Вольное поселение или удо

Худшая колония по показателям условно-досрочного освобождения | ОВД-Инфо

Вольное поселение или удо

Вчера вечером (7 января 2017 г.) на вечерней проверке у меня произошел скандал с Гречко (или Гречка) Алексеем — помощником начальника Центра исправления № 1 Абдурахманова Магомеда Расуловича.

Нет смысла описывать причины и те оскорбления, что он мне нанёс, самое главное он начал угрожать мне расправой в бараке, в присутствие других заключенных 2-го отряда ФКУ ИК-3 г. Льгова Курской области.

Мне кое-как удалось сдержать себя, чтобы не набить ему морду. За нашим скандалом наблюдал сотрудник Ожигов М.И., который явно только и ожидал моей реакции, чтобы наказать меня и вынести очередной выговор.

Я обратился после этого случая к дежурному сотруднику оперчасти, но он сказал, что нет повода для беспокойства и он против того, чтобы меня закрыть в изолятор из-за обеспечения моей безопасности.

Сегодня 08 января 2017 года я утром, в 7 -00, пришел на вахту с просьбой обеспечить мою безопасность и посадить меня в изолятор, как того требует Закон о внутреннем распорядке колонии. Прождав два часа руководство колонии, я был вызван в кабинет к Зам.начальника колонии Кулешову Денису Сергеевичу.

До меня у него побывал Абдурахманов М.Р. И видимо представил меня, как злостного нарушителя режима.

Я понимаю, что руководство колонии боится выполнять свои обязанности по обеспечению безопасности заключения путём размещения в изоляторе — ведь тогда нужно об этом инциденте докладывать вышестоящему руководству, и человек, находясь в изоляторе может свободно рассказать проверяющим, что происходит в колонии. В ШИЗО всегда установлены видеокамеры наблюдения и невозможно избить заключенного.

Теперь о сути моего конфликта с Абдурахмановым М.Р.

Его чуть более месяца назад поставили по факту начальником нашего отряда, хотя официального приказа не было. Он стал практически все свое рабочее время находиться в нашем отряде, а наш начальник Внуков И.А. стал находиться в отряде № 1.

Первое, что ввел Абдурахманов — это физическое наказание за все малейшие провинности и недочеты в поведении. Ежедневно по 5–10 заключенных стали получать палкой по ногам либо ягодицам. По 3 удара за плохо заправленную кровать, опоздание, плохой строй при перемещении и за многое другое.

Естественно он собрал и новых «активистов» из числа осужденных, через которых начал наводить порядок, и которые в его отсутствие следили за остальными и тоже начали их избивать по указанию Абдурахманова М.Р.

Естественно я начал выражать протест против применения физического насилия и запугивания осужденных. Да, лично ко мне он боится применять физическое воздействие, понимая, что я сразу же напишу заявление в прокуратуру на него.

Тогда он дал распоряжение Гречка А. всячески препятствовать моей работе в колонии и моей жизни в бараке. Создавать такие ситуации, когда я смог бы получить выговор или быть помещен в изолятор.
Почему началось такое давление?

Что это? Личная неприязнь или заказ тех коррупционеров, с которыми я боролся? Я только подал заявление на УДО, как тут же получил выговор! Я предупредил, что после нового года подаю на помилование, как началось максимальное давление на меня и угрозы моей жизни.
Кроме всего прочего Абдурахманов несколько раз заявлял, что он запрещает отряду подавать заявления на УДО через вольных адвокатов. Что все должно идти только через него, иначе он всем напишет плохие характеристики и суд никого не отпустит.

Зачем он это делает? Разве это не нарушение основных прав на защиту?
Ответ только один: он намекает на то, что нужно с ним договариваться, слушаться и стучать на других или давать взятки.

А я естественно ему мешаю, так как агитирую, чтобы заключенные нанимали себе адвокатов и обжаловали отказы в судах.

Ик-3 г. Льгова худшая колония по показателям условно-досрочного освобождения заключенных в России. Здесь люди работают, как каторжные на разных работах и при этом официально трудоустроены 1 из 4 человек. Разве это не рабство? Куда идут деньги? Кто стоит на ставках?

За 2015 год из 1500 осужденных досрочно освободилось только 57 человек, и средний срок оставался 4 месяца, который человек себе сократил.

В 2016 году ситуация немного улучшилась, но вместо положенных по закону освобождений по отбытию 1/3, ½ срока, люди сидят ¾.
В колонии существует практика непредоставления практически никаких благодарностей и тем более отпусков, положенных по закону. Зато есть бесплатный каторжный труд и избиения за все провинности.

Здесь нет лекарств, но это еще не беда, беда в том, что администрация препятствует тому, чтобы родственники сами передавали их осужденным.

В колонии процветают бельевые вши, но в больницу на сан.обработку никого не кладут. Более того в сентябре—октябре 2016 года администрация в наказание отправила работать в столовую на мойку посуды осужденного с открытой формой туберкулёза и проживал он не отдельно, а с другими заключёнными в общем бараке. Сколько теперь заразилось туберкулёзом людей не знает ни кто.

В колонии периодически возникают массовые драки или избиения осужденных другими осужденными. Но всё это скрывают, и чтобы не фиксировать нарушения запрещают избитым обращаться за медицинской помощью в медсанчасть. К чему приводит безнаказанность — вы сами понимаете — к еще более жестким преступлениям, к массовому насилию, вымогательству денег среди заключенных.

