Возможен ли принудительный привод свидетеля по уголовному делу?

Привод свидетеля в гражданском процессе

Возможен ли принудительный привод свидетеля по уголовному делу?

Свидетелей, уклоняющихся от явки в суд, могут подвергнуть штрафу и доставить в принудительном порядке, а уклонение от дачи свидетельских показаний может стать основанием для привлечения к административной, либо уголовной ответственности.

В силу принципа непосредственности судебного разбирательства, суд при рассмотрении уголовного, гражданского или административного дела не может ограничиться исследованием письменных показаний свидетелей, а потому суд обязан вызвать их в судебное заседание, и получить информацию об обстоятельствах дела непосредственно от лиц, указанных сторонами процесса.

Имеет ли право не явиться в суд свидетель?

Эти заметки предъявляются суду по его требованию и могут быть приобщены к делу;

4) получить возмещение расходов, связанных с явкой в суд для дачи показаний, предусмотренных статьей 125 настоящего Кодекса. По заявлению свидетеля суд может дать распоряжение о выплате свидетелю аванса на упомянутые расходы.

В соответствии со статьей 282 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь в случае неявки в судебное заседание свидетелей, экспертов или специалистов суд выслушивает мнения юридически заинтересованных в исходе дела лиц о возможности рассмотрения дела в их отсутствие и выносит определение о продолжении судебного разбирательства или об отложении разбирательства дела.

Суд вправе привлечь к ответственности, установленной законодательством .

Предусмотрен ли принудительный привод свидетеля для дачи показаний по гражданскому делу о возмещении ущерба? СПАСИБО

Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, может подтвердить свидетель, и сообщить суду его имя, отчество, фамилию и место жительства.

1) представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;

2) судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;

2) супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные.

Гражданская процессуальная ответственность — это применение судом мер процессуального воздействия к участникам гражданского судопроизводства и другим лицам на условиях и в порядке, предусмотренных ГПК.

Процессуальная ответственность применяется как к участникам процессуального судопроизводства, так и к иным лицам, нарушающим требования процессуального закона.

По действующему законодательству субъектами гражданской процессуальной ответственности могут выступать граждане, должностные лица, а также юридические лица.

Участники гражданского судопроизводства (кроме прокурора), а также граждане, присутствующие при разбирательстве дела, при повторном нарушении порядка в судебном заседании могут быть удалены из зала судебного заседания (ч.

Свидетель в гражданском процессе

Анализ института свидетельского иммунитета 1. Общая характеристика свидетельского иммунитета 2. Анализ особенностей института свидетельского иммунитета 20 Заключение 26 Список литературы 28 Введение Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие —

либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

Свидетелям заплатят за участие в суде по гражданским делам

Вполне справедливо мнение, что это должно быть не бесплатно.

В проекте ведомства предлагается следующее.

Если свидетель работает, то за каждый день участия в процессе (который может растянуться и на неделю) ему следует выплатить компенсацию в размере среднедневного заработка. Сумма компенсации будет рассчитана исходя из размера средней заработной платы, подтверждённого справкой с места работы.

Чем грозит не явка в суд свидетеля в по административному делу?

Какие санкции могут ко мне применить.

В принципе — можно обратится в суд письменно, объяснив причину отсутствия ( вахта — уважительная причина) и пояснив готовность дать нужные показания письменно. Ну или забить на повестку, если «не получали».

Вообще там дело скользкое, из разряда «Паны дерутся. » Местные власти изживают одного предпринимателя, а он не сдаётся, хотя рыльце тож в пушку.

Юридический блог

Источник: http://burkurs.ru/privod-svidetelja-v-grazhdanskom-processe-92121/

Привод чвидетелей в гражданском процессе

Также она попросила привлечь к рассмотрению дела в качестве законного представителя мать девочки, Татьяну Тимченко, сообщает из зала суда корреспондент «Кавказского узла».

Запланированный допрос свидетелей по делу не состоялся из-за их отсутствия. Ожидалось, что суд допросит двух фельдшеров станции скорой помощи и главного пульмонолога Карачаево-Черкесии.

Они не являются на допрос во второй раз, никаких официальных документов, где были бы указаны причины неявки, в суд не поступало. 281 Уголовно-процессуального кодекса (оглашение показаний).

Одновременно предлагается изменить и 274-ю статью (порядок исследования доказательств) — обязанность обеспечивать явку своих свидетелей и потерпевших возлагается на гособвинение и на защиту. Обсуждение было бурным.

