Судмедэкспертиза не предоставила вместе с заключением фотографии

Семь кругов ада, или Кто в Мариуполе наживается на ритуальных услугах (ФОТО)

Судмедэкспертиза не предоставила вместе с заключением фотографии

Николай Сапаров объяснил, что обеспечивается доступ на территорию СМЭ машин всех граждан Мариуполя.

Исключение составляют ритуальные фирмы, которые не заключили договора о долевом участии в уборке и охране территории.    

Это решение было принято осенью прошлого года, когда конкуренты начали действовать с целью “дискредитации  похоронного бюро”.  

Он заявил: “Мы не хотим, чтобы катафалки конкурентов пачкали машинным маслом территорию “Скорботы”, чтобы во дворе валялись окурки, и их машины блокировали нашу работу, такие случаи были”.

Директор “Скорботы” Николай Сапаров уточнил, что “Скорбота” выступает за законные методы работы всех участников рынка ритуальных услуг. 

Он подчеркнул,  что  в городе есть частные предприниматели, которые работают незаконно, что якобы  зафиксированы случаи, когда конкуренты производили коммерческую деятельность без оформления необходимых документов. Есть факты незаконных захоронений на закрытых кладбищах  без регистрации умерших.

Эту информацию подтвердил и частный предприниматель Владимир Орел, который в течение многих лет работал на ритуальном рынке Мариуполя.

Орел сообщил, что многие предприниматели города совершают захоронения по просьбе родственников  на кладбище в Каменске.

По его словам, это кладбище не находится в ведении  администрации поселка, городу в лице КП “ККП” оно тоже не нужно,  произвести оформление в журнале  регистрации невозможно, так как нет самого журнала, а кладбище официально считается закрытым.

Предприниматель отметил, что жителей поселка направляют хоронить близких на кладбище в Старом Крыму. Но они обращаются к предпринимателям, чтобы произвести захоронение родственников рядом друг с другом на поселковом кладбище.

Все предприниматели относятся с пониманием к людям и оказывают им помощь, хотя формально это является нарушением.

Орел уточнил, что  три года назад был эпизод и с его участием, но подчеркнул, что такие же действия производили и другие предприниматели, заявив, что у него есть видеодоказательства этого.  

Также некоторые предприниматели производят незаконные  захоронения покойных без регистрации на кладбище в Ляпино. В этом конкретном случае Владимир Орел упомянул фирму “Ритуал” (ЧП Шпортун).

По словам Орла, сотрудники “Ритуала” получают информацию от своих источников о смерти человека и прибывают к родственникам сразу после отъезда с адреса следователя и судмедэксперта, навязывая свои услуги людям.

0629 связался с предпринимателем Александром Шпортуном  по этим вопросам. По словам предпринимателя, кладбище в Ляпино было передано из подчинения Виноградненского сельсовета в собственность Мариуполя, когда поселок административно подчинили городу.

Но КП “КПП” пока не принял его на баланс. Ситуация, по словам Александра Шпортуна, схожа с каменским кладбищем. Официально оно закрыто, книги регистрации нет. При этом местные жители для подзахоронений на семейных участках оставили не занятую землю.

При наличии справки о смерти человека, похороненного ранее, и справки о смерти человека, которого родственники хотят захоронить рядом, подзахоронение считается законным, но в связи с тем, что кладбище официально считается закрытым, родственникам самим приходится производить похороны, организовывать выкапывание могилы.

 Шпортун заявил, что продавал ритуальную продукцию заказчикам, но самого подзахоронения на кладбище в Ляпино не производил.

Предприниматель сообщил, что в городе существует жесткая конкурентная борьба, предприниматели используют любые способы давления на конкурентов, включая хулиганские действия.

0629 от своего  источника стало известно, что группа лиц, якобы назвавшихся представителями фирмы “Ритуал”, 26 февраля в 14:00 осуществила захоронение на закрытом кладбище в Ляпино. Было уточнено, что проводились похороны человека, умершего в Левобережном (Орджоникидзевском) районе с указанием адреса.

Корреспондент 0629 связался с Александром Шпортуном, который заявил, что не имеет к указанным похоронам никакого отношения. По факту захоронения было выявлено, что  “Ритуал” (ЧП Шпортун) в данном незаконном захоронении участия не принимал.

Необходимо отметить, ритуальные войны ведутся еще одним способом.

Частный предприниматель Зинаида Полупанова  заявила, что законное право предпринимателей осуществлять услуги по захоронению в Мариуполе блокируется местными чиновниками, которые “преследуют свои цели”, работая на интересы определенных лиц.

По ее словам, для получения права на проведение  захоронений она неоднократно обращалась в КП «Комбинат коммунальных предприятий» с заявлением на заключение договора, предоставляя все необходимые для этого по закону документы.

Но  до настоящего времени  получала отказ. По ее словам, для работы на кладбищах города допускаются только “избранные”.

  Обращения  Полупановой во все возможные инстанции, включая местные власти, прокуратуру, губернатора, суд, не изменили ситуацию. 

Женщина предоставила документы, подтверждающие, что суд дважды принимал решение в ее пользу, и решение суда обязало руководство КП “ККП” заключить с предпринимательницей  договор, но игнорирование судебного решения продолжается.

