Обманули при расселении барака, что можно сделать

Снесите это немедленно: россиян выгонят из бараков

Обманули при расселении барака, что можно сделать

Власти собираются снести почти все аварийные двухэтажные бараки в стране. Об этом заявил в пятницу министр строительства и ЖКХ Владимир Якушев на парламентских слушаниях по расселению аварийного жилого фонда в рамках нацпроекта «Жилье и городская среда».

«Грубо говоря, в течение шести лет мы будем сносить, как мы привыкли это называть, по-простонародному, двухэтажные бараки. Этот тот фонд, с которым мы будем бороться», — пояснил глава Минстроя.

Старые двухэтажки составляют 68% от всех аварийных домов. По году постройки около половины приходится на дома, возведенные с 1946 по 1970 год, четверть — это дома, построенные до 1995 года, еще 22% — до 1945 года. В аварийный фонд попало и жилье, сданное в эксплуатацию, начиная с 1996 года. Его доля составляет 4%.

За шесть лет планируется переселить 530 тысяч человек, которые сегодня проживают в аварийных домах общей площадью 9,5 млн кв. м. Еще порядка 2,4 миллионов «квадратов» будет снесено в 2025 году.

На эти цели предполагается потратить 507,2 млрд рублей (431 миллиард будет выделен из федерального бюджета, 67,8 миллиардов составят региональные средства). Также планируется задействовать 7,3 миллиарда рублей из внебюджетных источников.

Федеральные власти уверяют, что регионам не придется увеличивать расходы на программу расселения. Софинансирование будет обеспечено за счет дотаций из центра.

Этот вопрос прорабатывается совместно Минстроем, Минфином и регионами.

Владимир Якушев предупредил, что объем региональных средств может меняться, потому как субъектам федерации никто не запрещает находить и привлекать дополнительные деньги на расселение аварийных домов.

По словам Якушева, к 20 июля 2019 года Минстрой должен представить еще ряд механизмов, которые потребуют внесения изменений в нормативные акты, чтобы снять ограничения для реализации программы.

Речь идет о том, чтобы уточнить критерии аварийности домов, а также определить, что относится к ветхому жилью. Термины зачастую путают, во втором случае речь идет о 60-70% износа. Как заметил Якушев, здесь нужна отдельная программа, потому как дома еще возможно «вылечить».

Также может быть рассмотрено предложение наложить ограничения на земельные участки, которые будут освобождаться после сноса аварийного фонда. Министр уточнил, что они должны использоваться под общественные пространства: скверы, парковки.

Если муниципалитет и субъект приняли решение, что квартал пойдет коммерческое использование, то средства, полученные от аукциона должны вернуться в программу.

В ином случае субъект Федерации может потерять квоту при распределении средств на расселение.

Инвесторы должны получать субсидию на освоение участка из государственной корпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», который, останется оператором программы (соответствующий законопроект о продлении его работы до 2026 года уже внесен в Госдуму). Если же организация, выигравшая аукцион, не собирается ничего строить на участке, то это должен сделать муниципалитет.

Министр отметил, что регионам никто не будет навязывать конкретную программу действий по переселению. Речь идет о том, чтобы законодательно прописать регионам опции, набор инструментов.

«Хотите сносить больше — можете давать социальную ипотеку», — сказал Якушев. При этом создание специализированного фонда может быть неплохим способом решения проблемы «аварийки».

Напомним, что в соответствии с указом президента России Владимира Путина от 7 мая 2012 года, до 1 сентября 2017 года должно было быть расселено более 11 миллионов квадратных метров жилых домов. В мае 2017 года на Госсовете Владимир Путин дал поручение правительству РФ и регионам с 1 января 2019 года ввести постоянный механизм переселения граждан из ветхого и аварийного жилья.

В 2018 году, по сути, по неработающей уже программе переселение продолжилось. «С участием федерального бюджета в 21 субъекте шло расселение домов», — сказал Якушев.

Он добавил, что в 11 из них входят те регионы, в которых не была завершена прошлая программа, в их числе и Московская область, которая изначально числилась в передовиках.

