются определенные действияили определенная деятельность, которая может не иметь овеществленногорезультата. Отсутствие акта приемки выполненных работ не влечет отказа в оплатеполученных услуг.

Факт оказания истцом охранныхуслуг ответчику в спорный период установлен судом первой инстанции, неоспаривался ответчиком и, более того, был признан представителем ответчика всудебном заседании, доказательств оплаты задолженности ответчик не представил.Таким образом, суд первой инстанции обоснованно взыскал с обществазадолженность за охранные услуги в пользу истца.

(Постановление ФАС ПО от 26.03.2013 по делу № А65-9796/2012,определение ВАС РФ от 26.04.2013 № ВАС-4747/13).

2. Наличие факта кражи с охраняемого объектасамо по себе не является основанием для отказа во взыскании стоимости оказанныхохранных услуг.

Частное охранноепредприятие обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании стоимости охранныхуслуг. Факт их оказания подтвержден материалами дела и ответчиком не оспорен.Отказываясь от оплаты стоимости услуг, ответчик сослался на установленный факткражи с охраняемого объекта в спорный период.

Отказ ответчика от оплатыстоимости услуг признан судами необоснованным.

Выяснениеобстоятельств, связанных с наличием или отсутствием вины истца в хищении, имеетзначение для решения вопросов о привлечении его к материальной ответственностив соответствии с условиями договора или о соразмерном уменьшении установленнойдоговором цены в связи с нарушением исполнителем требований к качествуоказанных услуг в соответствии с пунктом 1 статьи 723 ГК РФ, применяемой кдоговору возмездного оказания услуг на основании статьи 783Кодекса.

Поскольку ответчик незаявил встречного иска о возмещении ущерба либо о соразмерном уменьшении ценыуслуг за период, в котором совершено хищение, требования истца о взысканиистоимости услуг подлежали удовлетворению в полном объеме.

(Постановление ФАС ПОот 05.09.2013 № А12-26501/2012, определение ВАС РФ от 19.12.2013№ ВАС-18577/13, постановление ФАС ПО от 30.04.2013№ А55-22539/2012).

3. Ответственность за ущерб, причиненный заливомпомещения, произошедшим вследствие ненадлежащего состояния оборудования,входящего в состав общего имущества многоквартирного жилого дома, возлагаетсяна организацию, осуществляющую управление многоквартирным жилым домом.

Истец, занимающий нежилоепомещение в многоквартирном доме, обратился с иском о взыскании убытков в связис затоплением помещения из-за засора канализационного лежака, что подтвержденоактом осмотра.

Управление многоквартирном домом осуществляется управляющейорганизацией, основной функцией которой является организация эксплуатациижилого дома, его техническое обслуживание, проведение текущего и капитальногоремонта. Между истцом и ответчиком заключен договор на долевое участие истца врасходах по содержанию и ремонту здания.

ПостановлениемПравительства Российской Федерации от 13.08.

2006 № 491 утверждены Правиласодержания имущества в многоквартирном доме, в соответствии с подпунктами «б»,«г» пункта 10 которых предусмотрено, что общее имущество должно содержаться всоответствии с требованиями законодательства Российской Федерации (в том числео санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, техническомрегулировании, защите прав потребителей) в состоянии, обеспечивающембезопасность для жизни и здоровья граждан, сохранность имущества физических и юридических лиц, государственногои иного имущества, соблюдение прав и законных интересов собственниковпомещений, а также иных лиц.

Правиламии нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными постановлениемГосударственного комитета Российской Федерации по строительству ижилищно-коммунальному комплексу от 27.09.

2003 № 170, определено, чтоименно должно включаться в содержание и техническое обслуживание дома, а такжеуказаны параметры и условия, которым в целях безопасности людей и сохранности жилогодома в любом случае должны отвечать строительные конструкции этого доманезависимо от желания собственников отдельных помещений и включения ими соответствующих работ иуслуг в договор с управляющей организацией.