На вопрос к руководству КП “ККП”, по какой причине предпринимательнице Полупановой отказано в заключении договора, дающего право осуществлять захоронение, главный инженер КП Илья Гончаренко сообщил, что она вместе с предпринимателем Орлом занимается  деятельностью, связанной с незаконными захоронениями, на этом основании ей отказано.

Нужно отметить, что в ноябре прошлого года на правоохранительные органы было адресовано заявление об этом за номером 992, подписанное  и.о директора КП “ККП” Ильей Гончаренко.


 В документе, направленном в прокуратуру  сообщено, что “предприниматели, не заключив договора на деятельность, производят захоронения покойных на закрытых кладбищах, не регистрируя покойных, подготавливают покойных к захоронению в гаражах, и других не предназначенных для этого местах, транспортные услуги осуществляют неспециализированными автомобилями. ” В заявлении подчеркивается, что неоднократно фиксировались незаконные захоронения (без регистрации умерших) на поселковых кладбищах в Каменске, Ляпино и других местах.

В перечне таких предпринимателей Гончаренко  упоминает: “Укр-ритуал”, ЧП “Пастухов”, ЧП “Шпортун” (Ритуал), утверждая, что данными предпринимателями,  якобы управляет Мариупольская служба похоронных услуг “Память” (директор Владимир Орел).

Далее в документе приводятся якобы имевшие место случаи нарушений, допущенных каждым из указанных лиц.  В частности в заявлении указано, что Владимир Орел производил захоронения в 2013 году без соответствующего согласования,также сообщается, что имел место случай выкапывания могилы на глубину 1.

1 метр, что является нарушением санитарных норм.В заявлении подчеркивается,  что вместе с похоронной службой “Память” Орла действовала предприниматель Полупанова.

И.

о директора КП “ККП” Илья Гончаренко в заявлении утверждает, что “в данное время в городе Мариуполь действует преступная группировка под руководством Орла и Полупановой”.

Отметим, что Орел и Полупанова сообщили 0629, что их оклеветали. Информация не соответствует действительности.

0629 получил документ, датированный 4 марта 2015 года, поясняющий  причину отказа предпринимательнице, за подписью директора КП “ККП” Игоря Федая.

На запрос об условиях заключения договора с предпринимательницей  сообщено, что  ей необходимо иметь помещение для приема заказов и предоставления услуг, опыт работы, соблюдение соответствующего Закона Украины. Помимо этого, нужно участвовать в тендере, прошедшем 05 февраля 2015 (который завершен по факту).

 При этом предпринимательница указала на норму закона, которая не предусматривает тендера для заключения договора на право производить захоронения на кладбищах города

А вот если внимательно изучить список тех предпринимателей, с которыми КП «ККП» таки заключил договора, можно заметить несколько любопытных фактов.  

В данном перечне присутствует СПД-ФЛ Гончаренко Илья Валентинович. Напомним, что Гончаренко Илья Валентинович является главным инженером КП “ККП” и часто упоминается в документации в статусе и.о. директора комбината.

0629 обратился за разъяснениями к Илье Гончаренко и получил ответ, что  его упоминание в списке – ошибка.

Странная ошибка, если учесть, что, как выяснилось, на его имя  зарегистрирована не одна, а две частные фирмы.  ФЛП (Физическое лицо предприниматель) Гончаренко Илья Валентинович, директор. Штат 1 человек. Деятельность: продажа шлака, цемента, шлакоблока, плитки, металлопроката, угля. И СПД ФЛ Гончаренко Илья Валентинович,  штат 2 человека. Деятельность: пункт приема металлолома.

Главный инженер КП “ККП” подтвердил, что занимался предпринимательской деятельностью, но на данный момент бизнес с металлом закрыт, а деятельность по продаже плитки и цемента не ведется, находится в стадии закрытия.

Есть и еще один любопытный факт, который выплывает после изучения списка «ритуальных» предпринимателей. Внимательно посмотрите на список:

1. ЧП «Служба ритуальных услуг «Скорбота», 87515, г. Мариуполь, ул. Николаевская, д. 9.

2. ФЛП Степанкова Галина Юрьевна, офис расположен по адресу, пр. Ильича, 60.

3. ФЛП Тукина Екатерина Сергеевна, офис расположен по адресу, пр-т Металлургов, 227.

4. ФЛП Алёшина Ирина Кириловна, офис расположен по адресу, пр-т Ильича,  60.

5. ФЛП Сапаров Алексей Валерьевич,  офис расположен по адресу, б-р Шевченко, 301.

6. ФЛП Сапаров Николай Валерьевич, офис расположен  по адресу, ул. Николаевская д.7/17.

7. ФЛП Тохтамыш Наталья Леонидовна,  по адресу г. Мариуполь, ул. Николаевская, 9, ул. Куприна, 41а.

8. ФЛП Панейко Анжелика Юрьевна, офис расположен по адресу  ул. Николаевская, 9.

9. ФЛП Мосиенко Елена Леонидовна,  офис расположен по адресу, пр-т Ильича, 60.

10. ФЛП Цымбал Татьяна Викторовна,   офисы расположены по адресу, ул. Николаевская, 9, ул. Куприна, 41а.

11. ЧП «Скорбь»,  офис расположен по адресу, пр-т Ильича, 60.

12. ООО «Ливенг», офис расположен по адресу, ул. Николаевская, 9.