Идея так поменять 274-ю статью, в частности, возмутила замгенпрокурора Сабира Кехлерова. «В предложенном виде проект закона нереален и работать не будет.

Свобода мысли — это прежде всего свобода от любого идеологического контроля, когда человек сам решает, что ему думать и как ему думать, во что верить и не верить, каких духовных ценностей придерживаться. Установлено, что никто не будет обязан заявлять о том, какой идеологии, религии или веры придерживается.

Никакая конфессия не является государственной, а публичные власти лишь принимают во внимание существующие в обществе религиозные верования и поддерживают соответствующие отношения сотрудничества с церковью и прочими конфессиями. Существует различие между свободой совести и свободой вероисповедания.

Уважительные причины неявки в суд

В уголовном процессе неявка свидетеля может быть расценена, как его попытка скрыть имеющуюся информацию или уклонится от ответственности, предусмотренной законодательством.

Неявка может грозить приводом, который реализуется с привлечением представителей правоохранительных органов. принудительным доставлением на заседание суда; штрафом за неявку в суд.

Размер санкции для свидетелей по гражданскому делу составляет 1000 рублей, для свидетелей по уголовному делу -2500 рублей. Перечень конкретных причин неявки в суд в гражданском законодательстве отсутствует.

Обеспечение права обвиняемого на вызов и допрос свидетелей: закон и практика

Необходимо отметить, что в статье 6 (пункт «d» части 3) Конвенции о защите прав и свобод человека и основных свобод говорится о праве обвиняемого «на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него». Так, с одной стороны, обвиняемый и его защитник имеют право представлять доказательства и заявлять ходатайства. в том числе и о вызове свидетелей (ч. 4 ст. 47, ч. 2 ст. 53 УПК РФ)

Источник: https://registrmsk.com/privod-svidetelya-v-grazhdanskom-protsesse/

КС: допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводу

Возможен ли принудительный привод свидетеля по уголовному делу?

11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 863-О по делу об оспаривании адвокатом АП Ярославской области Олегом Крупочкиным и его доверителем Владимиром Зубковым ряда норм УПК РФ, в том числе регламентирующих порядок допроса защитника в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя.

Повод для обращения в КС

Владимир Зубков обвинялся в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу. В декабре 2017 г. Кировский районный суд г.

Ярославля отказался рассматривать ходатайство старшего следователя СК РФ по Ярославской области о разрешении допроса в качестве свидетеля адвоката Олега Крупочкина и проведении очной ставки с его участием для расследования уголовного дела в отношении его доверителя.

Тогда суд пришел к выводу, что целью данных следственных действий служит проверка причастности Олега Крупочкина к инкриминируемым его доверителю деяниям. В связи с этим суд указал на необходимость руководствоваться при уголовном преследовании адвоката положениями главы 52 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

Тем не менее впоследствии адвокат был вызван на допрос без предварительного судебного решения.

Поскольку он отказался от явки на следственное действие и дачи показаний, ссылаясь на свой статус представителя Владимира Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, Олег Крупочкин 27 декабря 2017 г.

был подвергнут принудительному приводу на допрос к следователю. В ходе допроса продолжал ссылаться на свой статус и недопустимость дачи показаний.

В дальнейшем Олег Крупочкин обратился в суд с жалобой на постановление следователя о его допросе, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов в связи с его приводом и допросом.

Суд отказался удовлетворять жалобу в части признания незаконными решения следователя и самого привода, прекратив производство по остальной части жалобы.

Апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Владимира Зубкова, в котором Олег Крупочкин участвовал в качестве защитника, Дзержинский районный суд г. Ярославль удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе защитника ввиду того, что он был допрошен как свидетель по делу.

жалобы

В своей жалобе в КС РФ Владимир Зубков и Олег Крупочкин просили признать неконституционными следующие нормы УПК РФ: ст. 38, устанавливающую права и обязанности следователя в рамках предварительного следствия по уголовному делу; ст.

88, содержащую правила оценки доказательств; ст. 113, регулирующую привод к дознавателю, следователю или в суд обвиняемого, свидетеля и иных лиц в случае их неявки по вызову без уважительных причин; ст. 125 о судебном порядке рассмотрения жалоб; ч. 1 ст.

152, регламентирующую место производства предварительного расследования.

Также граждане оспаривали конституционность положений ч. 2 ст. 7 Закона о Следственном комитете РФ, согласно которой требования (запросы, поручения) сотрудника СК России, направленные при проверке сообщения о преступлении, проведении предварительного расследования или осуществлении других полномочий, обязательны для исполнения всеми незамедлительно или в указанный срок.