Техническое обслуживаниежилого фонда включает работы по контролю за егосостоянием, поддержанию в исправности, работоспособности, наладке ирегулированию инженерных систем. Контроль за техническимсостоянием следует осуществлять путем проведения плановых и внеплановыхосмотров. Целью осмотров является установление причин возникновения дефектов ивыработка мер по их устранению.

Такимобразом, все текущие, неотложные, обязательные сезонные работы и услугисчитаются предусмотренными в договоре в силу норм содержания дома как объекта идолжны осуществляться управляющими организациями независимо от того,упоминаются ли в договоре соответствующие конкретные действия и имеется ли повопросу необходимости их выполнения особое решение общего собраниясобственников помещений в доме.

Сучетом изложенного судебные инстанции правомерно отклонили доводы ответчика –управляющей компании об отсутствии ее вины в затоплении помещения истца, исходяиз того, что внутридомовые инженерные системы канализации относятся к общемуимуществу многоквартирного дома, обязанность по содержанию которого возложенана ответчика как в силу норм статей 161, 162 Жилищного кодекса Российской Федерации,Правил № 491, Правил № 170, так и в силу заключенного с истцом договора, предметомкоторого являлось оказание истцу услуг по содержанию, обслуживанию и текущемуремонту дома, в том числе с целью недопущения либо своевременногопредотвращения аварийных ситуаций с внутридомовым инженерным оборудованиемдома.

Выводы судов одоказанности того, что факт затопления нежилого помещения истца произошел повине управляющей организации в результате ненадлежащего исполнения еюобязательств по содержанию общего имущества в многоквартирном доме, признаныобоснованными.

(Постановление ФАС ПО от 22.01.2013 №А12-3991/2012).

4.

 За ущерб, причиненный арендатору повреждением егоимущества в результате аварии, произошедшей из-за прорыва трубы на участке,относящемся к общему имуществу многоквартирного дома, несет ответственностьуправляющая компания, а не арендодатель, если есть основания полагать, что вредпричинен в результате бездействия управляющей компании, а не вследствиененадлежащего состояния помещения, переданного в аренду.

Автономная некоммерческаяорганизация обратилась с иском к ТСЖ о возмещении убытков, причиненных врезультате затопления канализационными стоками арендуемого им нежилогопомещения.

Суды первой иапелляционной инстанций удовлетворили заявленные требования в полном объеме.

Суд кассационнойинстанции признал выводы судов предыдущих инстанций обоснованными и отклонилдоводы ответчика о том, что договор на обслуживание с Автономной некоммерческойорганизацией им не заключался, в связи с чем ТСЖявляется ненадлежащим ответчиком и иск следовало предъявлять к собственникупомещения, с которым у истца заключен договор аренды.

Исковые требованияпредъявлены к ответчику, осуществляющему функции по управлению общим имуществомв многоквартирном доме и предоставлению коммунальных услуг, в том числе пообслуживанию и ремонту жилищного фонда.

Согласно Правилам инормам технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденным постановлениемГосстроя России от 27.09.2003 № 170, техническое обслуживание зданиявключает комплекс работ по поддержанию в исправном состоянии элементов ивнутридомовых систем, заданных параметров и режимов работы его конструкций,оборудования и технических устройств.  

Поскольку ТСЖ в спорныйпериод отвечало за содержание и эксплуатацию участка сети внутренней канализации,на котором произошел засор с последующим затоплением стоками помещения,арендуемого истцом, вред истцу причинен в результате бездействия ответчика, необеспечившего надлежащее выполнение обязанностей по содержанию и обслуживаниюсистемы канализации многоквартирного жилого дома. С учетом изложенногосуды сделали правомерный вывод о том, что именно ТСЖ является лицом,ответственным за причиненный истцу ущерб.

Источник: http://faspo.arbitr.ru/node/15832

Кто несет ответственность за сгоревший на автостоянке автомобиль?