13. ФЛП Снитко Анна Викторовна, офис расположен по адресу, пр-т Ильича, 60.

14. ФЛП Левченко Ольга Васильевна, офис расположен по адресу, ул. Николаевская, 9.

15. ФЛП Бэла Светлана Николаевна, офис расположен по адресу, ул. Пашковского, 2а.

16. ФЛП Золоедова Елена Николаевна, офисы расположены по адресу, пр-т Ильича, 60, пр-т Нахимова, 158.

17. ФЛП Ананченко Людмила Ивановна, офис расположен по адресу, ул. Шевченко, 2.

Офисы семи из семнадцати предпринимателей, заключивших договор, согласно списку, расположены по уже упоминавшемуся адресу проспект Ильича, 60.

Кроме того, еще два участника списка – ЧП Алексея и Николая Сапаровых.

0629 проверил остальные адреса, указанные в списке, выяснилось, что многие предприниматели из списка тем или иным образом связаны с брендом “Скорбота”. 

Николай Сапаров, уточнил, что данные, указанные в списке  КП «Комбинат коммунальных предприятий» по адресу проспект Ильича, 60, давно устарели и их нужно обновить. В настоящее время в этом здании арендуют помещения три предпринимателя. С остальными договоры на аренду расторгнуты.

Сапаров разъяснил, что действительно, некоторые предпринимали, указанные в списке,  сотрудничают со “Скорботой”, арендуя площади для магазинов и офисов.

Нас заинтересовало, а есть ли в Мариуполе хоть какие-нибудь другие  предприятия, которые могут производить захоронения?

И оказалось – о эврика! – такое предприятие есть. Это… КП «Комбинат коммунальных предприятий», который для захоронения пользуется услугами подрядчиков – частных предпринимателей. Круг замкнулся.

Пройдя его, мариупольцы становятся не только намного несчастнее, но и гораздо беднее. 

Источник: https://www.0629.com.ua/news/1141058/sem-krugov-ada-ili-kto-v-mariupole-nazivaetsa-na-ritualnyh-uslugah-foto

Как получить результаты уголовной судмедэкспертизе?

Судмедэкспертиза не предоставила вместе с заключением фотографии

Судебно-медицинская экспертиза побоев (снятие побоев) осуществляется в случае возбуждения уголовного дела при нанесении человеку многократных ударов. Это экспертное исследование заключается в осмотре повреждений на теле осматриваемого и оформлении заключения об их природе и степени давности появления.

Судмедэкспертиза побоев: этапы проведения

Для достижения максимальной результативности в процессе исследования эксперт обязан производить данную процедуру в установленной логической последовательности. Снятие побоев включает следующие этапы:

  1. Изучение уголовного дела.
  2. Оформление плана проведения СМЭ побоев.
  3. Осмотр тела.

Данная стадия включает следующие действия:

  • обзор и анализ телесных повреждений потерпевшего;
  • изучение природы, давности и характера их появления;
  • опровержение факта самоповреждений;
  • фиксирование этих повреждений с помощью фото, создания чертежей, схем и пр.
  • оформление заключения эксперта.

Перед проведением экспертизы эксперт сверяет личность потерпевшего по документам.

Нередки случаи, когда пострадавший не может сразу после совершения злодеяния обратиться в полицию для открытия уголовного дела и проведения судмедэкспертизы побоев, а идет в обычную больницу.

Медработники обязаны проводить обследование такого лица, несмотря на недостаточные знания в сфере судебной медицины. Позднее эксперты могут применять материалы и справки, которые сделаны врачами, для создания наиболее ясной картины нанесения телесных повреждений.

Характеристика побоев

Чтобы нанесение побоев носило криминальный характер, оно должно соответствовать определенным условиям:

  1. Побои — это нанесение многочисленных ударов либо совершение других видов насилия, которые причиняют физическую боль. Задача экспертизы — обнаружение телесных повреждений, которые возникли в процессе не только множественных ударов, но и иных форм насильственных действий (выворачивание конечностей, вырывание волос, укусы и т.п.).
  2. Нанесение лицу нескольких ударов. Число в данном случае важно, так как подобных действий должно быть не менее 2-3.
  3. Насильственные действия и удары должны причинять физическую боль потерпевшему.
  4. Болевые ощущения возникают при насильственных действиях, а не их последствий.

    Важно!Если потерпевшего столкнули с лестничной площадки, и болевые ощущения появились лишь от падения (а не от толчков), подобные действия не будут расцениваться как побои.

Если по окончании экспертизы установят, что побои имеют место систематически (более 2 раз в год), данное обстоятельство будут квалифицировать как истязание.>

Лицо может зафиксировать, а также исследовать и снять побои 2-мя способами:

  1. обращение в органы досудебного следствия, где проводится государственная судебно-медицинская экспертиза;
  2. прохождение независимого экспертного обследования за собственные денежные средства.

Судебно-медицинская экспертиза побоев: особенности проведения

Важно! Нанесение побоев — это производство частного характера (уголовное дело открывают только на основе заявления потерпевшего), а потому от действий пострадавшего зависит результативность данного процесса.

На практике нередко органы досудебного следствия и судья ошибочно квалифицируют нанесение побоев как нанесение легкого, среднего, тяжкого телесного вреда здоровью.