Люди не могут трудиться без стимула оказаться быстрее на свободе. Поэтому в колонии минимальная производительность труда и нет никаких перспектив на улучшение в ней жизни.

Мне предложили удаленную работу по написанию текстов, фирма выслала предложение в колонию с готовностью платить мне 20 000 рублей ежемесячно. В стране кризис, колонии переводят на самоокупаемость. В колонии нет подобной работы и моя зарплата сейчас здесь 3800 рублей, а у меня 5 несовершеннолетних детей, которым я мог бы помогать, но нет! Колония отказала!

Как они мне сказали, что у них нет желания заморачиваться с лишними документами, и что у меня будут большие неприятности, если я обжалую их решение в суде или прокуратуре.

Ик-3 г. Льгова — это болото! Где все безумно нерационально и неэффективно. Трудно поверить, но уборку посаженного урожая моркови и свеклы, они начали в октябре месяце и убирали его даже после выпадения снега — в декабре. Естественно, 50–70% овощей было испорчено.

Так как я должен поступать?

Молча смотреть, как бьют слабых и невиновных? Как люди рабами работают? Как не работает система поощрений и досрочного освобождения?

Ждать и надеяться, что меня пронесет? Что меня не тронут?

Нет, я не трус!

У меня есть гордость, и я не боюсь один выступить против системы. Я понимаю, что на карту поставлена моя спокойная жизнь в колонии, да и скорее, если не жизнь, то здоровье.

Это болото необходимо встряхнуть!

Меня попросили не вмешиваться…закрывать из соображений безопасности отказались, а значит, в любое время могут меня подставить — придумать еще один выговор и закрыть в ШИЗО, как злостного нарушителя.

Поэтому обращаюсь ко всем за помощью! Если со мной что-то произойдет, то только вы сможете помочь, максимально осветив события и происходящее в колонии.

Нужна помощь всех контролирующих структур и правозащитников. Помните, как все мы дружно освещали события с политзаключенным Ильдаром Дадиным!

Нужно добиться слома всей системы! Новой резолюции Европарламента и реальных посадок всех палачей.

08.01.2017. Шишкин В.В.

Источник: https://ovdinfo.org/stories/2017/01/17/hudshaya-koloniya-po-pokazatelyam-uslovno-dosrochnogo-osvobozhdeniya

Колония-поселение. Опыт Алексея Козлова

Вольное поселение или удо

Колонии-поселения

Бытуют два противоречащих друг другу заблуждения относительно колонии-поселения. Эти заблуждения свойственны и правозащитникам, и родственникам заключенных, и вообще большому количеству людей.

Первое заблуждение состоит в том, что колония-поселение сродни концлагерю, где вас заставляют трудиться 7 дней в неделю по 12 часов без выходных в крайне ужасных условиях. Соответственно, это гораздо хуже, чем колония общего режима.  Следовательно, вам нужно сделать все, чтобы перевестись в колонию общего режима, где вы сможете спокойно лежать на шконке и ничего не делать.

Заблуждение второе: колония-поселение это такой рай, где ты можешь свободно передвигаться, ходить в свободной одежде, жить с женой, иметь в кармане сколько угодно денег, ходить в магазины и плевать на все.

Как обычно, правда лежит где-то посередине. Она состоит  в том, что людей, которые отбывают наказание в колонии-поселении, действительно стараются эксплуатировать, но само пребывание в колонии-поселении обладает своими преимуществами.

Я отбывал наказание в нескольких колониях-поселениях — как на Урале, где действительно условия достаточно жёсткие, так и в центральной России, где бытовые условия хорошие, при этом достаточно сложно с соблюдением прав заключенных, в том числе на УДО.

На Урале тяжесть работы напрямую связана с возможностью осужденного уйти по УДО; УДО практически 100 процентов в случае, если вы работаете качественно и без нарушений. И это – очень большой плюс таких колонии-поселений.

Особенно, если заключенный получил колонию-поселение не в виде основного наказания с самого начала, а переведясь в колонию-поселение с общего режима, имея большой срок. Уйти по УДО с колонии-поселении уральского типа намного проще.

При этом можно уйти, оставив большое количество лет, то есть задолго до окончания срока. И в этом состоит большое отличие колонии-поселения от обычной колонии общего или строго режимов. (Примечание ТК: так обстояли дела в 2010—2014 годах, потом ситуация изменилась в худшую сторону, однако в  некоторых КП дело обстоит по-прежнему).

Работы в колонии-поселении бывают разные. Не обязательно валить лес. Есть много других работ. Если человек смышленый, он найдет себе другую работу. Например, делать ремонты в домах или квартирах, что намного лучше, чем валить лес.

С одной из таких уральских колоний-поселений связана одна интересная история. Я попал в колонию-поселение в Пермском крае. Начальник моей колонии был человеком очень твердым. У него была принципиальная позиция по поводу работы в колонии и по поводу УДО.

Он всегда говорил: «Вы можете договариваться с кем угодно: с судом, с адвокатом. Давать им деньги. Но если я не поддержу ваше ходатайство об условно-досрочном освобождении, то УДО не будет, если же поддержу – вы уйдете по УДО». Он выполнял это правила железно.

Был интересный эпизод, когда в результате перережимки с колонии строгого режима приехали двое довольно авторитетных людей. В колонии работали все. Но эти люди в силу своего положения в криминальном мире не могли работать, как все.