В 13 регионах был выявлен дополнительный объем непригодных для жилья домов.

По итогам этого года, заметил Якушев, будет расселено порядка 216 тысяч «квадратов, новое жилье получат 14,5 тысяч человек. Всего за 10 лет работы было переселено порядка миллиона граждан из 16 миллионов квадратных метров, сообщил глава Фонда ЖКХ Сергей Степашин.

Что касается новых механизмов, которые поручил создать президент, то Якушев отметил, что к 1 января 2019 года, когда должно все заработать, инициативы не будут подготовлены. То есть чиновники продолжат работать по старой схеме и через Фонд ЖКХ. По словам министра, «от добра добра не ищут» и в фонде «есть люди, наработанные компетенции и четно отработанные механизмы».

Эксперты говорят, что на новом этапе программы расселения нельзя допустить прежних ошибок. В новой программе необходимо продумать дополнительные гарантии качества строящихся домов, считает исполнительный директор центра «ЖКХ контроль» Светлана Разворотнева.

«В том числе может быть стоит подумать о контрактах жизненного цикла при строительстве объектов, а также должны появиться требования энергоэффективности», — сказала она.

Эксперт рабочей группы «Качество повседневной жизни» Общероссийского народного фронта (ОНФ) Арсений Беленький в разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru» отметил, что из-за низкой цены квадратного метра в домах качество нового жилья было низким.

«В некоторых регионах строили бараки вместо бараков», — говорит он.

Нужен контроль за регионами, уверен Беленький. Например, Московская область фальсифицировала отчетность о темпах строительства. Когда это выяснилось, уволили курирующего министра в области, сказал собеседник издания.

Большая проблема — формирование списков аварийных домов. Как признал глава наблюдательного совета Фонда ЖКХ Сергей Степашин, в прошлой программе в регионах главы прятали объемы аварийного фонда.

«Иногда чиновники жульничают и не аварийные дома вносят в список, чтобы освободить дорогую землю для коммерческого проекта. Опять же должен быть контроль»,

— добавляет Беленький.

Разворотнева считает, что нужно подумать над созданием маневренного фонда. Должен быть и дифференцированный подход к переселению в больших и малых городах.

В первом случае программа может реализоваться в том числе за счет средств инвесторов в рамках проекта развития застроенных территорий.

В малых городах нужно подумать над созданием механизмов за счет аренды брошенного жилья, за которое люди годами не платят.

С учетом того, что новые механизмы и подходы еще только вырабатываются, к лету мы можем увидеть совсем новую программу переселения, не исключает Арсений Беленький.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2018/11/09/12053341.shtml

Ликвидировать бараки в области будут другими темпами и с другим эффектом – МК

Обманули при расселении барака, что можно сделать

Пока всех не расселим — в отпуск не пойдем

— В стране кризис, а в Подмосковье строительный бум? Чего вдруг вы решили сокращать сроки по расселению «аварийки»?

— А вы представляете, что такое жить в аварийном бараке? Мы же не в тропиках, это там можно прикрыть крышу полиэтиленом — и порядок. А в нашем климате это прямая угроза здоровью. Губернатор Подмосковья дал команду: все 232 000 кв. м аварийного жилья расселить до 2016 года. Первоначально срок стоял 1 декабря 2017 года. Это один из приоритетов, стоящих перед строительным блоком.

— А ресурсы?

— Программа полностью обеспечена финансированием. На ее реализацию будет потрачено около 9 млрд руб. Строительных мощностей, которые есть в области, нам тоже хватит.

— Чьи это деньги — области или из федерального бюджета?

— Программа реализуется на условиях софинансирования: 30% нам выделил Фонд содействия реформированию ЖКХ — это федеральные средства, и 70% поступит из бюджета области и муниципалитетов.

— То есть никаких проблем?

— проблема в том, что по закону, расселяя «аварийку», мы должны предоставлять новые квартиры взамен старых метр в метр. Но представьте себе такую ситуацию: в старом доме живет семья: пять человек, а занимают квартиру площадью всего 18,5 кв. м. Во-первых, таких маленьких квартир теперь никто не строит. Возникают сложности с выбором планировок.