Данные заблуждения вызваны тем, что признаки телесного повреждения и побоев разграничить достаточно нелегко.

Эксперт обязан не только исследовать тело пострадавшего, однако и побеседовать о нанесении побоев, их числе, возможном мотиве данного преступления, выявить иные признаки, которые повлекут многочисленные удары от смежных уголовно-наказуемых действий.

Нанесение побоев доставляет лицу физическую боль, однако не оставляет на теле выраженных ран и переломов, поэтому эксперт должен проверить такие факты, как наличие:

  • вырванных зубов и волос, поврежденных ногтей;
  • отеков и внутренних кровоизлияний;
  • обожженных либо обмороженных участков на теле, а также термических, химических, физических и иных ожогов;
  • следов от шнура, ремня;
  • следов царапин, укусов, трения на теле пострадавшего и т.д.

Важно! Побои — это причинение физической боли лицу противоправными действиями, не влекущие за собой потерю трудоспособности больше, чем на шесть дней.

Судебно-медицинское освидетельствование побоев

Освидетельствование — это определенная процедура, которая проводится следователем, врачом либо другим специалистом для обнаружения у пострадавшего, обвиняемого, подозреваемого либо свидетеля следов преступления, а также телесных повреждений, выявления алкогольного и наркотического опьянения, иных признаков, относящихся к уголовному производству, если для этого не потребуется проведение судебной экспертизы.

В том случае если освидетельствование побоев предполагает обнажение тела, осмотр проводит врач или другой специалист в отдельном помещении. После чего оформляется акт освидетельствования побоев. Причем во время проведения процесса запрещается располагаться в помещении посторонним лицам.

Важно! Судебно-медицинское освидетельствование осуществляется на основании определения или постановления, в котором указывается цель проведения процедуры и основания.

Этапы освидетельствования

Процесс медосвидетельствования побоев состоит из 3-х этапов.

  1. Подготовка. Эта стадия включает в себя фактические основания проведения процедуры, а также организацию процесса, выбор места и времени.
  2. Основная стадия. Она включает в себя процесс осмотра освидетельствуемого лица.
  3. Заключительный этап. Проведение документальной фиксации результатов.

Критерии разграничения экспертизы и освидетельствования

Задача освидетельствования — обнаружение на теле человека следов, примет, признаков либо определение состояния, которые имеют отношение к уголовному производству, когда для этого не нужно проведение экспертизы.

Отличие экспертизы и освидетельствования заключается в специальных знаниях, требуемых для правильной фиксации состояния организма либо следов на теле, а также наличие или отсутствие необходимости для исследования.

К примеру, для обнаружения следов от уколов проводится освидетельствование при участии медработника. Для уточнения качественных характеристик вводимых средств проводится СМЭ (судебно-медицинская экспертиза).

Процесс освидетельствования может ей предшествовать.

Важно! Заключение СЭМ в уголовном деле о нанесении побоев — основное доказательство нанесения человеку ударов и иных насильственных действий, которые причинили болевые ощущения. Такая категория дел требует особого подхода — как со стороны самого потерпевшего, так и со стороны эксперта.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Источник: https://opravdaem.ru/crimes-against-life/sudebno-medicinskaya-ekspertiza-poboev/

Как через суд добиться независимой судмедэкспертизы

Судмедэкспертиза трупа и полученных телесных повреждений проводится для сбора всего спектра информации.

Заключение специалистов становится одним из основных документов в деле и используется в качестве доказательства.

Могут ли следственные органы отказать в назначении исследования?

Проведение судмедэкспертизы является обязательным, если это утверждено в действующем законодательстве. Она осуществляется в том случае, когда необходимо выполнить исследование для сбора информации и доказательств.

Естественно, существуют спорные ситуации, в которых сложно определить необходимость назначения судмедэкспертизы. Если следственные органы отказываются составить постановление, то их действия удается обжаловать в прокуратуре. Подготовьте ходатайство и запросите выполнение исследования.

Как в суде оспорить результаты?

Судмедэкспертиза изнасилования была проведена без учета действующих правил, или данные не соответствуют действительности? Тогда можно провести оспаривание заключения в суде.

Основания для отмены первичных результатов:

  • Процесс проведен с нарушениями.
  • Отчет составлен неправильно.
  • Допущены ошибки при выполнении.
  • Информация не соответствует действительности.
  • Существуют серьезные искажения в документах.
  • Специалисты не учли все нюансы.
  • Другие недочеты в заключении.

При наличии недостатков в отчете, провести его оспаривание можно. Но учитывая, что судья и участники процесса не обладают специальными знаниями, придется заняться подготовкой доказательной базы.

Как обосновать недостоверность данных судмедэксперта и невозможность применения заключения? Нужно осуществить рецензирование. Процедура проводится по следующей схеме:

  • Изначально клиент обращается к нам.
  • Сотрудники принимают заявку.
  • Тщательно изучают отчет.
  • Находят в нем все недочеты, нарушения, ошибки.
  • Обосновывают причины, по которым заключение не может применяться в рамках судебного процесса.
  • Составляют рецензию.

На основании данного документа можно оспорить судмедэкспертизу побоев и иные исследования в этой области. Дополнительно наш юрист поможет добиться принятия рецензии и отмены результатов.