Поэтому они пришли поговорить об этом к начальнику, который сказал им, что здесь всем надо трудиться. Правила для всех одинаковы. «Но у нас же понятия. Мы не можем работать», — убеждали они начальника.

«Тогда вы просто уедете обратно в колонию строго режим», – отвечал им на это начальник.

Но эти ребята были смышленые и постарались найти выход из положения. Подумав, они сказали начальнику: «Дайте нам задание, мы что-то готовы делать, но вот реально работать, как все, мы не готовы». Начальник пошел им навстречу, придумав, как можно применить их энергию и авторитет среди заключенных.

Предложение начальника было необычным: «У нас есть дальняя заимка. Там сидят наши лесорубы, которые не выполняют план уже три месяца. Я вас туда отправлю. Хотите книжки читайте, хотите рыбу ловите, хотите еще что-то, но если план будет выполнен, то вы получите УДО через три месяца». Они согласились, и уже через полгода освободились по УДО – на пять лет раньше назначенного срока!

Самое интересное, что они не применяли никакого физического насилия в отношении своих подопечных лесорубов. Да это было и невозможно физически. Пару крепких и даже авторитетных ребят не могут справиться с двумя десятками вооруженных топорами мужиков.

Видимо, они использовали силу своего авторитета и какие-то иные методы убеждения. Например, они могли греть своих подопечных насущным и продуктами питания. Возможно и то, что заключенные просто не хотели с ними связываться, опасаясь за судьбу своих родных и близких на свободе. Ведь у этих авторитетных парней вполне могли быть сообщники на воле.

Так или иначе, но план работы был выполнен, а те, кто помогал его выполнить, вышли на свободу намного раньше установленного срока.

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/kolonija-poselenie-opyt-alekseja-kozlova/

Возможно ли УДО для лиц, отбывающих наказание в колонии поселении?

Вольное поселение или удо

Скажите пожалуйста, для поселенцев есть УДО?

Адвокат Лебедев З.С.

Добрый день! Согласно ст.56 Уголовного кодекса, лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, помещения в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму.

Наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 настоящего Кодекса, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, частью первой статьи 231 и статьей 233 настоящего Кодекса, или только если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.Лишение свободы устанавливается на срок от двух месяцев до двадцати лет.За исключением случаев, предусмотренных частью пятой настоящей статьи, при частичном или полном сложении сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более двадцати пяти лет, а по совокупности приговоров — более тридцати лет.В случае совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, частями третьей и четвертой статьи 206, частью четвертой статьи 211, статьями 277, 278, 279, 353, 356, 357, 358, 360 и 361 настоящего Кодекса, при частичном или полном сложении сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более тридцати лет, а по совокупности приговоров — более тридцати пяти лет.Согласно ст.79 Уголовного кодекса, лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные частью пятой статьи 73 настоящего Кодекса, которые должны им исполняться в течение оставшейся не отбытой части наказания.Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью седьмой настоящей статьи;г) не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 210 и 361 настоящего Кодекса;д) не менее четырех пятых срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев.При рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения. В отношении осужденного, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд также учитывает применение к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания пожизненного лишения свободы применяется только при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит.Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.Если в течение оставшейся не отбытой части наказания:а) осужденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или злостно уклонился от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения, а равно от назначенных судом принудительных мер медицинского характера, суд по представлению органов, указанных в части шестой настоящей статьи, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания;б) осужденный совершил преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой или средней тяжести, вопрос об отмене либо о сохранении условно-досрочного освобождения решается судом;в) осужденный совершил тяжкое или особо тяжкое преступление, суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 настоящего Кодекса. По этим же правилам назначается наказание в случае совершения преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести, если суд отменяет условно-досрочное освобождение.

Таким образом, Уголовный кодекс не содержит запрет на применение условно-досрочного освобождения для лиц, отбывающих наказание в колонии-поселении.

С уважением, адвокат Захар Лебедев, партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник: https://pravo163.ru/vozmozhno-li-udo-dlya-lic-otbyvayushhix-nakazanie-v-kolonii-poselenii/

Колония-поселение – поощрение или наказание?

Вольное поселение или удо

Как члену ОНК второго созыва с марта 2012 года увеличился поток жалоб с некоторых колоний-поселений, и до сих пор поток не иссякает, а наоборот становится более бурным. Были неоднократные письма и звонки в ГУФСИН России по РК, однако ворох отписок проблему решить не может, поэтому выставляю материал для всеобщего ознакомления, может что-то сдвинется с мёртвой точки.

Это из обращения в апреле 2012 года в ГУФСИН России по РК: « Соотношение сотрудников (по национальному признаку) на колонии не отвечает соотношению национальностей той местности, в которой находится колония, что вызывает крайне негативную обстановку в отношении осужденных славянского происхождения.

Жалобы поступали и ранее, но с апреля месяца количество жалоб резко возросло. Основная проблема, идентичная во всех жалобах, что нет никакого уважительного вежливого обращения к осужденным, общение только на матерном языке. Заставляют работать и в выходные, и в праздничные дни.

Не дают шансов и возможностей выхода на УДО. Члены ОНК РК уже получали жалобы от осужденных, что колонии поселения в Республике Коми  строже колоний строгого режима, и мы имели возможность в этом убедиться.

Теперь вместо водворения в ШИЗО можно припугнуть удовлетворением ходатайства об УДО, но в Республике Коми – наказание пострашнее будет.

