Можно ли подать жалобу на соседей, если ребенок играет в большой теннис дома, тем самым создавая шум?

Как избавиться от детских страхов: пути решения проблемы и рекомендациитрусишкам и их родителям

Можно ли подать жалобу на соседей, если ребенок играет в большой теннис дома, тем самым создавая шум?

Мнеочень хочется донести до родителей(бабушек и дедушек), что мягкое реагированиена страхи ребенка, теплота и принятие,поддержка и понимание лучше ирезультативнее, чем запугивание, чтениеморали и «взрослый» подход решения кпроблеме: «Я не вижу, значит, ничегонет».

С некоторыми страхами, особенно«возрастными», часто можно справитьсяи самим, не прибегая к помощи специалистов.Такие детские страхи могут развеятьсяпросто лишь при переключении вниманияна что-то интересное для ребенка.

Вовлекайте его в разнообразные игры,занимайте интересной для него деятельностьюи, конечно же, любите, уважайте идемонстрируйте уверенное поведение игармонию.

Ещеодин способ избавитьсяот страхов –ИГРА. Вообще, игра в психотерапии, каки в развитии личности ребенка, занимаетогромную нишу. Игру можно рассматриватькак один из методов психотерапии ипсихокоррекции.

Игры бывают предметные,ролевые, смешанные (предметно-ролевые),спонтанные и организованные (направленные).Пример предметной игры: игра с машинкой,ролевой игры – игра в шофера. Смешаннойигрой будет игра с машинкой и воображениесебя водителем.

Спонтанная игра свободнаот правил, точнее, содержание игры строятдети, а в организованной существуетнабор правил.

Играхороша тем (в психотерапевтическомсмысле), что позволяет прожить ввоображаемой реальности волнующую ипугающую ситуацию, а так же отреагироватьна нее, эмоционально очиститься.

Подобноевозможно как в спонтанной игре (предметной,ролевой или смешанной), когда ребенокбессознательно будет проигрыватьбеспокоящие его вещи, события, так и ворганизованной игре (например, психологом)на какую-то конкретную тему.

Здесьсуществует масса важных моментов, и присерьезных случаях лучше доверитьсяпсихологу или психотерапевту.

Такжестоит упомянуть рисование, как один изметодов работы со страхами. Рисование,как и игра, активно используетсяпсихологами при работе с детьми. Рисуяобъект страха, проходя через определенныестадии, он постепенно теряет свою«ужасность», становится эмоциональноменее значимым или значимым со знаком«+».

В«чемоданчике» психолога есть еще многоспособов работы со страхами. Их можновизуализировать, их можно лепить изпластилина или глины, с ними можнообщаться, проигрывая в сказках и маленькихсценках (психодрама), про детские страхиможно сочинять сказки со счастливымконцом и много всего другого.

Далеея бы хотела привести некоторые конкретныерекомендации в борьбе со страхами (опытмоих учителей-наставников и личный),которые я активно использую в своейпрактической работе и рекомендуюклиентам, когда страх, как самостоятельнаяпроблема или как симптом (признак)чего-то другого, имеет место быть в ихжизни или в жизни их близких.

Ночныестрахи, нарушение сна

  • Постарайтесь создать хорошее настроение перед сном;
  • Если ребенка беспокоят ночные кошмары и он не помнит, что ему снилось, не стоит обсуждать это ни с ним, ни при нем;
  • Если ночные кошмары возникают в определенное время сна, то перед этим надо разбудить ребенка и положить спать обратно;
  • Если время кошмара не обозначено, то можно разбудить через 20 минут после засыпания и положить спать вновь;
  • Если ребенок помнит, что ему снилось (кошмар), то тогда включаем на ночь ночник, и можно обсудить сон. Желательно увеличить продолжительность сна на час больше вечером/утром + дневной сон. Очень хорошая «поддержка» мягкая игрушка, которая должна быть выбрана вместе с ребенком, как хранитель от страхов во сне. Обговариваем это с ребенком. Объясняем, что она (игрушка) будет оберегать его от всяких страшных снов и пр. Еще отличный вариант «ночной поддержки» – «волшебная пижама».Вместе с ребенком выбирается и покупается готовая пижама, обязательно «волшебная», в которой будет хорошо спаться. Дома можно будет добавить к ней элемент защиты: волшебную ленточку, значок, вышить что-то и пр. Похожее можно сделать и из простой белой футболки, только этот путь требует больше фантазии и он подходит больше подросткам, особенно при страхах насилия. Обычную белую майку можно разрисовать, обшить цветными пуговицами, сделать вышивку и мн. др. Это должен делать сам ребенок или с помощью взрослого. Проговаривается, что это как оберег, который обладает охранными свойствами. Для человека, особенно ребенка, находящегося в дисгармоничном состоянии, напуганного, это может оказаться мощной защитой!
  • От объектов страха, например от чуда-юда, который «приходит» в детскую (вот взял манеру каждую ночь туда-сюда, туда-сюда :-)) от ночных кошмаров, можно строить «ловушки от страшных снов». Это может быть гениальное сооружение, рожденное инженерной мыслью, с использованием стульев, коробок, сетки, бумаги, ткани. Можно повесить «нечто» на окно, например паутину из туалетной бумаги или еще что-то. Побрызгать «волшебной» водой, проветрить комнату (особенно при страхе душ умерших). Одним словом, фантазируйте, фантазируйте, фантазируйте!
  • При ночных страхах уместны успокаивающие ритуалы перед отходом ко сну (см. статью про ритуалы засыпания) и теплая грелка (можно заменить бутылкой) в постель;
  • Поддержка и тепло родителей, близких, нежный телесный контакт помогут ребенку справиться со своими страхами и тревожными снами. Исполнение данной рекомендации особенно важно при действительно тяжелых страхах и ночных кошмарах, как следствие психотравмирующего события. Давайте понять ребенку, что Вы вместе справитесь с проблемой, что МЫ, это действительно МЫ – ты и я!
  • При дневных и ночных страхах, для избавления от них, нужно приблизить объект страха к реальности. Например, можно прочитать про ЭТО в книге, энциклопедии, придумать, вылепить, чтобы потрогать, изучить страх.
  • При страхах пустых помещений кладем фонарик под подушку, в комнату заходим маленькими шажками, постепенно.