Проверка врачебных ошибок

Особенные проблемы возникают при изучении врачебных ошибок. Когда проводится посмертная судмедэкспертиза или исследование живых лиц, медицинских документов, специалисты государственных организаций нередко составляют недостоверные заключения.

Источник: https://sozvezdie-zakon.com/kak-poluchit-rezultaty-ugolovnoy-sudmedekspertize/

7 процессуальных ошибок при назначении судебной экспертизы

Судмедэкспертиза не предоставила вместе с заключением фотографии

Андрей Комиссаров

Руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”, адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

специально для ГАРАНТ.РУ

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона.

В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

 

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: “судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества”. Назначаются несуществующие виды экспертиз.

Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г.

№ 237 “Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России”.

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г.

№ 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта.

Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта.

При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв.

приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия.

Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: “Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?” или “Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?” относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания.

Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом.

Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/komissarov/1228643/

Вдова Дмитрия Гройсмана:

Судмедэкспертиза не предоставила вместе с заключением фотографии

Светлана Побережец вместе со своим адвокатом заявила о подготовке материалов по факту смерти мужа в Европейский суд по правам человека

В Винницкую правозащитную группу, как и раньше, когда ее возглавлял Дмитрий Гройсман, спешат люди со своими проблемами. Чаще всего просят помощи, пережив пытки, исчезновение близких, вынужденное бегство из родных мест.

Светлана Побережец, вдова Дмитрия, став координатором Винницкой правозащитной группы, вместе со своими единомышленниками пытается помочь всем пострадавшим.

Женщина много работает, но все же никак не может смириться со смертью мужа…

— Светлана, после того как Дмитрий умер, вы сообщили, что у него была неизлечимая болезнь сердца, которая и стала причиной смерти. Родители же связывали уход из жизни своего единственного сына с его активной гражданской позицией и правозащитной деятельностью.

— Это было лишь мое предположение, что Дмитрий умер из-за болезни. Он действительно был нездоров, принимал медикаменты, которые всегда носил с собой.

Но многое из того, что случилось после его ухода из жизни, вызывает у меня подозрения. В служебную командировку в столицу я проводила его утром 5 августа 2013 года, к вечеру он обещал вернуться домой.

Как только сошел с поезда, стал «вне зоны». А ближе к полуночи мы узнали, что случилось непоправимое.

На следующий день после того, как мужа не стало, следователь Днепровского районного управления милиции Киева Луценко открыл уголовное производство по факту умышленного убийства. Обычно такова, как объяснили мне, практика, когда человек в молодом возрасте умирает при невыясненных обстоятельствах.

К сожалению, следователь так ничего и не выяснил. Он отказался признать меня потерпевшей, не предоставил возможность ознакомиться с материалами уголовного производства. Из документов, которые я прочитала в суде, следовало, что тело Дмитрия было обнаружено патрульным в одной из столичных квартир.

Протокола допроса милиционера в материалах не оказалось. Непонятно также, каким образом Дмитрий попал в эту квартиру, оказывали ли ему медицинскую помощь, вызывали ли «скорую», чтобы констатировать смерть, в котором часу все это произошло… Отец Дмитрия ездил по указанному в материалах уголовного производства адресу, но дверь никто не открыл.

А соседи, с которыми ему удалось пообщаться, не слышали, чтобы в этой квартире кто-то умер.

На мои вопросы об обстоятельствах смерти мужа следователь странно улыбался и все повторял: «А вы уверены, что хотите это знать?» Удивило, что все личные вещи Дмитрия следователь почему-то отдал столичному адвокату, с которой муж некоторое время поддерживал деловые отношения, причем отдал в день открытия уголовного производства.

Ноутбук и два мобильных телефона, диктофон, банковские карточки, рубашка и другие мелкие вещи, находившиеся в сумке, остались неисследованными. В материалах дела имеется расписка о получении адвокатом этих вещей на основании договора о сотрудничестве с Дмитрием. Но ведь оба они юристы и не могли не знать, что договор утратил силу в связи со смертью Дмитрия.

К тому же я сомневаюсь, что такое соглашение было заключено. Подпись на нем принадлежит не мужу, договоров сроком на шесть лет он никогда не заключал. Более того, второго экземпляра в офисе Винницкой правозащитной группы не оказалось. Адвокат так и не отдала мне Димины вещи. Как-то я позвонила ей на мобильный, но она ответила, что говорить нам не о чем.

Создается впечатление, будто заинтересованные лица тщательно зачищали следы.

— Но ведь принадлежавшие Дмитрию ноутбук, мобильные телефоны дороги вам как память о нем.

— Не только. Они могли стать и вещественными доказательствами в данном уголовном производстве.

Ведь можно было установить все звонки на мобильный Дмитрия в день его смерти и накануне, поинтересоваться записями на диктофоне, исследовать эти предметы на отпечатки пальцев или какие-то вещества.

Возникает логический вопрос, почему следователь так быстро избавился от этих вещдоков, ведь на тот момент выводов о причине смерти у него не было.

О неправомерных действиях следователя я пожаловалась в прокуратуру, но получила ответ, что никаких нарушений он не допустил. Уголовное производство по факту смерти моего мужа закрыто в связи с отсутствием состава преступления. Тогда я обратилась с жалобой в Днепровский районный суд Киева.