Во-вторых, люди-то надеются, что им во всех отношениях улучшат жилищные условия: и дом будет новый, и метров добавят. Но так не бывает. Задача государства — переселить граждан из дома, представляющего опасность для их жизни, а улучшать их жилищные условия за счет бюджетных средств мы не имеем права.

Однако убедить в этом людей бывает не всегда легко.

Еще одна важная проблема — во многих населенных пунктах, где проводим расселение, отсутствуют квартиры и строительные площадки. Мы вынуждены строить дома, тянуть к ним сети вместо того, чтобы просто купить готовые квартиры.

А строительный цикл от выбора площадки до получения разрешения на ввод дома в эксплуатацию и до оформления права собственности на квартиры составляет 2–3 года.

Чтобы ускорить процесс, приходится многие процессы переводить в ручной режим.

— А почему нельзя предоставить квартиру большей площади на условиях доплаты?

— Правильный вопрос. Надеюсь, вскоре у людей появится такая возможность. На уровне федеральных министерств сейчас рассматривается ряд поправок в нормативную базу.

Скажу больше, мы совместно ведем работу над тем, чтобы законодательство позволяло выдавать жителям домов, которые идут под снос, специальный денежный сертификат, и пусть они сами покупают себе квартиры по вкусу.

Это самый справедливый механизм, и главное, он позволяет значительно ускорить сроки реализации этой программы. Хотя должен признать, что далеко не во всех муниципалитетах эту идею можно реализовать. Например, в Химках или Балашихе стоимость квадратного метра около 100 тыс. руб.

, а финансирование программы предполагает 36 тыс. рублей за кв. м. Для Московской области такие нормативы — балансирование на грани возможного. Поэтому жители аварийных домов в Химках никогда не возьмут деньги, только натуральные метры, иначе они никогда не смогут купить себе новое жилье.

— Получается, что застройщики все-таки могут уложиться в 36 тыс. руб. за квадратный метр, — откуда тогда берутся безумные цены на жилье в Подмосковье?

— Могут, но с трудом. И сразу, как только дом сдают в эксплуатацию, цена «квадрата» вырастает до 100 тысяч — это рынок, ничего тут не поделаешь. В этом году мы расселим более 60 000 кв. м аварийного жилья.

Не скажу, что мощные строительные компании стоят в очередь за право поработать по этой программе. Как правило, вместо аварийного барака требуется построить маленький домик на 8–16 квартир, себестоимость которого еле укладывается в размеры государственных субсидий.

Поэтому на подрядные работы выходят, как правило, небольшие местные строительные компании.

— Как вы считаете, не помешает воплощению ваших планов то, что страна, похоже, входит в затяжной кризис: курс рубля падает, нефть дешевеет?

— На сроки расселения не повлияет. Хочу напомнить, что именно госзаказ помог сохранить строительную отрасль во время предыдущего кризиса.

— А долгостроев не боитесь, тем более бюджетные деньги вложены?

— Пока что планов по остановке строящихся объектов нет.

— Как муниципалитеты готовятся к началу нового строительного сезона 2015 года?

— Уже идут аукционы, конкурсы, готовится проектная документация. Солнечногорский, Подольский районы очень активно реализуют свои программы, причем не только расселяют аварийное, но и ветхое жилье, которого у нас в Подмосковье вообще огромное количество — 2,6 млн кв. м.

В планах ближайших лет на расселение стоит 232 тыс. кв. м аварийного фонда и около миллиона кв. м ветхого жилья. Последнее расселяем за счет привлечения инвесторов, без бюджетных средств. До 30% строящегося в Подмосковье жилья отдается под переселение ветхого фонда.

— Процент един для всех или он плавающий?

— Нет, он обусловлен многими факторами, прежде всего экономикой проекта. Все зависит от стоимости квадратного метра в том или ином населенном пункте.

— Когда произошла авария в Красноармейске и там обрушилась стена дома, в области хотели создать маневренный фонд для расселения аварийных домов. Удалось реализовать эту идею?