Привожу  выдержки из нескольких обращений:

1.      «…Сотрудник А.  не адекватен совсем, по крайней мере, в общении с осужденными. Любимое  занятие на работе – кричать на осужденных, оскорблять их и ходить в  штрафной изоляторбить провинившихся.

 Постоянно кричит без повода на проверках на осужденных, пытаясь их запугать и унизить, употребляя матерные слова и выражения и разжигая межнациональную рознь. Любимое выражение : «Русские – животные». Начальник колонии на  проверках, как мантру твердит фразу- “Животные, вы сюда приехали  работать, а не досрочно освобождаться!”.

И верить ему есть основания, кто в последний месяц подал на досрочное -оказались тут же с надуманными  нарушениями режима содержания.»

2.      Здравствуйте, меня зовут  Алексей, осужден по статье за мошенничество в особо крупных размерах. Я отбываю наказание в Республике Коми, Удорский район, п. Ёдва, колония-поселение № 45.

Я могу сказать следующие вещи, что в последний год после того, как начальником колонии  стал Шахбанкадиев  здесь происходят следующие вещи, а именно: всем осужденным, попавшим  на исправление в это учреждение с  поступления  объясняется, что все должны быть покорными,  нельзя жаловаться, т.к.

условия соответствуют, все права соблюдаются.

Однако,  на самом деле все не совсем соответствует нормам закона и как только человек пишет жалобу в вышестоящие надзорные органы: в прокуратуру или в Управление, что нарушаются его права, то последствия происходят сразу же – под любым мнимым предлогом человеку сразу же дается взыскание – 15 суток изолятора, признание злостным нарушителем и отправление обратно туда, откуда приехал, почему так происходит? Я разговаривал с начальником колонии, он ответил: не надо привлекать внимание к нашей колонии. Малейший сигнал (жалоба)  карается 15 сутками, дальше подкидывают запрещенные предметы.

Как пример могу привести: осужденная Ольга , за жалобы, которые она писала  ей  сотрудники администрации через завербованного осужденного  подбросили ей запрещенный предмет в виде сотового телефона, но произошла оплошность – это увидели другие осужденные, как мужчины, так и женщины, они даже писали в Удорский районный суд, что они были очевидцами событий, когда подкидывали запрещенный предмет, выступали, давали показания, но ни прокуратура, ни Удорский суд не воспринял это, оснований верить свидетелям потерпевшей суд не нашел, Ольга  являясь матерью троих несовершеннолетних детей, в возрасте 4, 6, и 9 лет получила 15 суток штрафного изолятора, а это потеря надежды на условно-досрочное  освобождение, и еще при одной жалобе вероятность уехать в исправительное учреждение Чувашии.  Администрация ей прямо заявляет – т.к. ты жаловалась, то будешь сидеть до конца, ни УДО, ни замены не отбытой части наказания.

3.      Здравствуйте! Вот решила написать о том, что происходило  с моим супругом на колонии поселении № 45 ГУФСИН России по Республике Коми (далее КП-45). Мой супруг прибыл на  КП-45  27 апреля 2013 года.

   Муж как Вы уже поняли,  осужденный,  и по решению суда как положительно характеризующийся был переведён на колонию поселение . Пока он ехал в Республику Коми я начала интересоваться, какие колонии поселения есть, можно ли проживать  совместно и многое другое.

Но с кем я не общалась по интернету,  все говорили только одно, лишь бы не колония поселение  45. Я не могла понять  почему. Муж прибыл  в Республику Коми и  попал именно на КП 45.

По прибытию супруг подал заявление на трудоустройство. Сначала начальник КП 45 сказал, что работа будет, но потом  по неизвестным причинам  порвал  заявление на глазах у мужа. Я когда об этом узнала  09.05 2013 года  позвонила сама лично  Начальнику Колонии поселения №45 и имела с ним разговор.

В котором мне сказали, что у супруга отсутствует  диплом, и ему  не могут предоставить работу. Я сказала, что  постараюсь  в короткое время   диплом  выслать. На что получила ответ о том,  что супруг будет трудоустроен. Я ещё не знала, что пока я вела разговор  мой супруг уже объявил голодовку по причине отказа в  трудоустройстве.

  Девятого мая  супруга поместили в карантинные помещения,  где не ведётся видеозапись и майор внутренней службы майор А. А.Н и лейтенант внутренней службы А, а также помощник оперативного дежурного по ФКУ КП-45 неоднократно применяли физическую силу, били резиновыми дубинками по ночам, отключив видеорегистраторы.  А.

  неоднократно угрожал,  если супруг не снимет голодовку,  то мужа убьют и спишут на то,  что в лесу на него напал медведь.  Я стала звонить в ГУФСИН Республики Коми, и спрашивать что делается для того чтобы прекратить голодовку? Выехал ли кто туда? Но никто ничего не знал. Меня попросили перезвонить через 10 минут .

Я конечно перезвонила , но мне сказали, что никакой голодовки нет и с мужем всё хорошо. 15.05 2013 года после выездного суда Удорского района  помощник прокурора  Р. вызвал супруга к себе и в ходе беседы сказал, что всё будет хорошо и всё будет по закону. После уезда  прокурора Р., сотрудник А. опять вызвал к себе мужа и стал угрожать расправой.

Супруг обратился к дежурному по ФКУ КП-45 о предоставлении ему  безопасного места, но опять отказ  и муж вскрывает себе вены,  и  после этого его закрывают в Штрафной изолятор .  16.