Рассматривавший жалобу судья отменил постановление о закрытии уголовного производства, поскольку в нем не было заключения судмедэксперта о причинах смерти Дмитрия. Судья указал и на многие другие нарушения законодательства, допущенные следователем во время проведения досудебного расследования.

Материалы уголовного производства были переданы следователю для устранения этих нарушений, однако он указания судьи проигнорировал и повторно вынес постановление о закрытии дела.

Я вынуждена была снова обжаловать это постановление в Днепровском районном суде. Еще раз ознакомившись с материалами, убедилась, что ни одно из указаний судьи не было выполнено. К делу лишь было приобщено заключение судмедэксперта, в котором значилось, что причина смерти Дмитрия — сердечная недостаточность.

Но как только прочитала заключение, у меня возникло еще больше вопросов. Дата рождения Дмитрия в заключении судмедэкспертизы не совпадала с его паспортными данными.

Описанная экспертом одежда, которая в момент проведения экспертизы якобы была на муже, не принадлежала ему и совершенно отличалась от той, которая зафиксирована на фото с места происшествия.

Обычный человек, наверное, не заметил бы, а вот я, врач-реаниматолог с многолетним стажем, обратила внимание, что экспертом нарушены нормы законодательства, которые регулируют правила проведения судебно-медицинского исследования, поскольку не были изъяты и исследованы образцы всех органов и в должном количестве, как это указано в «Правилах проведения судебно-медицинских экспертиз». Срезы почек, в которых могли быть обнаружены токсины, если Дмитрия отравили, вообще не были представлены для исследования. Образец его крови был доставлен в неопечатанной пробирке, кровь исследовалась лишь на наличие этилового спирта. Считаю, результаты экспертизы, проведенные таким образом, не могут считаться действительными.

Увы, доводы о нарушении моих прав и сомнительной судмедэкспертизе уже другой судья Днепровского района посчитал несущественными и отказал в удовлетворении жалобы. Уголовное производство по факту смерти мужа в очередной раз закрыли.

Поддержала это решение и коллегия Апелляционого суда Киева, посчитавшая, что данных, которые бы свидетельствовали об уголовном правонарушении, недостаточно.

Судьи констатировали также, что со­мневаться в заключении эксперта не приходиться, поскольку проводил его специалист с высшим медицинским образованием, имеющий пятый квалификационный класс.

Мы с адвокатом готовим материалы в Европейский суд по правам человека. Я пытаюсь понять, почему мое вполне объяснимое желание узнать, что на самом деле случилось с мужем, вызвало столько сложностей?

— Вы общались со свидетелями смерти Дмитрия?

— О том, что есть две свидетельницы его смерти, я узнала из материалов уголовного производства. Ими оказались сотрудницы одной из киевских правозащитных организаций.

Дмитрий в тот день приехал к ним, чтобы обсудить некоторые вопросы наших клиентов, а также возбужденное против него самого «порнодело».

Только непонятно, почему он собирался обсуждать эти дела с людьми, которые не являются юристами? К сожалению, эти женщины почему-то избегают встречи со мной.

— За два дня до того, как Дмитрия не стало, должно было состояться последнее заседание Винницкого городского суда по его уголовному делу.

— Дмитрия обвинили в распространении порнографии. Правоохранители, перевернувшие все вверх дном в офисе Винницкой правозащитной группы и у нас дома, скорее всего, пытались найти злоупотребления в нашей работе по оказанию помощи сомалийским беженцам. Не нашли.

Зато обнаружили в блоге Дмитрия фото статуэтки фаллоса, возвышавшейся на Конституции Украины. Этим снимком Дмитрий хотел предостеречь чиновников, насилующих Конституцию, ворующих у народа. Правоохранители же усмотрели в этом криминал.

На протяжении почти трех лет в суде рассматривали возбужденное в отношении мужа уголовное дело. Он тщательно готовился к каждому заседанию. Процесс отбирал у Дмитрия много сил и здоровья, отвлекал от правозащитной деятельности.

Скорее всего, именно этого и добивались правоохранители, затеявшие судебную тяжбу.

Когда мужа не стало, поддерживавшая государственное обвинение прокурор предложила закрыть дело в связи со смертью Дмитрия, но мы с адвокатом настаивали на оправдательном приговоре. В суде адвокат огласила последнее слово моего мужа. В этой речи он опроверг все обвинения в свой адрес, подкрепив доказательствами.

Заявил, что не чувствует себя виновным, но не боится тюремного заключения, потому что и в местах лишения свободы будет заниматься правозащитной деятельностью. Вскоре в Винницком городском суде был оглашен приговор. «Оправдать из-за отсутствия состава преступления!» — провозгласил судья Юрий Ковбаса.

Получается, к уголовной ответственности пытались привлечь заведомо невиновного человека.

После похорон Дмитрия к его родителям обратилась адвокат той самой столичной правозащитной организации, сотрудницы которой фигурировали как свидетели в уголовном производстве по факту смерти. Она утверждала, что необходимо привлечь к уголовной ответственности лиц, виновных в незаконном преследовании Дмитрия, предлагала свою помощь.

Родители отказались от ее услуг, сказав, что поможет адвокат Дмитрия, представлявшая его интересы в судебном процессе. А спустя некоторое время мы узнали, что с заявлением в прокуратуру Винницкой области таки обратилась одна из свидетельниц смерти мужа.