По мнению заявителей, указанные нормы неконституционны, поскольку позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в том числе наблюдать за адвокатом, задерживать его, осуществлять привод указанного лица на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС напомнил, что допрос адвоката возможен только на основе решения суда

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к производству.

В своем определении КС подчеркнул, что обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, выступает не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу международных актов и Конституции РФ.

Со ссылкой на ряд международных норм Суд отметил, что адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим доверителем или полученной им относительно последнего или иных лиц в ходе оказания правовой помощи, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.

Также Конституционный Суд напомнил, что российское законодательство не исключает возможность проведения следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий в отношении адвоката.

Ссылаясь на ряд собственных позиций, Суд пояснил, что гарантии сохранения адвокатской тайны распространяются лишь на те отношения доверителей и их защитников, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в законном порядке.

Такие отношения не должны быть связаны с нарушениями уголовно-противоправного характера ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица.

При этом вмешательство органов госвласти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с его защитником оправданно в исключительных случаях – при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны получателя юридической помощи.

Как пояснила высшая судебная инстанция, проведение следственных действий в отношении адвоката, включая его допрос в качестве свидетеля, и ОРМ допускается только на основании судебного решения.

«Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны.

Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, притом что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях», – указано в Определении Суда.

С учетом изложенного КС РФ сделал вывод, что проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, вопреки их законному смыслу само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в данном уголовном деле в качестве защитника.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-dopros-advokata-v-kachestve-svidetelya-po-delu-podzashchitnogo-bez-sanktsii-suda-ne-mozhet-vesti-k-ego-otvodu/

Кс запретил допрашивать адвокатов без постановления суда

Возможен ли принудительный привод свидетеля по уголовному делу?

На портале официального опубликования правовых актов 14 мая размещено определение Конституционного суда РФ, в котором разъясняется, возможен ли допрос адвоката в качестве свидетеля по делу своего доверителя.

В КС с жалобой на неконституционность ст. 38, 88, 113, 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 7 закона о Следственном комитете РФ обратились два жителя Ярославской области. Олег Крупочкин был адвокатом Владимира Зубкова, обвинявшегося в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу.

В декабре 2017 года следователь СУ СКР по Ярославской области подал в Кировский районный суд Ярославля ходатайство о разрешении допросить Крупочкина в качестве свидетеля и провести с его участием очную ставку в рамках расследования уголовного дела Зубкова.

Суд пришел к выводу, что целью данных следственных действий служит проверка причастности Крупочкина к содеянному Зубковым, и указал на необходимость руководствоваться при уголовном преследовании адвоката положениями главы 52 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

В удовлетворении ходатайства постановлением суда от 21 декабря было отказано.

Однако на основании постановления следователя от 25 декабря 2017 года Крупочкин был подвергнут приводу к следователю без предварительного судебного решения для допроса об обстоятельствах представления им в суд по гражданскому делу с участием Зубкова подложной копии договора. Ранее сам адвокат, ссылаясь на свой статус представителя Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, явиться на допрос и дать показания отказался.

Крупочкин обратился в Кировский райсуд с жалобой на постановление следователя, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов, связанные с его приводом и допросом.

Однако постановлением от 19 марта 2018 года, оставленным без изменения апелляционным постановлением Ярославского областного суда, суд отказал в удовлетворении жалобы в части признания незаконными решения следователя и самого привода, а в остальном производство по жалобе прекратил.

В октябре 2018 года при рассмотрении уголовного дела Зубкова, в котором Крупочкин участвовал в качестве защитника, Дзержинский суд Ярославля удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе Крупочкина ввиду того, что в данном деле тот является свидетелем.

В связи с этим Зубков и Крупочкин обратились в КС РФ, требуя признать неконституционными положения ряда статей УПК РФ и закона об СКР.

По их мнению, указанные нормы не соответствуют Основному закону, поскольку позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в частности наблюдать за адвокатом, задерживать его, осуществлять привод на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС, ознакомившись с жалобой, отметил, что необходимая составляющая права пользоваться помощью адвоката – обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, которая выступает не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу Конституции РФ.

Право не свидетельствовать против самого себя означает не только отсутствие у лица обязанности давать против себя показания в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, но и запрет на принудительное изъятие и использование таких сведений, если они были ранее доверены адвокату под условием сохранения их конфиденциальности.