Взыскание убытков вследствие ненадлежащего оказания услуг, если не установлен обвиняемый по делу

Автостоянки как профессиональные хранители отвечают за сохранность оставленных на их территории транспортных средств (ст. 891, ст. 901 ГК РФ).

Однако если договор хранения не оформлен, а квитанции об оплате соответствующих услуг у автовладельца нет, со взысканием убытков за причиненный машине во время нахождения на стоянке вред могут возникнуть проблемы. Мнения судов о том, несет ли автостоянка в таком случае ответственность за ненадлежащее хранение, расходятся.

Недавно свою позицию по этому поводу – по конкретному делу о поджоге автомобиля на стоянке – озвучил ВС РФ (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 7 июня 2016 г. № 71-КГ16-3). Рассмотрим данное дело подробнее.

Фабула дела

Л. обратилась в суд с иском о взыскании материального ущерба в размере 525 910 руб. с ООО “С” – охраняемой автостоянки, на территории которой в результате поджога сгорел принадлежащий ей автомобиль. Возбужденное по факту поджога уголовное дело было приостановлено в связи с тем, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено.

Тот факт, что посторонним не запрещен доступ к территории стоянки, свидетельствует о ненадлежащем хранении находящихся на ней автомобилей, поэтому ответчик обязан возместить понесенные ею убытки, указала Л. в своем исковом заявлении. Суд удовлетворил заявленное требование (заочное решение Московского районного суда г. Калининграда от 22 сентября 2014 г.

по делу № 2-2838/2014).

Ответчик, ссылаясь на то, что рассмотрение дела в порядке заочного производства лишило его возможности представить возражения на иск и доказательства, обратился в суд апелляционной инстанции с требованием отменить решение нижестоящего суда. В апелляционной жалобе он отметил, в частности, что факт заключения договора хранения между ним и Л. не доказан.

В каком случае автостоянка может продать переданный ей автомобиль, чтобы возместить расходы на его хранение, узнайте из материала “Коммерческие автостоянки” Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

Рассматривая дело, Калининградский областной суд указал, что в нарушение ст. 148 ГПК РФ, предусматривающей уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, и представление необходимых доказательств сторонами на этапе подготовки дела к судебному разбирательству, суд первой инстанции не истребовал у Л.

доказательств, подтверждающих заключение договора хранения, и не предложил ответчику представить свои доказательства.

При этом возложить ответственность за причиненный в результате ненадлежащих условий хранения ущерб на ответчика невозможно без доказывания факта передачи ему автомобиля по заключенному между сторонами договору хранения, подчеркнул суд.

По общему правилу договор хранения заключается в простой письменной форме (п. 1 ст. 887 ГК РФ). Требования, которым должны отвечать договоры хранения именно транспортных средств, конкретизированы в Правилах оказания услуг автостоянок (утв. Постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2001 г. № 795).

Так, предполагается указание в договоре, который составляется в двух экземплярах, данных исполнителя и потребителя услуги, а также заключающего его работника автостоянки, сведений о сдаваемом на хранение ТС (марка, модель, государственный регистрационный знак, определенная по соглашению сторон цена), дате заключения договора и сроке хранения автомобиля (мотоцикла, мотороллера), цене оказания услуги (п. 10 указанных правил).

Однако простая письменная форма договора может считаться соблюденной и в случае, когда принятие вещи на хранение удостоверено выдачей сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного подписанного хранителем документа (п. 2 ст. 887 ГК РФ). По словам Л.

, договор хранения с ООО “С” заключался именно таким способом – ежемесячной выдачей и, соответственно, оплатой квитанции (1800 руб. в месяц), которая одновременно являлась пропуском для проезда на стоянку.

Истец также сообщила, что квитанция, подтверждающая оплату за июнь (месяц, когда случился пожар), лежала в машине и сгорела вместе с ней, а квитанции за прошлые месяцы она не хранила.

Ответчик же настаивал на том, что оказываемые им услуги являются услугами не хранения, а предоставления в аренду парковочных мест для стоянки ТС, что прописано и в утвержденных ООО “С” правилах оказания услуг автостоянки.