— Пока такой возможности нет. Да и нецелесообразно резервировать жилье в ожидании каких-то ЧП. В каждом муниципалитете есть свой маневренный фонд. Опыт показал, что мы можем оперативно расселять и восстанавливать дома в случае чрезвычайных происшествий.

Например, в Загорских Далях — помните, там дом пострадал от взрыва бытового газа, здание было очень серьезно разрушено. Мы отселили жильцов из пострадавшего подъезда, а дом реконструировали за несколько месяцев.

В результате он стал намного лучше, красивее, комфортнее, чем до трагедии.

— Вы сейчас в основном говорите о домах, которые были построены давно и пришли в ветхое состояние с годами. А «МК» недавно писал о том, что в Озерах на улице Челнок стоит дом 7, которому всего пять лет, но жить в нем уже опасно…

В том же районе, в поселке Бело-Колодезский, еще один одиозный случай: построен новый дом для переселенцев из барака, а коммуникации к нему не подведены, и денег на их прокладку тоже нет. Новоселье откладывается на неопределенный срок.

— Чтобы такого впредь не было, мы сейчас хотим привлечь представителей Народного фонда, которые будут осуществлять общественный контроль за работой стройкомплекса и, в частности, за реализацией программы по расселению аварийного жилья.

Что же касается публикации «МК» о ситуации с двумя аварийными домами в Озерах, то мы сейчас вплотную занимаемся этой проблемой.

Позже обязательно сообщим о результатах проверки указанных в статье фактов, но могу сказать точно, что срыва сроков программы не допустим.

— Про общественный контроль понятно, а какие рычаги управления есть у правительства в отношении муниципалитетов?

— Будем ставить вопрос о снятии с руководящих должностей. Более того, на последнем заседании правительства губернатор Воробьев отменил все отпуска сотрудников сферы ЖКХ до момента выполнения программ 2014 года.

МЕЖДУ ТЕМ

2 декабря на заседании областного правительства подводились предварительные итоги по программе расселения аварийного жилья.

По словам министра строительного комплекса региона Марины Оглоблиной, по состоянию на 1 декабря расселено порядка 21 тыс. кв. м. При этом федеральная программа предполагает расселение 41,8 тыс. кв.

 м, а областной план — 63,8 тыс. кв. м. Достижению областных показателей препятствует ситуация с переселением 16 тыс. кв. м.

Среди муниципалитетов, задерживающих переселение бараков, были названы Дмитровский, Пушкинский, Можайский, Чеховский, Орехово-Зуевский, Шатурский, Егорьевский, Рузский районы, Красноармейск, Клин, Зарайск, Талдом, Орехово-Зуево и Кашира.

«Мы дождались конца года, и в последние золотые дни вместо того, чтобы поздравлять друг друга с Новым годом, будем подключать трубы. Все нужно делать вовремя.

Очень некрасиво получается: взяли опережающие темпы, а на данный момент сдали только 21 тысячу квадратных метров. Я возьму под личный контроль каждый дом.

Все, кто докладывал, главы районов, пока не сдадите аварийное жилье, отпуск не планируйте», — подвел черту глава области Андрей Воробьев.

Источник: https://www.mk.ru/mosobl/2014/12/03/likvidirovat-baraki-voblasti-budut-drugimi-tempami-i-s-drugim-effektom.html

Признать жильё аварийным станет проще

Обманули при расселении барака, что можно сделать

Сергей Мальгавко/ТАСС

В настоящее время, чтобы признать жильё аварийным или ветхим, нужно потрудиться: собрать справки, добиться того, чтобы районная администрация пригласила межведомственную комиссию, затем оплатила её работу.

Но главное, что критерии детальной оценки у каждого региона и даже муниципалитета свои. Чтобы сделать процесс более эффективным, Минстрой намерен уточнить параметры, по которым здания признаются аварийными.

Критерии станут едиными

В настоящее время Министерство строительства работает над проектом постановления Правительства, которым будут установлены единые параметры опасных домов. Разработать документ ведомство должно в соответствии с планом мероприятий по реализации федерального проекта «Обеспечение устойчивого сокращения непригодного для проживания жилищного фонда».