В результате были открыты уголовные производства относительно двух винницких следователей, директора художественного музея, предоставившего искусствоведческую экспертизу с заведомо ложными выводами, из-за которой Дмитрию было предъявлено обвинение, а также прокурора, утвердившего обвинительное заключение.

Я понимаю, согласно нашему законодательству любой гражданин, узнавший о правонарушении, может обратиться в силовые структуры. Но почему же в таком случае «правдоискательница» не известила нас, семью Дмитрия?

Мы с адвокатом Натальей Гурковской вынуждены были присоединиться к судебному процессу, когда уголовные производства в отношении двух фигурантов были закрыты. По нашему ходатайству постановления об их закрытии отменили.

Примечательно, что представители силовых структур, которые теперь отвечают в суде за превышение служебных полномочий, продолжают утверждать, дескать, это было их убеждение, что Дмитрий совершил преступление, поэтому и возбудили уголовное дело.

А вот на мой вопрос, почему же не обжаловали оправдательный приговор, оглашенный Дмитрию посмертно, отмалчивались.

— Дмитрий как-то заметил, что был готов к любому исходу этого позорного уголовного дела.

— Он предполагал, что его бросят за решетку или устранят физически. Основания так говорить у него были. Ему много раз угрожали, как-то избили в подъезде собственного дома, по окнам квартиры стреляли.

Его жизнь все время была под угрозой. Недаром действует конвенция ООН «О защите прав правозащитников», к которой присоединилась и Украина, ведь у нас правозащитников преследуют, похищают, убивают.

— Светлана, по вашим окнам стреляли, когда мужа уже не было в живых?

— Да, теперь пытаются запугать и меня. Обстреляли окна квартиры, мой автомобиль. Стрелков милиция так и не нашла, и правонарушение вот уже несколько месяцев остается нераскрытым. Кроме того, мне периодически звонят незнакомые люди и пытаются объяснить, почему происходят некоторые неприятные вещи в моей жизни.

Советуют подумать о своем будущем, не осложнять его. Дают понять, чтобы перестала интересоваться обстоятельствами смерти мужа, ведь его не вернуть. Но как же можно вычеркнуть двадцать лет нашей с ним совместной счастливой жизни, забыть о нем, верном друге, заботливом отце? Не могу спокойно жить, не зная, что с ним случилось.

Верю, все равно когда-нибудь эта тайна будет раскрыта.

Фото из семейного альбома

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/183282-vdova-dmitriya-grojsmana-mne-dayut-ponyat-chto-interesovatsya-obstoyatelstvami-smerti-muzha-ne-stoit

Отец Бурулай в отчаянии: неужели в Кыргызстане все решают деньги?

Судмедэкспертиза не предоставила вместе с заключением фотографии

Убийство Бурулай — одно из самых резонансных в стране, о нем знает практически каждый кыргызстанец, вплоть до руководства страны. Казалось бы, очевидно: власть приложит все усилия, чтобы жестко наказать виновников и не ставить под сомнение свою репутацию. Однако, как считает отец убитой девушки Турдали Кожоналиев, даже при настолько сильном надзоре есть место коррупции.

Мужчина принес в редакцию фотографии, сделанные после вскрытия. На снимках видно, что на теле есть надпись. По этическим соображениям мы не можем опубликовать эти фото.

— Почему вы решились показать нам эти фотографии?

— Меня возмущает заключение судмедэксперта, осматривавшего тело моей дочери. Когда я увидел его, вся грудь была в крови, и там было вырезано “Н + Б”. Но в заключении указано, что это следы от дефибриллятора. Однако оказывавшие помощь медики сказали, что прикладывали к телу тряпку. К тому же эксперт написал, что моя дочь скончалась на месте…

— Но зачем тогда было использовать дефибриллятор?

— Вот именно. Они сделали это специально! Если бы Бурулай скончалась в больнице, то убийство классифицировали бы как особо жестокое. 

© Sputnik / Табылды Кадырбеков

Турдали Кожоналиев, отец Бурулай: меня возмущает заключение судмедэксперта, осматривавшего тело моей дочери. Когда я увидел его, вся грудь была в крови, и там было вырезано “Н + Б”. Но в заключении указано, что это следы от дефибриллятора

— Может, дело в непрофессионализме судмедэксперта?

— У него стаж работы 15 лет, он не мог допустить такую ошибку. Даже слепой увидит, что на теле вырезано “Н + Б”. Я считаю, что судмедэксперт получил взятку. Я показал эти фотографии другому патологоанатому, и он сразу сказал, что надпись есть.

— Что значит эта надпись?

— У моей дочери был парень по имени Нурлан. Они собирались пожениться 25 августа. Поэтому этот человек вырезал “Н + Б”. Буква “Н” ближе к середине груди, на соске “плюс” и вокруг буква “Б”. Это бесчеловечно, так не сделает даже маньяк.

— Насколько известно, подозреваемый в убийстве уже крал Бурулай. Расскажите об этом.

— Это произошло 4 мая, когда дочь была на учебе. Он подарил ей цветы, а Бурулай не хотела их принимать, но в итоге взяла. Когда увидела внутри кольцо, она вышла, чтобы отдать, а там уже поджидали 5-6 парней. Они ее и украли.