Конституционные предписания и корреспондирующие им нормы международного права, исключающие возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, обязывают государство обеспечивать в законодательстве и правоприменении такие условия для реализации гражданами права на юридическую помощь и для эффективного осуществления адвокатами деятельности по ее оказанию, при которых гражданин имеет возможность свободно сообщать адвокату сведения, которые он не сообщил бы другим лицам, а адвокат – возможность сохранить конфиденциальность полученной информации.

Признание и обеспечение со стороны государства конфиденциального характера любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений провозглашаются Основными принципами, касающимися роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1990 году).

Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе (принят в 1998 году) также относит к основным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиенту условий, когда он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия. При этом требованием конфиденциальности определяются права и обязанности адвоката, имеющие фундаментальное значение для профессиональной деятельности: адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе оказания юридических услуг, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.

В соответствии со ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Однако такие гарантии распространяются лишь на те отношения подозреваемых, обвиняемых со своими адвокатами, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в порядке, установленном законом, т. е.

 не связаны с носящими уголовно-противоправный характер нарушениями ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица.

Вмешательство органов государственной власти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с адвокатом может иметь место в исключительных случаях – при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны лица, которому оказывается юридическая помощь.

Если с учетом положений закона осуществление в отношении адвоката следственных действий возможно, то обыск, осмотр и выемка в его отношении допускаются при наличии предварительного судебного решения, как того требуют пункт 5.2 ч. 2 ст. 29 и ст. 450.1 УПК РФ.

Проведение в отношении адвокатов других следственных действий, включая допрос в качестве свидетеля, и оперативно-разыскных мероприятий также допускается только на основании судебного решения в силу предписаний п. 3 ст.

 8 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Эта норма, устанавливая для защиты прав и законных интересов данной категории лиц дополнительные гарантии, обусловленные их особым правовым статусом, пользуется приоритетом как специально предназначенная для регулирования соответствующих отношений.

Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны.

Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, при том что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях.

Таким образом, положения ст. 113 УПК РФ не предполагают привод адвоката к следователю для его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи, без предварительного судебного решения.

Проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката с применением правовых норм вопреки их смыслу, выявленному Конституционным судом РФ в его решениях, само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника в данном уголовном деле.

Положения ст. 38, 88, 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 7 закона о Следственном комитете РФ не исключают необходимости выполнения правоприменителями в процессе уголовного преследования всего комплекса мер по охране прав и законных интересов лиц и организаций в уголовном судопроизводстве, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Действительные или предполагаемые нарушения права на юридическую помощь могут быть предметом судебного контроля в предусмотренном ст. 125 УПК РФ порядке, а также при рассмотрении уголовного дела по существу.

Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, вынесенных в отношении заявителей, в компетенцию КС РФ не входит. Поскольку с учетом высказанных КС правовых позиций для разрешения поставленного вопроса не требуется вынесение итогового решения в виде постановления, жалоба заявителей не подлежит дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ.

Источник: https://legal.report/ks-zapretil-doprashivat-advokatov-bez-postanovlenija-suda/

Защитника объявили свидетелем

Возможен ли принудительный привод свидетеля по уголовному делу?

30 июля 2019 г. 13:00

Ярославский адвокат добивается уголовной ответственности судьи за попытку допроса по делу его доверителя

Как сообщает «АГ», адвокат АП Ярославской области Олег Крупочкин и его подзащитный, адвокат Владимир Зубков, направили руководителю СУ СК РФ по Ярославской области Александру Соболеву обращение с просьбой направить председателю СК РФ Александру Бастрыкину заявление о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 286 УК РФ в отношении судьи Заволжского районного суда г.

Ярославля Сергея Лупанова. Адвокат и его подзащитный намерены обратить внимание главы СК РФ на превышение ярославским федеральным судьей должностных полномочий.

Вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров полагает, что в случае, если все меры процессуальной борьбы исчерпаны и адвокат убежден в неправомерном поведении судьи, он может обратиться с жалобой в региональную квалификационную коллегию судей.

Принудительные приводы

Как ранее писала «АГ», Владимир Зубков обвиняется в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу. В ходе предварительного следствия по уголовному делу защитник обвиняемого, Олег Крупочкин, был вызван на допрос следователем без предварительного судебного решения.

Поскольку он отказался от явки на следственное действие и дачи показаний, ссылаясь на свой статус представителя Владимира Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, Олег Крупочкин 27 декабря 2017 г. был подвергнут принудительному приводу на допрос к следователю.

В ходе допроса защитник продолжал ссылаться на свой статус и недопустимость дачи показаний.

В дальнейшем защитник обратился в суд с жалобой на постановление следователя о его допросе, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов в связи с его приводом и допросом.