Читайте по теме По информации СМИ, в постановлении будут содержаться критерии признания многоквартирных домов аварийными и подлежащими сносу или реконструкции.

Кроме того, оно должно будет уточнить процедуру оценки технического состояния конструкций. Внести документ на рассмотрение Правительства Минстрой должен до 15 октября.

До этого срока проект пройдёт все необходимые процедуры общественного обсуждения. Уже тогда станет известно, какими могут быть новые критерии.

Вместе с тем до конца 2019 года предполагается разработать унифицированные формы для специализированных организаций, которые готовят заключение о признании домов аварийными. В этих шаблонах также будут прописаны все критерии.

Приблизительности не место

«Ну, наконец-то Минстрой вспомнил об аварийном жилье! А то у нас и критерии определения аварийности размыты, и нового жилья на всех не хватает. Давно пора было эти вопросы начать решать», — заявил «Парламентской газете» заместитель председателя Комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Павел Качкаев.

Он подчеркнул, что даже комиссии, которые дают оценку тому или иному жилому помещению, часто не могут точно сказать, аварийное оно, ветхое или всё же пригодно для проживания.

«Сейчас ветхим можно назвать дом, если износ его конструкций составляет более 65 процентов. Но при этом есть разные износы — несущих конструкций, элементов. Последние можно заменить, и в доме можно будет продолжать жить. Но ведь не всегда на это обращают внимание, признают дом аварийным и стремятся выселить людей. А куда? Нового жилья часто просто не построено», — сетует депутат.

Проблем вообще быть не должно, когда мы говорим о таком вопросе, как признание домов ветхими и угрозе жизни людей.

По данным Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ), около трети российских регионов не выполнили программу переселения из аварийного жилья, которое было признано таковым до 1 января 2012 года.

«Проблем вообще быть не должно, когда мы говорим о таком вопросе, как признание домов ветхими и угрозе жизни людей. А всё потому, что существующая ныне оценка домов носит исключительно субъективный характер», — заявил «Парламентской газете» руководитель Центра ОНФ «Народная экспертиза» Виктор Рожков.

Эксперт уверен, что в постановлении Минстроя должно быть не просто прописано, что такое износ, который нужно признавать критическим. «Важно, чтобы чиновники прописали в процентах аварийный уровень ветхости для каждой части в конструкции дома, чтобы больше не было существующей сейчас приблизительности», — добавил он.

Какое помещение сегодня может быть признано аварийным?

Читайте по теме Федеральный закон №185 предусматривает формирование специального фонда, предназначенного для расселения людей, проживающих в ветхом и аварийном жилье. Согласно этому документу, дом признаётся аварийным при наличии в нём полуразрушенных несущих конструкций или жилых помещений, находящихся в опасном для проживания состоянии.

Так, к ветхому жилью относятся деревянные дома, изношенные на 65 процентов, каменные дома с износом, составляющим 70 процентов. Ветхое жильё, в отличие от аварийного, безопасно для проживания в связи с отсутствием возможности разрушения.

В первую очередь расселяются жильцы из аварийных домов. Переселение из ветхих домов возможно только в случае, если здания сносятся, чтобы освободить площадку для строительства нового объекта.

При сносе ветхого или аварийного дома переселение жильцов должно осуществляться так: в каждом регионе создаётся программа, направленная на реализацию определённых целей, затем составляется список, в котором перечисляется ветхое или аварийное жильё. По отношению к таким помещениям может приниматься решение о его полном снесении либо реконструкции, а их жильцам предоставляются квартиры в других домах.

Важно, чтобы чиновники прописали в процентах аварийный уровень ветхости для каждой части в конструкции дома, чтобы больше не было существующей сейчас приблизительности.

Обычно жильё подбирается в одном и том же городском районе или населённом пункте, где люди жили ранее. При наличии в собственности квартиры, располагающейся в ветхом или аварийном доме, её владельцу может быть предложена компенсация.

Добиться переселения из аварийного или ветхого дома самостоятельно, если представители местных органов власти сознательно затягивают решение этого вопроса, достаточно трудно.