Родственники парня пришли ко мне, но я сказал: “Выдам замуж, только если сама будет согласна”. Однако дочь отказалась.

Хотел написать заявление в милицию, но ко мне пришел дядя того парня, мы работали вместе. Он извинился, пообещал, что больше не повторится, и переубедил меня.

Если бы тогда написал заявление, возможно, этого бы не произошло… После этого пришел парень Бурулай и надел ей серьги.

— Вы знали раньше этого парня?

— Его семья живет недалеко от нас. Вроде всегда спокойный был. Никогда бы не подумал, что он на такое может пойти. 

© Sputnik / Табылды Кадырбеков

Турдали Кожоналиев: сначала милиция утверждала, что убийство произошло за 20 секунд, а потом, что за 45. Но разве за такое короткое время можно так искалечить человека?

— Как вы узнали о смерти дочери?

— Супруга попросила Бурулай принести кефир, она ушла в магазин, и на улице началась шумиха. Оказалось, что ее украли. Я погнался за ними, но не смог догнать.

Обратился в милицию, и вскоре поступил звонок с поста в Сосновке: сообщили, что дочь нашлась. Я поговорил с ней, она сказала, что с ней все в порядке, и мы выехали в Кара-Балту.

Когда проезжали Сокулук, Бурулай позвонила маме, мы сказали, что едем, и связь оборвалась.

Прибыли туда в полночь. Приехавшие с нами милиционеры сказали, что сами заберут дочь, и попросили подождать в машине. Через 15 минут вышел один из них и сказал ехать в больницу, объяснив, что “гаишники” побили парня, укравшего мою дочь, и его надо тоже забрать. Мы отправились туда. Милиционер опять зашел, но затем вышел и сказал, что, мол, врачи не отдают парня.

Потом вернулись в РОВД, нас туда не пускали. Я начал требовать, чтобы отпустили Бурулай, потому что она держала орозо и долго не ела. Нам сказали, что она пишет объяснительную.

Было уже три ночи. Я начал спрашивать, почему так долго, и меня в итоге впустили. Завели в кабинет начальника РОВД, и он мне все объяснил. Я не знал, что сказать, не мог соображать.

— Как милиционеры объяснили вам свою халатность?

— Сказали, что он пронес нож в носке. Я начал спрашивать, как так получилось? Как ему удалось пронести настолько большой нож, что он им насквозь проткнул тело? Обычно, если даже 100 граммов водки выпьешь, тебя полностью обыскивают вплоть до носков.

Сначала милиция утверждала, что это произошло за 20 секунд, а потом, что за 45. Но разве за такое короткое время можно так искалечить человека? Тем более комната находилась напротив кабинета дежурного. Когда человек получает удар ножом, он кричит. Как они могли не услышать?

— Что сказал на допросе тот парень?

— Что якобы ничего не помнит. Наверное, адвокаты научили. При этом экспертиза показала, что он вменяемый и был трезв. 

© Sputnik / Табылды Кадырбеков

Турдали Кожоналиев: об этом деле знают и президент, и премьер, и вся страна. Я удивляюсь, как под таким контролем допускают халатность?

— Куда вы обращались, чтобы добиться справедливости?

— Был у замминистра ВД, показывал ему эти фотографии. Он дал соответствующие поручения, отругал следователей, и дело вроде сдвинулось. Но он сказал, что МВД никак не может повлиять на результаты судмедэкспертизы.

Об этом деле знают и президент, и премьер, и вся страна. Я удивляюсь, как под таким контролем допускают халатность? Что же происходит с теми беднягами, о проблемах которых не знает руководство? Получается, у нас закон не работает — он на стороне того, у кого есть деньги.

Я прошу справедливости. Не хочу, чтобы еще кто-то пострадал так. Это должно стать уроком всем нам. Какие мучения испытала моя дочь, такие же должен пройти виновник. Пусть все будет по закону.

— Эту надпись еще могут включить в материалы следствия?

— Да, скоро состоится комиссионная экспертиза. Я просил включить туда независимого частного эксперта, потому что боюсь, что члены комиссии встанут на защиту коллеги. Ведь, если в заключении добавят, что на теле была надпись “Н + Б”, то того судмедэксперта как минимум уволят.

Ответ МВД

Мы понимаем горе семьи, это невосполнимая утрата. Признаем халатность сотрудников милиции. К ней, как к потерпевшей, не должны были подпускать обвиняемого.

Однако с первых дней мы опровергли информацию о наличии надписей на теле девушки — это подтверждается заключением судмедэкспертизы. Это следы от дефибриллятора, а не от ножевых ранений.

Что касается сотрудников милиции, находившихся там в момент убийства, а также руководства РОВД, в их отношении проведено служебное расследование. Кроме этого, прокуратура возбудила на них уголовное дело. Расследование продолжается, и впереди судебное разбирательство. В ходе следствия будет установлено, сколько времени убийца провел в комнате с жертвой. По нашим данным, около минуты.

После этой трагедии в подразделениях милиции была усилена работа дежурных частей, чтобы подобное не повторилось.

Источник: https://ru.sputnik.kg/society/20180714/1040173250/kyrgyzstan-burulaj-ubijstvo-otec-intervyu.html

Юридический спектр
Добавить комментарий