05 в 10 утра мужу Начальник  КП-45  объявляет 15 суток  ШИЗО и опять избиения… Администрация КП-45 подаёт документы на смену режима содержания (за два правонарушения ). 17.06.2013 года Косланской прокуратурой признано, что в отношении моего супруга нарушены статьи 4,13,82 УИК РФ , но наказания так никто не понёс.

Я писала письма, чтобы мне ответили какое наказание понесла администрация КП-45 за нарушения, но ответ так и не получила. Единственное, чего мы добились   так это, что супруг остался на КП-45. Я в течение месяца добивалась, чтобы мужу заплатили  зарплату, т.к. ШИЗО было признано не законным.

Но это было только начало. 22.07 2013 года мужу подкидывают мобильный телефон вместе с сим картой на которой есть мой номер. 25.07 2013 года был прямой эфир с администрацией ГУФСИН России по Республике Коми.

  Я  позвонила на этот эфир и задала вопрос: «Как это на режимном объекте есть запрещённые предметы?» На что получила интересный ответ, что это я хочу,  чтобы мой супруг звонил мне.

Я сначала не поняла ответ, мне ответ повторили снова и только потом я поняла к чему клонят и тогда я ответила,  что за время которое супруг находиться на КП-45 я ни на длительное,  ни на короткое свидания ни разу не приезжала и  связь сразу прекратилась.

Через 1.5 месяца к супругу приезжала майор Следственного комитета И. с мед экспертом, чтобы засвидетельствовать побои на его теле.

Разговор происходил в присутствии сотрудника КП-45 и муж  отказался давать показания принципиально, следователь не должна была брать показания при сотруднике, который угрожал жизни и здоровью, а также беспокоясь за свою жизнь. Мне было интересно, какие побои майор И.

хотела снять с тела мужа через столько времени? Она так же опрашивала осужденных видели ли они побои?  Но никто ничего не сказал,  потому что все хотят жить и все реально понимали  –  скажи хоть что-то,  будут последствия.

Я как узнала про второе водворение в  ШИЗО,  запросила документы по наложению взыскания и осмотра врачом перед водворением –  но получила отказ. Муж неоднократно писал жалобы,  но они не отправлялись – на что есть акт от 06.08.2013 года подписаный  М. и  специалистом 1 разряда прокуратуры РК .  Интересно куда делись жалобы –  на это тоже нет ответа.

После второго ШИЗО я уговорила мужа не опротестовывать его водворение  и уезжать, потому что я реально понимала: если он останется, я его живым не увижу. И муж согласился. Но тут третье водворение в ШИЗО не заставило себя ждать –  находился в неположенном месте.  Всё было уже не важно,  я реально понимала что всё делается специально.

Мне надо было только чтобы он уехал оттуда ЖИВЫМ.

После трёх нарушений было принято решение  о переводе на старый режим содержания, при отправлении по этапу начали вести досмотр личных вещей и у мужа силой старший  прапорщик Б.  изъял  объяснения, которые написали другие осужденные об избиениях моего мужа.

Эти объяснения написали осужденные для представления этих доказательств в ЕСПЧ. Изъятия велись под запись видеорегистратора и с применением физической силы, что может подтвердить осужденный С. ,  который всё это видел, так как в это время находился вместе с мужем.

На всех сайтах ГУФСИН пишут о реабилитации, о помощи осужденным, чтобы они вышли полноценными членами нашего общества. Мне хочется спросить – это реабилитация? Знаете мне сегодня страшно за тех ребят, которые находятся там.

Потому что колония поселения находиться очень далеко и ехать проверять жалобы никто не хочет. На дворе 21 век, а в бараках вместо плафонов висят банки, крысы чувствуют себя как дома.

Женщины осужденные полы в помещении моют холодной водой даже в мороз. И это реабилитация?

Сейчас муж находится в исправительной колонии в которой чувствует себя как на колонии-поселении,  а на КП-45 мы были в концлагере. Почему мы? Потому что Я боялась каждого дня, каждого звонка.

Мы когда писали заявление о переводе на колонию поселение надеялись что муж своим трудом заслужит чтобы мы жили в месте, но потом я только молила Бога чтобы он поскорей уехал оттуда и забыл весь этот ужас.

Я уже была на длительном свидании у мужа после его возвращения в ИК. После избиений  у него упало зрение, в Волгоградском СИЗО он обратился к врачу, который зафиксировал снижение  остроты зрения и выписал ему очки, почки  плохо стали работать. Сейчас веду переговоры с врачами,  чтобы они  обследовали мужа.

Муж уже 3 месяца как уехал с КП-45, но до сих пор не  придёт  в себя . В колонии, где на сегодняшний день отбывает наказание мой супруг, я запросила все документы и мне на основании закона  их выдали ( а на КП-45 были только отказы).

  Просто хочется понять как это так люди, которые должны эти Законы знать,  не просто их не знают так ещё и нарушают. Почему мой супруг совершил преступления  и несёт своё наказание,  а люди, которые так жестоко нарушая все возможные законы до сих пор наказания не понесли.

Или если он осужденный и я жена осужденного можно бить, унижать и оставаться безнаказанным? Или может ГУФСИН  России по  Республике Коми пора провести переаттестацию своих подчинённых? А Прокуратуре и следственному комитету может пора проверять на полиграфе всех сотрудников, на которых поступают жалобы об избиениях? И в конце концов покончить с произволом, который  там творится?