Источник: https://www.pnp.ru/economics/priznat-zhilyo-avariynym-stanet-proshhe.html

«Сами виноваты». Помогут ли жильцам аварийного барака в Краснокамске?

Обманули при расселении барака, что можно сделать

Уже много лет жители обветшалого барака в Краснокамске мечтают о новых квартирах. Пока люди ждут помощи, здание всё больше разрушается. Помочь наладить бытовые условия могли бы в администрации города или в управляющей компании. Но, как выяснилось, ждать перемен в ближайшее время не приходится.

Выживаем, как можем

Напомним, о коммунальной беде многодетных семей, вынужденных жить в аварийном бараке «АиФ-Прикамье» писал в материале «Дети уже в пол проваливаются».

Дом изначально построили как временное общежитие в 80-ые годы. Но до сих пор в нём живут люди.

«Крыша постоянно протекает, лопаются трубы, в полу образуются дыры», — рассказывают жильцы. По их заверениям, ремонтировать коммуникации приходится своими руками и за свой счёт.

А УК только выставляет огромные счета на оплату.

«За свет, воду, отопление — платим. А за остальное за что платить? В месяц выходит по четыре тысячи рублей», — признаётся местная жительница Ольга.

Детям приходится жить в комнатах по соседству с крысами, клопами и тараканами.

Арест счетов

Кто же довёл дом до такого состояния?

С 2017 года обслуживанием дома занимается управляющая компания «Домовой». Её директор Станислав Зимин рассказал, что до этого (с 2014 года) дом был на балансе другой его УК — «Фемиды».

«Жильцы почти не платят за коммуналку. Перед компанией «Фемида» у каждой квартиры долг от 20 до 50 тысяч рублей, — говорит Станислав Зимин. — «Фемида» не смогла обслуживать все аварийные дома, так как ресурсники наложили аресты на счета компании. Мы вынуждены были переать и взять эти дома в другую компанию — «Домовой», но и тут, к сожалению, повторилась та же история».

«Фемида» успела починить бойлер, а у «Домового» счета арестовали уже через три месяца.

Станислав уверяет, что несмотря на арест счетов, пытается поддерживать жильцов и покупает на свои личные деньги необходимые материалы для ремонта.

«В январе 15 тысяч рублей потратил на сантехнику. Каждый месяц приходится раскошеливаться на электросчётчики, так как их всё время вышибает», — говорит директор УК.

Средства с замороженных счетов он может тратить только на зарплаты сотрудников. Но и на это денег не хватает. Из-за задержек по выплатам уже возбуждали уголовное дело.

«Сколько смогу ещё тянуть эти дома на себе не знаю. С жильцов взять нечего. Хотя общая задолженность жителей всех аварийных домов на сегодняшний день перевалила за 50 млн Обе УК на стадии банкротства», — признаётся Зимин.

Он рассказывает, что в среднем собираемость с аварийного жилфонда не превышает 5-10%.

«Вы не видели каким я его взял. 90% крыш были дырявые, всё сыпалось и рушилось. В прокуратуру от жителей приходило по 200-300— жалоб в год, а сейчас люди могут спокойно дожить до расселения и сноса в своих домах. Есть конечно несколько домов, которые я попросил письменно у администрации расселить в принудительном порядке через суд. Но ответа пока не получил».

Шифер падает вместе с сосульками

Износ сетей в доме на улице Промышленная, 2 составляет 90%. Но директор УК говорит, что барак ещё не самый худший среди других аварийных домов.

«Есть дома, где нет воды и канализации, где предусмотрены уличные общие туалеты и водяные колонки. Конечно, все эти бараки надо срочно расселять, но увы, у администрации просто нет на это средств. Я вынужден обслуживать эти здания».

Он считает, что вина в сложившейся ситуации лежит и на администрации, и на предыдущих УК, которые довели бараки до такого состояния. Не снимает он вины и с жителей.

«Если бы люди вовремя и своевременно оплачивали коммуналку, то можно было бы из большей части домов вообще сделать конфетку. Это же полногабаритные квартиры. Я предлагал не однократно жильцам дома создать ТСЖ, чтоб они сами управляли своим домом — не хотят, потому что понимают, что сразу же придётся платить за всё.