И,заканчивая данную статью, хочу еще разпожелать всем нам безусловного принятиянаших детей, друг друга, теплоты ипонимания.

Клиническийпсихолог СитниковаАнастасия Сергеевна

Определениестраха и его проявления

Страхоснован на инстинкте самосохранения,имеет защитный характер и сопровождаетсяопределенными физиологическимиизменениями высшей нервной деятельности,что отражается на частоте пульса идыхания, показателях артериальногодавления, выделении желудочного сока.

Всамом общем виде эмоция страха возникаетв ответ на действие угрожающего стимула.Существуют две угрозы, имеющиеуниверсальный и одновременно фатальныйв своем исходе характер.

Это смерть икрах жизненных ценностей, противостоящиетаким понятиям, как жизнь, здоровье,самоутверждение, личное и социальноеблагополучие.

Но и помимо крайнихвыражений страх всегда подразумеваетпереживание какой-либо реальной иливоображаемой опасности.

Пониманиеопасности, ее осознание формируется впроцессе жизненного опыта и межличностныхотношений, когда некоторые безразличныедля ребенка раздражители постепенноприобретают характер угрожающихвоздействий. Обычно в этих случаяхговорят о появлении травмирующего опыта(испуг, боль, болезнь, конфликты, неудачи,поражения и т. д.).

Гораздоболее распространены так называемыевнушенные страхи. Их источник – взрослые,окружающие ребенка (родители, бабушки,воспитатели детских учреждении и др.

),которые непроизвольно заражают ребенкастрахом, настойчиво, подчеркнутоэмоционально указывая на наличиеопасности.

В результате ребенок реальновоспринимает только вторую часть фразтипа: “Не подходи – упадешь”, “Небери – обожжешься”, “Не гладь -укусит”, “Не открывай дверь – тамчужой дядя” и т. д.

Маленькомуребенку пока еще не ясно, чем все этогрозит, но он уже распознает сигналтревоги, и, естественно, у него возникаетреакция страха, как регулятор егоповедения.

Но если запугивать “безнужды”, так, на всякий случай, то дитятяполностью теряет спонтанность в поведениии уверенность в себе.

Тогда-то страхи иначинают размножаться без каких-либоограничений, а ребенок становится всеболее напряженным, скованным и осторожным.

Кчислу внушенных можно также отнестистрахи, которые возникают у чересчурбеспокойных родителей. Разговоры приребенке о смерти, несчастьях и болезнях,пожарах и убийствах помимо волизапечатлеваются в его психике.

Всеэто дает основание говорить обусловно-рефлекторном характеревоспроизведения страха, даже еслиребенок пугается (вздрагивает) привнезапном стуке или шуме, так какпоследний когда-то сопровождалсянеприятным переживанием. Подобноесочетание осталось в памяти в видеопределенного эмоционального следа итеперь непроизвольно ассоциируется слюбым внезапным звуковым воздействием.

Также часто, как термин “страх”,встречается термин “тревога”. И встрахе, и в тревоге есть общий эмоциональныйкомпонент в виде чувства волнения ибеспокойства, то есть в обоих понятияхотображено восприятие угрозы илиотсутствие чувства безопасности. Апофеозстраха и тревоги – ужас.

Тревога- это предчувствие опасности, состояниебеспокойства. Наиболее часто тревогапроявляется в ожидании какого-то события,которое трудно прогнозировать и котороеможет угрожать неприятными последствиями.

Тревогав большей мере присуща людям с развитымчувством собственного достоинства,ответственности, долга, сверхчувствительнымк своему положению и признанию окружающих.

В связи с этим тревога выступает и какпропитанное беспокойством чувствоответственности за жизнь (и благополучие)как свою, так и близких людей.