Я специально попросила ксерокопию медицинской карточки  супруга,  чтобы убедиться, что врач не забыл  что он врач. Но и тут я ошиблась. Я увидела что у мужа было постоянно высокое давление,  и что в любой момент мог начаться гипертонический кризис, но врачом было признано, что отбывать наказания в ШИЗО супруг может.

Нет записи о том что у супруга на ногах есть синяки, что они имеют страшную отёчность, и что супруг неоднократно обращался за помощью.

Так что это за врач ? Или спасать жизнь человека не входит в обязанности врача на КП-45?  За 15 суток ШИЗО никто не пришёл и не поменял повязку на руках, это тоже не входит в обязанности врача? Почему никто из сотрудников ГУФСИН Республики Коми, пока я не подняла крик на всю страну не поехал и не проверил факты, сообщенные мною по телефону?  Мне просто говорили,  что если я ещё раз позвоню –  на меня подадут в суд? За что? за правду которую я говорила , за мои слёзы? За то что я умоляла, сделайте что то? Я просила вывезти мужа в безопасное место для дачи показаний о том, что творится на этом КП? Но меня никто не слышал или не хотел слышать? Единственное за что меня поблагодарил Начальник КП-45 , так это за то, что за 5 месяцев он хоть чуть-чуть выучил Конституцию РФ. Мне даже было стыдно это слышать от человека, который занимает  такую должность.

Теперь мы готовимся к Европейскому Суду и очень много кто готов дать показания против того ужаса который творится на КП-45.

И я очень надеюсь что может Европейский Суд заставит ГУФСИН Республики Коми, Следственный Комитет Республики Коми, Прокуратуру Удорского района обратить внимания на то, что происходит на КП-45, и почему никто должным образом не реагирует на те жалобы которые приходят в их адрес.

Я очень хочу верить в то, что справедливость восторжествует  и законный порядок на КП-45  будет. А жёны, матери, и близкие люди осужденных ребят которые отбывают наказания будут спать  спокойно.

Источник: https://7x7-journal.ru/posts/2013/12/19/koloniya-poselenie-pooshrenie-ili-nakazanie

В рабы за 75 рублей. с чем нужно смириться, чтобы выйти по удо

Вольное поселение или удо

Радио Свобода продолжает рассказывать о рабском труде в российских исправительных учреждениях.

Заключенный мужской колонии-поселения №21 в Пермском крае, которому до выхода на свободу по сроку осталось несколько лет, описывает, как здесь трудятся и живут осужденные, и объясняет, почему некоторые из них порой мечтают о переводе в обычные колонии общего режима с формально более строгими правилами.

В своих публикациях мы не раз рассказывали о рабском труде в российских исправительных колониях. В декабре 2018 года был взят под стражу глава ИК-14 в Мордовии Юрий Куприянов – в этой колонии отбывала часть наказания Надежда Толоконникова, рассказавшая всей России об ужасных условиях эксплуатации заключенных.

Вслед за этим проект “Идель.Реалии” опубликовал несколько историй женщин, отбывавших наказание в этом же исправительном учреждении.

Невыполнимые нормы выработки, рабочий день по 16 часов, насилие, наплевательское отношение к здоровью заключенных – обо всем этом можно почитать в этих статьях на нашем сайте (1, 2, 3, 4) вместе с интервью самой Толоконниковой (цикл публикаций будет продолжен).

После одной из статей о рабском труде в мордовской ИК-14 в редакцию Радио Свобода написал заключенный колонии-поселения №21 в Пермском крае.

Она расположена в 50 километрах от города Губаха, в 10 – от поселка городского типа Углеуральский и в 100 километрах от Березников, где отбывала наказание другая участница Pussy Riot, Мария Алехина.

Автор письма пожаловался на рабские условия труда и содержания, схожие с теми, о которых идет речь в рассказах о женской ИК-14.

Колонии-поселения (КП) считаются самым мягким видом реального лишения свободы: заключенным разрешено выходить за пределы колонии, искать себе самостоятельно работу (каждый заключенный в КП обязан работать или учиться), здесь даже можно жить вместе с семьей.

На практике все далеко не так радужно. Во-первых, колонии-поселения делятся на два основных типа, и условия содержания заключенных в этих двух типах колоний сильно отличаются друг от друга.

Первый тип, КП для впервые отбывающих наказание или совершивших преступление по неосторожности, отличается более мягкими условиями – особенно, если колония расположена в сравнительно крупном населенном пункте.

Второй тип колоний-поселений (их в разы меньше) – это КП для ранее отбывавших наказание. Сюда переводят заключенных, отсидевших часть срока в обычной колонии общего режима.

В колониях-поселениях вы не увидите вышек с вооруженной охраной. Тем не менее, условия содержания заключенных здесь в чем-то бывают более строгими, чем в колониях общего режима

КП-21, откуда с нами вышел на связь заключенный, именно из таких. Она расположена посреди дремучих лесов в поселке “10-й километр”. Лагерный пункт появился здесь в 1959 году – для использования труда зэков на лесозаготовках и обслуживания железнодорожной ветки, по которой вывозился срубленный лес.

Как следует из исторической справки на сайте пермского управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), в то время в поселке помимо самой колонии были пересыльный пункт, кирпичный завод, магазин и детский сад.