Предлагал хотя бы раз в месяц делать субботник и сообща прибирать места общего пользования — тоже не хотят. Крышу им ремонтируем каждый год, но они туда сами же ползают, дырявят своими антеннами, хотя конечно появляются протечки и из-за старости шифера. Начинаем сбивать сосульки, с ними сыплется шифер. Капремонт в этих домах не предусмотрен.

Жители освобождены от уплаты за него и тарифы у них тоже низкие».

119 домов не пригодны для проживания

Советник главы города Краснокамска Елена Пономарёва пояснила корреспонденту «АиФ-Прикамье», что ситуация находится на контроле.

«Дом был признан аварийным 9 декабря 2014 года.

Прошло пять лет, бывшая администрация по каким-то причинам не решала эти вопросы. Наша администрация работает два месяца.

Мы не можем за это время сделать то, чего не сделала предыдущая администрация за пять лет», — говорит Елена Пономарёва.

К сожалению, дом на улице Промышленной не единственный. По данным городских властей, 119 домов в Краснокамском округе признаны не пригодными для проживания и подлежат расселению.

«109 из них включены в программу по расселению на 2019-25 годы, 106 будут расселены с привлечением средств федерального бюджета, 3 — за счёт привлечения средств краевого бюджета.

Дом на Промышленной тоже включён в программу, но его расселение произойдет не в самую первую очередь, так как сначала подлежат сносу те дома, территории которых уже сейчас можно застраивать новым жильём», — пояснили в администрации.

Елена Пономарёва отмечает, что жильцам дома предлагали переехать в маневренный фонд, но они отказались, мотивируя тем, что хотят жить в своей квартире, а не в общежитии. При этом она поясняет, что за социальной поддержкой жители дома на Промышленной, 2 не обращались.

«Около 30% жителей проживают в нём по договору социального найма, а остальные — большинство — собственники квартир. Задолженности по этому дому огромные. Только за отопление жители должны ресурсоснабжающей организации — около 1 млн рублей».

И в УК и в администрации легко отвечают на вопрос «кто виноват», но, к сожалению, ни у кого пока нет ответа на вопрос «что делать».

Источник: https://finance.rambler.ru/other/41803363-sami-vinovaty-pomogut-li-zhiltsam-avariynogo-baraka-v-krasnokamske/

«Нас обманули». Екатеринбуржцы, которым за снос их барака застройщик обещал двухкомнатную квартиру, заявляют, что их кинули. Подсказываем, что делать

Обманули при расселении барака, что можно сделать
https://www.znak.com/2013-07-29/nas_obmanuli_ekaterinburzhcy_kotorym_za_snos_ih_baraka_zastroychik_obechal_dvuhkomnatnuyu_kvartiru_z

2013.07.29

Добрый день! Обращаюсь к Вам, потому что просто не знаю уже, куда мне идти и у кого просить совета. В общем, ситуация следующая: я и моя мама были много лет прописаны в доме барачного типа в центре Екатеринбурга по адресу: переулок Еланский, 3.

Сейчас уже такого адреса нет, потому что дом снесен (в феврале 2013 года) и новому строящемуся объекту присвоен адрес – Циолковского, 57 (уже построено 7-8 этажей).

Когда наш частный сектор собрались расселять, застройщик – ООО «УралРегион» – обещал нам предоставить двухкомнатную квартиру площадью 57 квадратных метров в доме, который будет построен на месте снесенного дома.

И мы заключили договор, что они покупают наши две комнаты площадью 30 квадратных метров за 2 млн 332 тыс. рублей (именно в эту цену они оценили наши комнаты, хотя, конечно, цена занижена, и деньгами мы бы не взяли). А мы, в свою очередь, покупаем у них двухкомнатную квартиру за точно такие же деньги.

Тогда я допустила чудовищную ошибку – не проконсультировалась с юристом по поводу договора, который мы подписали, – это был предварительный договор. А основной они обещали подписать с нами в июне. Это сейчас, бегая по юристам, поняла, что договор был составлен изначально против нас.