Суд отказался удовлетворять жалобу в части признания незаконными решения следователя и самого привода, прекратив производство по остальной части жалобы.

Апелляция и кассация поддержали решение первой инстанции.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Владимира Зубкова, в котором Олег Крупочкин участвовал в качестве защитника, Дзержинский районный суд г.

Ярославля удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе защитника ввиду того, что он был допрошен как свидетель по делу.

Впоследствии адвокат безуспешно обжаловал постановление следователя о его приводе для допроса в качестве свидетеля, а также об исполнении этого привода в первой и второй инстанциях судов общей юрисдикции.

Обращения в КС РФ

Олег Крупочкин и Владимир Зубков дважды обращались в Конституционный Суд РФ с жалобами на неконституционность ряда положений УПК РФ, в том числе регламентирующих порядок допроса защитника в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя, а также норм Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации».

В Определении от 11 апреля № 863-О КС, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, указал, что вызов адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, на допрос в качестве свидетеля без санкции суда на это не может быть основанием для отстранения данного лица от дальнейшего участия в деле в качестве защитника. КС также констатировал, что в законодательстве РФ сформирован процессуальный режим, допускающий возможность проведения следственных действий и ОРМ в отношении адвоката.

«Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны.

Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, притом что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях», – указано в определении.

https://www.youtube.com/watch?v=oWHtDj3HHvI

В Определении от 6 июня № 1507-О, вынесенном по дополнительной жалобе Олега Крупочкина, которую КС РФ также отказался принимать к производству, отмечается, что любое следственное действие в отношении адвоката возможно лишь на основании решения суда. Эта норма имеет приоритетное значение в силу защиты ею прав и законных интересов отдельных категорий лиц путем предоставления дополнительных гарантий в силу их особого правового статуса.

КС РФ также высказался относительно доводов заявителей о необходимости проверки судом наличия согласия на допрос адвоката в качестве свидетеля лица, которому тот оказывал, оказывает или будет оказывать юридическую помощь.

Суд указал, что допрос адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, возможен, если о нем ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах последних либо адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь (ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Обращение в СК РФ

В обращении руководителю СУ СК РФ по Ярославской области, датированном 4 июля, сообщается, что судья, в производстве которого находится уголовное дело в отношении Владимира Зубкова, вынес незаконные постановления от 26 апреля и 7 мая 2019 г. о принудительном приводе Олега Крупочкина для дальнейшего допроса в качестве свидетеля.

«Полномочий по вынесению данного постановления о приводе у судьи Лупанова С.В. не имелось без соответствующего предварительного решения суда о возможности допроса в качестве свидетеля защитника обвиняемого Зубкова В.В. адвоката Крупочкина О.В. При этом судья Лупанов С.В.

знал о том, что допрашивать защитника ˂…˃ нельзя», – следует из обращения.

Апелляционным постановлением Ярославского областного суда от 7 июня недопуск защитника подсудимого признан незаконным. При этом суд принял во внимание вышеуказанные правовые позиции КС.

«Апелляция исключила из решения суда первой инстанции указание на то, что я являюсь свидетелем по уголовному делу, за мной признаны статус защитника и право на участие в деле», – отметил тогда Олег Крупочкин.

Ссылаясь на позицию КС, выраженную в Определении № 863-О, заявители указали, что положения о приводе, предусмотренные ст.

113 УПК, не предполагают привод адвоката к следователю (или в суд) для допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, без предварительного судебного решения.

«Вместе с тем на стадии следствия принудительный привод на допрос в качестве свидетеля (основание, по которому судья Лупанов С.В. считает Крупочкина О.В. свидетелем, а не защитником) был произведен следователем без соответствующего разрешения суда, что гарантированно известно председательствующему судье», – указано в документе.

Там же указано, что судья, занимая государственную должность, «совершил умышленно незаконные действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства, то есть совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 286 УК». С учетом изложенного заявители просили провести проверку и правовую экспертизу законности действий судьи и возбудить в отношении него уголовное дело.

В комментарии «АГ» Олег Крупочкин пояснил, что заявления на процессуальные нарушения, допущенные судьей по данному уголовному делу, также направлены в различные ведомства – в частности, в Администрацию Президента РФ, Генпрокуратуру и ФСБ России, председателям Верховного и Конституционного Судов РФ, Высшей квалификационной коллегии судей РФ, Контрольное управление Президента РФ, федеральному омбудсмену и председателю СПЧ.

Адвокат добавил, что судебное разбирательство в отношении его доверителя ведется с 1 апреля. «Тогда я явился в судебное заседание и предъявил секретарю ордер на защиту и удостоверение адвоката. Однако секретарь не доложила о моей явке председательствующему, хотя тот просил ее сделать это.