И тогда, и сейчас КП-21 фактически представляет собой изолированный трудовой лагерь посреди леса.

Несмотря на то что перевод в колонию-поселение рассматривается ФСИН как поощрение (из КП легче освободиться условно-досрочно), порой эти исправительные учреждения в реальности имеют куда более строгий режим, чем обычные колонии.

Как рассказала Радио Свобода адвокат Международной правозащитной группы “Агора” Светлана Сидоркина, руководство колоний-поселений пользуется тем, что заключенные готовы терпеть ради скорейшего освобождения практически все. Тем не менее, этому терпению тоже бывает предел.

“В моей практике был случай, когда заключенный колонии-поселения в Тверской области специально нарушил режим, чтобы его отправили обратно в обычную колонию”, – говорит Сидоркина.

Заключенный колонии-поселения 21 в Пермском крае, обратившийся в нашу редакцию, не может позволить себе такой роскоши. В предыдущей колонии он постоянно писал жалобы на начальство в вышестоящие инстанции и сейчас уверен, что в случае возвращения его ждет месть со стороны руководства.

Спустя примерно полгода со дня приезда в КП-21 наш собеседник жалуется на тот же рабский труд, который процветает в мордовской ИК-14.

Его зарплата при рабочем дне в 9–10 часов без выходных составляет 75 рублей в месяц после вычетов расходов ФСИН на стоимость питания, одежды и коммунально-бытовых услуг.

Этот человек, попросивший не называть его имени, чтобы не подвергнуться взысканиям со стороны руководства КП-21, прислал нам несколько зарплатных расчетных листков – своих собственных и листков других заключенных.

Суммы в них разнятся от 75 до 400 рублей и зависят от количества выработанных часов, хотя на самом деле, говорит он, практически все заключенные работают без выходных и во внеурочное время – если это понадобится начальству. 75 рублей в месяц – не рекорд для ФСИН. “У меня иногда выходило 29 рублей” – рассказала Радио Свобода Надежда Толоконникова.

Это обычное дело, хотя и незаконно, конечно, столько вычитать. Вычитать по УИК (Уголовно-исполнительный кодекс. – Прим. РС) они имеют право, но расходы на содержание не так велики”.

Плохие отзывы о колонии-поселении №21 можно найти и на форумах родственников заключенных. Вот лишь один из них:

“Город Губаха, поселок 10-ый километр, не дай Бог там кому-то оказаться. Девчонки, третий день вас читаю, случайно зашла на форум… я очень мало понимаю в этом, но знаю не понаслышке. Мой сидит на поселении реально строгого режима, оттуда ЗК, которых выпускают с общего, рвутся обратно всеми способами. Там ад кромешный, я была у него 2 раза на ДС (длительное свидание. – Прим.

РС), я не узнала его. Они там пашут как лошади 11 часов подряд и без выходных и даже присесть нельзя, за малейшую провинность -например, покурил не там и малолетке менту это не нравится – в ШИЗО (штрафной изолятор. – Прим. РС). Много всего, не рассказать сразу…а насчет УДО и надежд нет, хоть и без взысканий…. на ДС менты по 20 раз в день (и ночь) проверяли, еще и хамили”.

Это описание соответствует тому, что рассказал нам по телефону один из заключенных КП-21. Наш собеседник отсидел за разбой более 5 лет в колонии общего режима. Сейчас ему осталось отбыть в заключении всего несколько лет, но этот человек рассчитывает выйти на свободу по УДО уже в июле-августе 2019 года.

– Меня перевели осенью из обычной колонии. Я думал, что будет полегче, но если сравнивать с [называет регион, откуда был переведен в Пермский край], у нас там было более цивилизованно, хотя бы законы какие-то соблюдались. Сюда приехал – ни одежды рабочей не дали, ни даже постельного белья, хотя, думаю, деньги за это всё списываются.

Что привез – в том и пошел работать. Ладно, у меня ещё своё было, а бывает, люди приезжают и у них вообще ничего нет. Выдавать ничего тут не принято. Дома разбираем старые, картошку выгружаем, все это ежедневно, неважно – дождь, снег, выходной. Тут нет выходных вообще. Воскресенье не считается как выходной, не говоря уж о субботе.

Все дни рабочие.

Воскресенье не считается как выходной, не говоря уж о субботе

– С осени вам хотя бы раз давали выходные?

– А зачем? Кто будет работать тогда?

– Сколько часов продолжается рабочий день?

– С 8 утра и до вечера. Вот сейчас, например, метель, снега. Утром вышли часов в 7 и пошли снега чистить. Снега почистили, пришли, пообедали, опять пошли чистить. Машина приехала, которую надо разгрузить, – опять пошли.

Основная нагрузка часов до 5 вечера, но и позже может какая-нибудь машина прийти, например, с продуктами. Осенью было: пришла машина с 20 тоннами картошки. Неважно, что ты работал целый день.

Все опять идут разгружать, как рабы настоящие.

– Сколько платят за такой труд?

– Первый раз, осенью, когда приехал, я получил рублей 80. И так с тех пор. Все остальные также.

– Что можно купить в поселении на эти деньги?

– Пачку сигарет.

– И как живут люди на эти деньги?

– Кто-то получает передачи. Но основная масса, у кого нет никого, так и живут. Как раньше жили, в советские времена, в таких местах, так сейчас и живут.

Колония-поселение, Волгоградская область

​– Чем еще вы занимаетесь за эту зарплату?