Причем, согласно этому локальному акту, общество не несет ответственности за утрату (хищение), повреждение или нарушение комплектности автомототранспортного средства, утрату имущества, находящегося внутри автомобиля в процессе его стоянки на парковочном месте, причинение вреда жизни и здоровью клиента. Кроме того, в должностной инструкции парковщика, утвержденной генеральным директором организации, закреплены обязанности по обеспечению бесперебойной работы парковочной стоянки, отслеживанию освобождающихся парковочных мест, проверке документов, дающих право на аренду парковочного места, сопровождению клиентов и др., но охраны автостоянки среди них нет.

В то же время ответчик не отрицал, что с некоторыми клиентами он заключает договоры хранения ТС, предусматривающие его ответственность за сохранность автомобиля в период нахождения на стоянке.

На таких клиентов возлагается обязанность предъявлять автомобиль к осмотру при каждой постановке на стоянку, сообщать о ДТП с его участием, производить посадку и высадку пассажиров вне территории стоянки и др.

Суд посчитал, что доказательств, подтверждающих, что между ООО “С” и Л.

сложились правоотношения, вытекающие из договора хранения ТС, не предоставлено, а значит, ответчик не может быть привлечен к ответственности за причиненный автомобилю истца вред, поскольку не являлся его хранителем.

Он отменил решение суда первой инстанции и вынес новое – об оставлении без удовлетворения требований Л. о возмещении ущерба (апелляционное определение Калининградского областного суда от 1 июля 2015 г. по делу № 33-2993/2015).  

Позиция ВС РФ

ВС РФ, куда Л. обратилась с кассационной жалобой, занял диаметрально противоположную позицию относительно характера правоотношений между истцом и ответчиком. Он подчеркнул, что территория ООО “С” представляет собой именно автостоянку, а не парковку.

При разграничении этих понятий судам следует исходить из конкретных обстоятельств дела, свидетельствующих о назначении соответствующей площадки либо здания/сооружения, в том числе устанавливать, имеются ли ограждение и охрана, как организована система въезда и выезда и др.

, указал Суд.

НАША СПРАВКА

Автостоянка представляет собой предназначенные для хранения автомототранспортных средств здание, сооружение (их часть) или специальную открытую площадку (п. 2 Правил оказания услуг автостоянок).

Парковка (парковочное место) – специально обозначенное и при необходимости обустроенное и оборудованное место, которое является либо частью автомобильной дороги и примыкает к проезжей части или тротуару, обочине, эстакаде или мосту, либо частью подэстакадных или подмостовых пространств, площадей и иных объектов улично-дорожной сети, зданий, строений или сооружений. Оно предназначено для организованной стоянки транспортных средств на платной основе или без взимания платы по решению собственника или иного владельца соответствующего объекта (п. 21 ст. 1 Градостроительного кодекса РФ, п. 1.2 ПДД).

Суд установил, что территория ООО “С” является обособленной, охраняемой, имеет ограждение и контрольно-пропускной пункт на въезде, а соответствующий земельный участок, согласно договорам передачи обществу городских земель в аренду, предоставлялся ответчику именно для строительства и эксплуатации открытой автостоянки.

Кроме того, утверждения ответчика о том, что автомобиль истца был размещен на его территории на условиях предоставления парковочного места, а не договора хранения, не подкреплены никакими доказательствами.

ВС РФ также отметил, что суд апелляционной инстанции, основываясь при принятии решения на факте отсутствия у истца письменного договора и квитанции об оплате, не учел, что обязанность по оформлению договора и кассово-бухгалтерскому учету оплаты услуги лежит на исполнителе, поэтому утрата квитанции потребителем не является основанием для лишения его прав.

При этом несоблюдение простой письменной формы договора лишь ограничивает допустимые средства доказывания, но не влечет его недействительности, за исключением прямо указанных в законе или соглашении сторон случаев (ст. 162 ГК РФ).