Судья Сергей Лупанов тогда сообщил мне, что еще не решил, буду ли я участвовать в деле.

В следующем заседании этот же судья публично сообщил, что запрещает мне участвовать в заседаниях в качестве защитника, поскольку в материалах дела имеется соответствующее решение следователя о моем статусе свидетеля, и велел покинуть зал», – сказал он.

По словам адвоката, судья так и не смог допросить его по делу доверителя. «Он должен был поставить вопрос о моем отводе в качестве защитника, однако не сделал этого, как и иные участники процесса.

В связи с этим я с момента предъявления ордера и удостоверения адвоката являюсь защитником Владимира Зубкова и имею право участвовать в разбирательстве дела судом.

Запрет судьи участвовать в судебных заседаниях считаю незаконным, что делает таковым весь судебный процесс по делу», – подчеркнул Олег Крупочкин.

Адвокат отметил, что, не поставив вопрос о его отводе как защитника, судья также уклонился от рассмотрения его возражений и жалоб на решение следователя. «Жалобы на решения следователя были поданы еще в 2018 г. и согласно постановлению Кировского районного суда г.

Ярославля от 19 марта того же года (оставленному без изменения апелляционным постановлением Ярославского областного суда от 14 мая 2018 г.) они обязательно будут предметом отдельного судебного разбирательства», – заключил Олег Крупочкин.

Он также заметил, что факт нерассмотрения судьей его жалоб и возражений является бездействием, содержащим признаки преступления, предусмотренного ст. 293 (халатность) УК РФ.

Олег Крупочкин сообщил, что с аналогичными заявлениями о систематических нарушениях судьи в ходе судебного процесса по уголовному делу его доверителя он обращался в СКР и другие ведомства еще в апреле, но ответа пока не получил. Кроме того, он планирует обратиться в Федеральную палату адвокатов РФ с просьбой оказать содействие в защите его профессиональных прав.

Адвокат АП Ярославской области Константин Голиков, который также защищает Владимира Зубкова в этом уголовном процессе, поддержал обращение защиты в СКР.

«Судья действовал незаконно и в русле решений следователя», – отметил он.

По словам адвоката, Сергей Лупанов обязан был знать о том, что допрос адвоката в качестве свидетеля по делу его доверителя невозможен без соответствующей санкции суда.

В Адвокатской палате Ярославской области информировали, что внимательно следят за всеми обращениями адвокатов Олега Крупочкина и Владимира Зубкова и не раз давали им разъяснения о недопустимости нарушения профессиональных прав адвокатов.

Как отметил вице-президент ФПА Геннадий Шаров, в адвокатуре принято отстаивать позицию своего доверителя, бороться за права и законные интересы подзащитного и добиваться результатов в процессуальном порядке.

«Если все меры процессуальной борьбы исчерпаны и адвокат убежден в неправомерном поведении судьи, в исключительных случаях адвокату следует обращаться с жалобой в региональную квалифколлегию судей. Именно она, а не СКР или Генпрокуратура, обязана тщательно разобраться в подобной ситуации и дать мотивированный ответ.

Адвокат должен оставаться независимым профессиональным советником по правовым вопросам даже тогда, когда он выступает в качестве защитника в уголовном судопроизводстве», – подчеркнул он.

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/zashchitnika-obyavili-svidetelem/

Комментарий у УПК РФ Под ред. А.В. Смирнова 2-е изд. 2004

Возможен ли принудительный привод свидетеля по уголовному делу?

К оглавлению 1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд

Статья 113. Привод

1. В случае неявки по вызову без уважительных причин подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший и свидетель могут быть подвергнуты приводу.

2. Привод состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю, прокурору или в суд.

3. При наличии причин, препятствующих явке по вызову в назначенный срок, лица, указанные в части первой настоящей статьи, незамедлительно уведомляют орган, которым они вызывались.

4. Постановление дознавателя, следователя, прокурора, судьи или определение суда о приводе перед его исполнением объявляется лицу, которое подвергается приводу, что удостоверяется его подписью на постановлении или определении.

5. Привод не может производиться в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

6. Не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания, что подлежит удостоверению врачом.

7. Привод производится органами дознания на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора, а также судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов – по поручению суда.

1. Привод – это восстановительная мера уголовно-процессуального принуждения, состоящая в принудительном доставлении в органы расследования или суд для участия в процессуальных действиях лиц – источников показаний, не явившихся по неуважительной причине.