– Все хозяйственные работы. Убрать, помыть.

– Есть другая работа в поселке?

– 40 наших поселенцев работают на “частника”: собирают поддоны, сами пилят, сами и упаковывают их. У них зарплата в среднем 900 рублей или чуть больше, но работают очень много. “Частник” платит деньги за каждого осужденного начальству колонии.

Сколько – об этом я не знаю, но интерес у начальства к этому объекту большой, потому что людей туда направляют работать в первую очередь. Также есть депо: это погрузка вагонов и их чистка после разгрузки.

Там тоже наши поселенцы работают, человек 10, их возят туда каждый день на служебной машине. Они тоже работают на “частника”, тоже за копейки. Насколько я знаю, мы все должны, если работаем, получать по закону минимальный размер оплаты труда, что в РФ составляет в среднем 11 тысяч рублей.

Но в этой колонии, насколько я знаю, МРОТ из 140 человек получают не больше 20. Все остальные работают как придется и живут тем, что бог пошлет.

– Попасть на работу за 900 рублей в месяц считается у вас удачей?

– Нет. Они, во-первых, с утра до ночи работают. Все вручную, с молотками в руках, много травм.

– Кто-то из заключенных пробовал жаловаться?

Здесь легко давить на то, что могут обратно отправить в колонию

– Это же колония-поселение. Здесь легко давить на то, что могут обратно отправить в колонию, откуда ты приехал. Они манипулируют людьми. Люди ведь сюда приезжают для чего? Чтобы быстрее освободиться. А тех, кто начинает жаловаться, легко посадить в изолятор, да и отправить обратно.

– Были такие случаи с осени, когда вы сюда заехали?

– Были, как не были. Поэтому остальные молча и сидят.

– Не у всех одинаковое здоровье, возраст. Дают поблажки тем, кто послабее?

– Да, могут дать работу полегче, но тоже на весь день. Посидеть, отдохнуть никак не получится.

– Если заболел или получил травму, что делать?

– Есть медицинский пункт, но лекарств у них почти никаких нет. Освобождений они тоже не дают. Скажут: пиши объяснительную. А объяснительные никто не хочет писать, чтобы нарушение не дали. Все же здесь по УДО хотят освободиться. Поэтому хочешь – не хочешь, больной, косой, хромой – приходится работать.

Тут так: либо ты ходишь, либо ты лежишь

​– При графике работы 7 дней в неделю, да еще и учитывая тяжелый физический труд, проблем со здоровьем просто не может не быть.

– Если что-то совсем серьезное, отвезут в больницу. Как раз на деревообрабатывающем недавно был случай. Они там руками эти поддоны колотят целыми днями, аж ноги подкашиваются. У нас водитель работал на перевозке леса, недавно тоже увезли с пневмонией. Никаких обследований, ничего. Тут так: либо ты ходишь, либо ты лежишь.

А вот так результатами труда заключенных хвастается управление ФСИН по Пермскому краю:

– Начальство колонии привлекает заключенных к работе в своих личных интересах, как это часто бывает в России?

– Сейчас зима еще, поэтому пока особо такого ничего не видно. А так – конечно. Здесь как везде. У них есть свои участки, где надо копать. Или машину, например, отремонтировать – привозят, в наши гаражи загоняют, мы ремонтируем. Такие, бытовые вещи.

– Какие-то дополнительные деньги за это платят?

– Кто как договорится, как везде.

– Когда вы рассчитываете выйти на свободу?

– Летом планировал.

– Когда выйдете, планируете ли обращаться куда-то с официальными жалобами?

Здесь вообще весь край такой, своеобразный

– Конечно. Почему нет? Я вот осенью уехал из [называет регион, где находилась предыдущая колония], я работал 4 года там в столовой. С 6 утра до 8 вечера. Здесь у меня в плане жалоб руки маленько больше развязаны, я уже обратился в прокуратуру, трудовую инспекцию, пожаловался на переработки там.

В той колонии я тоже 4 года без выходных был. Я написал в инспекцию, что можно проверить, запросить камеры, которые все записывают, что ежедневно 4 года подряд я ходил на работу к 6 утра до 8 вечера без выходных и без отпусков. Просто пока я там был, мне бы не дали обращаться на них с жалобой и писать.

А сейчас вот уехал оттуда и попытался, посмотрим.

– На руководство колонии-поселения пока не будете жаловаться?

– А зачем? Пока ты здесь, тебе не дадут полноценно заниматься такими вопросами.

– Что говорят осужденные, которые сидят давно в этой КП? Так всегда было?

– Здесь вообще весь край такой, своеобразный. И законы такие, суровые. Для меня это дико, то, с чем я тут столкнулся.

Ситуацией в колонии-поселении №21 уже заинтересовалась правозащитная организация “Зона права”, принявшая около 10 жалоб на принудительный труд от нынешних и бывших заключенных ИК-14. “По четырем из них мы уже обратились в Следственный комитет с просьбой признать авторов жалоб потерпевшими по уголовному делу.

По остальным, в том числе речь идет о Надежде Толоконниковой, соответствующие заявления будут направлены в ближайшие дни, – говорит координатор организации Булат Мухамеджанов. – Мы уверены, что рабские условия труда, в частности работа в ночное время и мизерные зарплаты, характерны не только для мордовских колоний.

А потому в случае поступления информации от пострадавших готовы работать и по другим регионам”.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29798183.html

Юридический спектр
Добавить комментарий