Лицо, не исполнившее обязательство или исполнившее его ненадлежащим образом, несет за это ответственность при наличии вины (ст. 401 ГК РФ).

Профессиональный хранитель освобождается от возмещения понесенных в связи с ненадлежащим исполнением обязательства по хранению вещи убытков, только если докажет, что вред был причинен либо вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых он не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя (п. 1 ст. 901 ГК РФ).

ВС РФ счел недопустимой отсылку нижестоящего суда к локальному акту, определяющему правила оказания услуг автостоянки ООО “С”, в которых закреплено, что исполнитель не несет ответственности за утрату или повреждение ТС. Он отметил, что положение об отсутствии такой ответственности должно быть прямо прописано в договоре (п.

32 Правил оказания услуг автостоянки). Кроме того, исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах для обеспечения правильного их выбора (п. 1 ст. 10 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей”). Эта обязанность также не была исполнена ответчиком.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований привлечения ответчика к ответственности за ненадлежащее оказание услуг противоречит перечисленным нормам материального права, заключил ВС РФ. Он отменил соответствующее решение и направил дело в тот же суд на новое рассмотрение.

Документы по теме: 

Источник: http://www.garant.ru/article/910799/

Обзор судебной практики Арбитражного суда Дальневосточного округа за III квартал 2016 года

Взыскание убытков вследствие ненадлежащего оказания услуг, если не установлен обвиняемый по делу

Утвержден президиумом

Арбитражного суда

Дальневосточного округа

«28» ноября 2016 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА

ЗА III квартал 2016 ГОДА

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО РАССМОТРЕНИЮ СПОРОВ, ВОЗНИКАЮЩИХ ИЗ ГРАЖДАНСКИХ И ИНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

1. Положения Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.

2011 № 354 (далее – Правила № 354), в части порядка определения размера платы за коммунальные услуги (формулы 23 и 24) по двухкомпонентному тарифу на горячую воду применимы лишь при утвержденном нормативе расхода тепловой энергии, используемого на подогрев воды в целях предоставления коммунальной услуги по горячему водоснабжению.

Общество обратилось в арбитражный суд к ресурсоснабжающей организации с исковым заявлением об обязании произвести перерасчет стоимости оказанной коммунальной услуги – горячего водоснабжения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении иска отказано.

Судебные акты мотивированы отсутствием оснований для перерасчета стоимости услуги горячего водоснабжения, поскольку жилые дома оборудованы общедомовыми приборами учета тепловой энергии и воды, в связи с чем ресурсоснабжающая организация при расчете стоимости услуги горячего водоснабжения обоснованно применила тариф на тепловую энергию (для подогрева воды) в размере 2322,04 руб. за 1 Гкал., а не 140,75 руб. за 1 куб. м, применяемый при отсутствии приборов учета (тарифы установлены на 2014-2015 годы приказом управления государственного регулирования цен и тарифов субъекта Российской Федерации).

Суд кассационной инстанции с указанными выводами судов не согласился, и, отменив принятые по делу судебные акты, направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, исходя из следующего.

Вопросы ценообразования и установления нормативов потребления в сфере горячего водоснабжения, в частности осуществляемого с использованием закрытых систем водоснабжения, регулируются  Федеральным законом от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» (далее – Закон о водоснабжении и водоотведении).

Поскольку ответчик — ресуроснабжающая организация является исполнителем коммунальных услуг, к правоотношениям сторон применимы помимо положений Жилищного кодекса Российской Федерации, также Правила № 354, императивно предписывающие порядок расчета за потребленный коммунальный ресурс.

Суды нижестоящих инстанций, признав верной методику ресуроснабжающей организации расчета платы за горячую воду (по фактическим показаниям общедомовых приборов учета путем умножения объема потребленной холодной воды на тариф 20,00 руб./куб. м, умножения объема потребленной тепловой энергии для последующего производства горячей воды на тариф 2322,04 руб.