Данную меру уголовно-процессуального принуждения следует отличать от сходных мер, обеспечивающих производство по административному делу: доставления (ст. 27.2 КоАП РФ) и привода (ст. 27.15 КоАП РФ), меры ответственности в исполнительном производстве в виде привода (ст. 87 Закона РФ от 21 июля 1997 г. “Об исполнительном производстве”)

2. Приводу подвергаются только те участники процесса, для которых это прямо предусмотрено законом.

3. Привод применяется при наличии общих условий для действия мер процессуального принуждения (см. комм. к ст. 111, 97).

4. Основанием для привода являются доказательства о том, что:

а) участник процесса знал, что его вызывают (корешок повестки с его подписью, расписка в протоколе судебного заседания, уведомление почтового учреждения об отказе получить повестку, рапорт или протокол допроса нарочного (лица, доставлявшего повестку). О порядке вызова см. комм. к ст. 188;

б) участник процесса не явился в назначенный срок (протокол процессуального действия, справка);

в) отсутствовали уважительные причины неявки.

Уважительными причинами неявки являются: несвоевременное получение повестки, болезнь (ст.

146 УПК РСФСР), стихийное бедствие, длительный непредвиденный перерыв в движении транспорта, болезнь члена семьи или наличие малолетних детей при невозможности поручить кому-либо уход за ними и др.

О наличии причин, препятствующих явке, вызываемое лицо обязано заблаговременно уведомить тот орган, которым они вызывались (ч. 3 ст. 113 УПК). Поэтому отсутствие уважительных причин неявки предполагается, если есть доказательства о том, что лицо знало о вызове.

Действующий УПК, в отличие от прежнего законодательства (ст. 147 УПК РСФСР) не предусматривает привода без предварительного вызова. В то же время такой привод обвиняемого (подозреваемого) иногда может быть необходим.

Например, для доставления не находящегося в розыске обвиняемого в судебное заседание, на котором принимается решение об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста. См. комм. к ч.

4 ст. 108.

5. О приводе следователь, дознаватель, прокурор или судья выносит мотивированное постановление, а суд – определение.

Копия этого решения остается в деле, а подлинник направляется для исполнения в стадии предварительного расследования соответствующему органу дознания, указанному в ч. 1 ст. 40 УПК (ч. 7 ст. 113, ч. 4 ст.

38), в судебном производстве – судебному приставу по обеспечению установленного порядка деятельности судов (ч. 7 ст. 113).

6. Исполнение привода регулируется ведомственными нормативными актами: Инструкцией “О порядке осуществления привода”, утвержденной Приказом МВД РФ от 21 июня 2003 г. № 438 (Российская газета. 2003.

11 июля); Инструкцией о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании”, утвержденной приказом Минюста РФ от 3 августа 1999 г.

№ 226.

Привод исполняют органы внутренних дел и судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов как правило по месту фактического проживания лиц, уклоняющихся от явки.

После установления личности лица, подлежащего приводу, ему объявляется постановление о приводе, что удостоверяется его подписью в постановлении. Об обстоятельствах, препятствующих исполнению привода, а также о фактах неповиновения сообщается органу, вынесшему постановление (определение) о приводе.

Применение физической силы или специальных средств допускается только для пресечения правонарушения (неповиновения, сопротивления законным требованиям сотрудника милиции или судебного пристава).

После исполнения постановления (определения) о приводе сотрудник милиции, его осуществивший, получает от инициатора привода расписку с указанием времени исполнения.

7. Исполнение привода запрещено в ночное время, т. е. в период с 22 часов до 6 часов по местному времени (п. 21 ст. 5 УПК), кроме случаев, не терпящих отлагательства. О них см. комм. к ст. 157; ч. 5 ст. 165.

8. Не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания. Наличие и тяжесть болезни должны быть установлены путем доказывания (справка врача).

Несовершеннолетние до 14 лет и беременные женщины не могут доставляться принудительно. При их согласии явится в органы расследования или суд они могут сопровождаться. При этом им должны быть разъяснены последствия неявки и невыполнения требований сотрудника милиции и судебного пристава (см. комм. к ст. 112).

Привод лица, от 14 до 16 лет, производится с уведомлением его законных представителей либо администрации по месту его работы или учебы. Иной порядок привода несовершеннолетних допускается лишь в случаях, когда это оговорено в постановлении (определении) о приводе на основании ч. 4 ст. 188 УПК (см. комм. к ней).

9. Проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц допускается по судебному решению или в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 165 УПК.