Мы быстренько выписались после заключения договора, дом снесли, и сейчас он строится. В июне нам сказали, что двухкомнатные квартиры площадью 57 квадратов исключены из проекта и нам готовы либо выплатить обещанные два с лишним миллиона, либо предоставить однокомнатную квартиру площадью 54 «квадрата».

Если бы мы знали, что так будет, мы бы изначально не согласились на такие условия. Считаем, что нас обманули. Подскажите, как быть?

Лаура, Екатеринбург

Для того чтобы ответить на ваш вопрос, мы обратились к юристам компании «ИНТЕЛЛЕКТ-С». «Действительно, если договор сформулирован как предварительный и его формулировки безупречны, то будет достаточно проблематично потребовать чего бы то ни было превышающего ту сумму в 2,3 млн, за которую были проданы комнаты.

Однако следует иметь в виду, что 30 января 2013 года Верховный суд РФ указал, что суды могут применять правила закона о долевом участии в строительстве, в том числе и к тем договорам, которые прямо договорами долевого участия не названы, но по смыслу направлены на приобретение строящегося жилья. Причем одним из примеров таких договоров прямо называется предварительный договор. Поэтому если по смыслу договора будет видно, что он направлен именно на приобретение квартиры, то можно воспользоваться всеми правами, которые дает «Закон о долевке».

В частности, имеет смысл проверить, действительно ли в строящемся доме отсутствуют квартиры того типа, который был обещан (это можно узнать, например, из проектной декларации на дом или из рекламы застройщика), – вполне может оказаться, что на самом деле там такие квартиры есть. Даже если их нет, то можно попытаться потребовать возмещения убытков, которые будут составлять разницу между суммой в 2,3 млн и действительной стоимостью подобной квартиры в этом районе. В любом случае даже если договор предварительный, застройщик обязан заключить основной, а отсутствие таких квартир в проекте никоим образом не освобождает его от лежащих на нем обязанностей, а в случае невозможности их реального исполнения – от ответственности за незаключение основного договора по причинам, зависящим от застройщика», – пояснил юрист Александр Латыев.

По его словам, данный договор подтверждает сказанное.

«На возможность применения к нему «Закона о долевке» указывает то, что, согласно пункту 5, оплата производится сразу при заключении договора (для «настоящего» предварительного договора это нетипично). Единственное, что по условиям договора (пункт 4.

1) срок для заключения основного договора – 1 декабря 2014 года, а значит, раньше этого срока очень проблематично обращаться в суд, так как до него договор еще не нарушен», – отметил Латыев.

В свою очередь представители компании ООО «УралРегион» сообщили нам, что «приобрели этот участок у компании с таким же названием – «Уралрегион», но другим ИНН». «Договор у людей был с другим «УралРегионом».

Мы кардинально поменяли проект, и минимальная площадь двухкомнатной квартиры у нас стала – от 65 квадратных метров. Никаких юридических обязательств перед семьями из домов барачного типа у нас не было.

Мы старались вести себя по-джентльменски: зная ситуацию людей, мы предложили им квартиру площадью 54 квадратных метра – она однокомнатная, но при желании легко переделывается в двушку (она больше чем их жилплощаль на 20 метров). Но они отказались.

Если это называется несправедливостью, то я не понимаю, где же тогда справедливость. Люди не хотят слушать. Они хотят поймать птицу счастья за хвост, не разобравшись в ситуации», – отметил представитель компании-застройщика.

На вопрос, почему компания взяла одноименное название и почему предыдущий «УралРегион» продал землю, он ответил: «У них был ряд исходно-разрешающих документов на строительство здесь. Мы взяли такое же название, чтобы подписывать бумаги – есть такие, где ИНН не указывается. Так проще работать. Чтобы строить, как известно, нужны деньги. У нашей компании с финансированием все в порядке».

Источник: https://www.znak.com/2013-07-29/nas_obmanuli_ekaterinburzhcy_kotorym_za_snos_ih_baraka_zastroychik_obechal_dvuhkomnatnuyu_kvartiru_z

Юридический спектр
Добавить комментарий