/Гкал и суммирования полученных сумм), не учли, что положения Правил № 354 в части порядка определения размера платы за коммунальные услуги (формулы 23 и 24) по двухкомпонентному тарифу на горячую воду применимы лишь при утвержденном нормативе расхода тепловой энергии, используемого на подогрев воды в целях предоставления коммунальной услуги по горячему водоснабжению.

Объем тепловой энергии, используемой на подогрев воды, как следует из анализа предложенных формул, определяется как произведение объема потребленного ресурса по показаниям приборов учета и утвержденного норматива расхода тепловой энергии, используемой на подогрев воды в целях предоставления коммунальной услуги по горячему водоснабжению.

В качестве одного из компонентов формулы расчета является утвержденный норматив.

Суд округа  в  постановлении  указал на то, что при разрешении спора следовало установить утвержден/не утвержден норматив расхода тепловой энергии на территории субъекта Российской Федерации, используемой на подогрев воды в целях предоставления коммунальной услуги по горячему водоснабжению, на 2015 год.

До момента установления указанного норматива  определить размер платы за коммунальную услугу по горячему водоснабжению с применением двухкомпонентных тарифов невозможно, поэтому расчет размера платы мог быть исчислен по ранее установленному порядку, а именно с использованием формулы 1 приложения № 2 к Правилам № 354 с применением однокомпонентного тарифа.

Постановление от 11.07.2016 № Ф03-2391/2016 по делу № А04-8153/2015 

2. Несогласование и неподписание сторонами акта разграничения балансовой принадлежности при рассмотрении спора о понуждении к заключению договора водоснабжения не может служить основанием для отказа в иске.

Краевое предприятие обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к муниципальному предприятию о понуждении заключить договор холодного водоснабжения и водоотведения.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив материалы дела, пришел к выводу о том, что в отсутствие доказательств уклонения ответчика от заключения договора холодного водоснабжения и водоотведения правовых оснований для понуждения муниципального предприятия к заключению с краевым предприятием договора не имеется.

Суд апелляционной инстанции, не согласившись с выводами суда первой инстанции и признав ответчика уклонившимся от заключения договора холодного водоснабжения и водоотведения, установил, что доказательства направления в адрес истца письма муниципального предприятия о приостановлении рассмотрения заявки краевого предприятия и предоставления недостающих документов, а в дальнейшем письма о прекращении рассмотрения заявки истца и ее возвращении заявителю, в материалах дела отсутствуют. При таких обстоятельствах, усмотрев в действиях ответчика уклонение от заключения договора холодного водоснабжения и водоотведения, в то время как для муниципального предприятия его заключение является обязательным, апелляционный суд дал оценку представленному истцом проекту договора. Так, оценив условия договора холодного водоснабжения и водоотведения в редакции истца, суд апелляционной инстанции признал его не соответствующим условиям единого типового договора. Кроме того, судом указано на то, что границы балансовой ответственности, предлагаемые истцом, не соответствуют фактическим (по принадлежности), обоснований данному обстоятельству истец не представил, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что договор в редакции истца не соответствует требованиям законодательства, отказав в удовлетворении иска.

Суд кассационной инстанции судебные акты нижестоящих инстанций отменил, как принятые с нарушением норм материального и процессуального права, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции, исходя из следующего.

Вывод суда апелляционной инстанции об уклонении муниципального предприятия от заключения договора холодного водоснабжения и водоотведения, сделанный на основе представленных в материалы дела доказательств, поддержан судом округа в силу положений статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Вместе с тем, учитывая положения статьи 426 ГК РФ, части 3 статьи 13, части 3 статьи 14 Закона о водоснабжении и водоотведении, постановления Правительства Российской Федерации от 29.07.

2013 № 645 «Об утверждении типовых договоров в области холодного водоснабжения и водоотведения», суд кассационной инстанции обратил внимание на то, что апелляционный суд, придя к выводу о несоответствии редакции условий договора, предлагаемой сторонами, редакции, содержащейся в Едином типовом договоре, должен был руководствоваться положениями указанного Единого типового договора водоснабжения и водоотведения и изложить спорные условия в редакции Единого типового договора.