10. Решение о приводе и действия по его исполнению могут быть обжалованы заинтересованными лицами прокурору или в суд (глава 16 УПК).

Источник: http://www.kalinovsky-k.narod.ru/p/kom-2/kom113.htm

Какой порядок осуществления привода

Возможен ли принудительный привод свидетеля по уголовному делу?

09:15, 5 июля 2017

Пока будет существовать само право, будет оставаться и необходимость в применении государственного принуждения как одного из способов обеспечения исполнения его предписаний.

Свое разъяснение, о том какие условия и порядок осуществления привода, старший судебный распорядитель Бершадского районного суда Винницкой области Юлия Головата начала с цитаты знаменитого советского адвоката, специалиста в области уголовно-процессуального права П. С. Элькинд.

Юлия Головата провела анализ правовой нормы УПК Украины, регламентирующую основания, круг лиц, условия и порядок осуществления привода как меры уголовно-процессуального принуждения.

Об этом сообщает пресс-служба Бершадского райсуда Винницкой области.

Согласно анализу Юлии Головатой, привод является мерой процессуального принуждения, заключающийся в задержании и принудительном доставлении лица в суд для обеспечения его участия в судебном заседании.

Важным основанием для применения повода в случае, если это лицо было надлежащим образом вызвано, при наличии подтверждения получения повестки о вызове или ознакомления с ее содержанием другим путем; лицо не явилось без уважительных причин или не сообщило о причинах своего неприбытия.

Привод свидетеля не может быть применен к несовершеннолетним, беременным женщинам, инвалидам первой и второй групп, лицам, которые единолично воспитывают детей в возрасте до шести лет или детей-инвалидов, лицам, которые, в соответствии с УПК Украины, не могут быть допрошены в качестве свидетелей.

В отдельных случаях осуществление привода может быть невозможным по причинам объективного и субъективного характера. В частности, лицо, в отношении которого применяется привод, может ссылаться на болезнь, которая препятствует ее передвижению, и подтвердить это медицинской справкой.

Уважительной причиной невозможности выполнения повода могут быть также стихийное бедствие, болезнь члена семьи или наличие малолетних детей при невозможности поручить кому-нибудь надзор за ними и т.п.

Причиной невозможности выполнения постановления об осуществлении привода может быть и длительное отсутствие лица по месту жительства при условии невозможности установления места его пребывания.

Подозреваемый, обвиняемый или свидетель, по которым принято решение об осуществлении привода, обязаны прибыть к месту вызова в указанное время в сопровождении лица, исполняющего определение.

В случае невыполнения лицом, которое подлежит поводу, законных требований по выполнению определения об осуществлении привода, к ней могут быть применены меры физического воздействия, которые позволяют осуществить ее сопровождение до места вызова с соблюдением требований, предусмотренных ч. 3 ст. 143 УПК Украины.

Юридическим основанием осуществления привода является определение следственного судьи, суда, которое выносится по ходатайству следователя, прокурора или по собственной инициативе, а в ходе судебного производства — также по ходатайству стороны уголовного производства, потерпевшего.

Выполнение определения об осуществлении привода может быть поручено соответствующим подразделениям полиции ГУНП, органам безопасности, органам, осуществляющим контроль над соблюдением налогового законодательства или органам Государственного бюро расследований. Определение об осуществлении привода объявляется лицу, к которому он применяется, лицом, выполняющим решение.

В случае невозможности осуществления привода лицо, исполняющее определение об осуществлении привода, возвращает ее в суд с письменным объяснением причин невыполнения.

Если лицо, подлежащее принудительному приводу по решению суда, злостно уклоняется от выполнения данного решения, то, в соответствии со статьями 144-147 УПК Украины, на нее налагается денежное взыскание в соответствии с УПК Украины.

Наложение денежного взыскания является мерой обеспечения уголовного производства, которое применяется с целью достижения действенности этого производства к участникам уголовного судопроизводства: подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, гражданского ответчика.

Следственный судья, суд налагает на человека денежное взыскание, если установит, что лицо не выполнило возложенный на него процессуальный долг и отсутствуют уважительные причины его невыполнения.

Определение о наложении денежного взыскания может быть отменено на основании рассмотрения соответствующего ходатайства лица, на которое было наложено денежное взыскание, при условии, что лицо не присутствовало при рассмотрении вопроса о наложении денежного взыскания (ст. 147 УПК Украины).

Источник: https://sud.ua/ru/news/sud-info/105870-kakoy-poryadok-osuschestvleniya-privoda

Юридический спектр
Добавить комментарий