Руководствуясь пунктами 2, 31, 32 Правил холодного водоснабжения и водоотведения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.07.

2013 № 644, кассационная инстанция указала, что при таких обстоятельствах даже, если стороны не согласовали и не подписали акт разграничения балансовой принадлежности, данное обстоятельство не является основанием для вывода о том, что договор в редакции истца не соответствует требованиям законодательства, поскольку муниципальное предприятие в силу прямого указания закона обязано заключить договор водоснабжения, а отсутствие акта разграничения балансовой принадлежности по причине несогласования сторонами границ балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности является основанием для подачи иска в суд об урегулировании разногласий, возникших между сторонами при заключении договора холодного водоснабжения и водоотведения.

Постановление от 08.09.2016 № Ф03-4125/2016 по делу № А51-27500/2015

Источник: https://pravo163.ru/obzor-sudebnoj-praktiki-arbitrazhnogo-suda-dalnevostochnogo-okruga-za-iii-kvartal-2016-goda/

Попытки и практика взыскания материального ущерба с работника

Взыскание убытков вследствие ненадлежащего оказания услуг, если не установлен обвиняемый по делу

Материальная ответственность работника перед работодателем имеет важное значение, как для одной, так и для другой стороны.

При исполнении трудовых обязанностей возникают случаи, когда вследствие действия или бездействия работника работодателю причиняется материальный ущерб, после чего всегда возникает вопрос о том, кто будет нести ответственность и в каком размере.

Имеют место случаи, когда недобросовестные работники уходят от установленной законом ответственности и когда работодатели, нарушая требования законодательства, возлагают всю материальную ответственность на работника.

Указанные правоотношения регулирует статья 238 Трудового кодекса РФ, которая устанавливает материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю.

В соответствии с указанной нормой работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом в законе понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества, либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Материальная ответственность работника перед работодателем имеет важное значение для последнего, так как законодательством установлена ответственность работодателя за любые действия или бездействия работника, причинившие ущерб третьим лицам.

Статьями 402 и 1068 Гражданского кодекса РФ установлено, что действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Кроме того, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным главой 59 ГК РФ (обязательства вследствие причинения вреда), работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ. Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива. По общему правилу работодатель после возмещения ущерба третьим лицам в порядке регресса обращается в суд с исковым заявлением о взыскании с работника сумм причиненного ущерба.

В связи с важностью правильного применения положений о материальной ответственности работника 16.11.2006 принято постановление Пленума Верховного Суда РФ № 52 “О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю”.

В соответствии с п.

4 указанного постановления работодатель обязан доказать обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, а именно: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Для правильного применения указанных положений необходимо знать, что же считается ущербом. Так, п.

15 постановления устанавливает, что под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба.

При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам.

Обязанность по установлению размера причиненного ущерба в соответствии со ст. 247 ТК РФ возлагается на работодателя.

Имеется 2 вида материальной ответственности работника: 1) ограниченная материальная ответственность, установленная ст. 241 ТК РФ в пределах среднего месячного заработка; 2) полная материальная ответственность – обязанность возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Данный вид ответственности возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами (часть вторая ст. 242 ТК РФ). Для привлечения работника к полной материальной ответственности необходимо соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности, которые установлены ст.

ст. 242 – 244 ТК РФ.

Указанные нормы действуют достаточное долгое время на территории Российской Федерации и в ходе их применения на практике судами вынесены многочисленные решения, которые позволяют определить общие правила привлечения работников к материальной ответственности:

1. Ст. 238 ТК РФ не предусматривает обязанности работника возмещать работодателю уплаченные им суммы штрафа за нарушение действующего законодательства.

Источник: https://www.top-personal.ru/lawissue.html?2575

Юридический спектр
Добавить комментарий