Следовательно,если страх – аффективное (эмоциональнозаостренное) отражение в сознанииконкретной угрозы для жизни и благополучиячеловека, то тревога – это эмоциональнозаостренное ощущение предстоящейугрозы.

Тревога,в отличие от страха, – не всегда отрицательновоспринимаемое чувство, она можетпроявиться и в виде радостного волнения,волнующего ожидания.

Чувствобеспокойства в зависимости от психическойструктуры личности ребенка, его жизненногоопыта, взаимоотношений с родителями исверстниками может приобретать значениекак тревоги, так и страха. Человек,находящийся в состоянии безотчетного,неопределенного беспокойства, ощущаеттревогу, а человек, боящийся определенныхобъектов или мыслей, испытывает страх.

Всвою очередь, страх можно рассматриватькак выражение тревоги в конкретной,объективизированной форме, еслипредчувствия не пропорциональныопасности и тревога принимает затяжноетечение. В некоторых случаях страхпредставляет собой своеобразный клапандля выхода лежащей под ним тревоги,подобно лаве, вытекающей из жерлавулкана.

Есличеловек начинает бояться самого фактавозникновения страха (страх страха), тоздесь налицо высокий, нередко запредельныйуровень тревоги, поскольку он боится,а точнее, опасается всего того, что можетдаже косвенно угрожать его жизни иблагополучию.

Всамом общем виде страх условно делитсяна ситуативный и личностный. Ситуативныйстрах возникает в необычной, крайнеопасной или шокирующей взрослогочеловека или ребенка обстановке,например, при стихийном бедствии,нападении собаки и т. д.

Часто он появляетсяв результате психического зараженияпаникой в группе людей, тревожныхпредчувствий со стороны членов семьи,тяжелых испытаний, конфликтов и жизненныхнеудач.

Личностно обусловленныйстрах предопределен характером человека,например, его повышенной мнительностью,и способен появляться в новой обстановкеили при контактах с незнакомыми людьми.Ситуативно и личностно обусловленныестрахи часто смешиваются и дополняютдруг друга.

Страхтакже бывает реальный и воображаемый,острый и хронический. Реальный и острыйстрахи предопределены ситуацией, авоображаемый и хронический – особенностямиличности.

Страхи тревога как относительно эпизодическиереакции имеют свои аналоги в форме болееустойчивых психических состояний: страх- в виде боязни, тревога – в виде тревожности.

Общей основой всех этих реакций исостояний является чувство беспокойства.

Если страх и отчасти тревога – скорее,ситуативно обусловленные психическиефеномены, то боязнь и тревожность,наоборот, личностно мотивированы и,соответственно, более устойчивы.

Несмотряна то что страх – это интенсивно выражаемаяэмоция, следует различать его обычный,естественный, или возрастной, ипатологический уровни.

Обычнострах кратковремен, обратим, исчезаетс возрастом, не затрагивает глубокоценностные ориентации человека,существенно не влияет на его характер,поведение и взаимоотношения с окружающимилюдьми. Более того, некоторые формыстраха имеют защитное значение, посколькупозволяют избежать соприкосновения собъектом страха.

На патологическийстрах указывают его крайние, драматическиеформы выражения (ужас, эмоциональныйшок, потрясение) или затяжное, навязчивое,труднообратимое течение, непроизвольность,то есть полное отсутствие контроля состороны сознания, как и неблагоприятноевоздействие на характер, межличностныеотношения и приспособление человека ксоциальной действительности.Как жепроявляется страх?

Источник: https://studfile.net/preview/5708136/page:4/

Новый вызов для поколения миллениалов

Можно ли подать жалобу на соседей, если ребенок играет в большой теннис дома, тем самым создавая шум?

Зачастую дети, родившиеся в нашем веке, умеют к моменту своего взросления почти все. Кроме одного: они поголовно не способны к самостоятельным решениям. И что с этим делать, не знает никто, включая и автора этих строк

Иллюстрация: Don Bishop/Getty Images

Правильная семья, воспитывающая ребенка в соответствии со всеми педагогическими веяниями XXI века: предоставлять возможности для развития, учиться должно быть интересно, у ребенка есть личность и ее нужно уважать.

— Он у нас с самого начала был способным и любознательным. Вот ему еще трех лет не исполнилось, а он уже все спрашивал: зачем это? Почему так? Мы ему всегда отвечали, и книжки покупали, и водили в разные интересные места, где были занятия для детей. Ему все нравилось — он на праздниках никогда ни клоунов не боялся, ни Деда Мороза, как, знаете, бывает, дети боятся…

И стишок всегда мог прочитать, и на вопрос ответить. В детский сад мы его уже ближе к четырем годам отдали, и там воспитатели удивлялись, как много он всего знает и умеет. А потом были всякие кружки, и он везде оказывался в первых рядах.

Вы, наверное, сейчас думаете: все родители считают, что их дети лучшие, но у нас не так — нам руководители кружков прямо говорили: ему все хорошо дается. И по музыке у него получалось, и по спорту, и рисовал он прямо удивительными такими, яркими красками — как будто солнцем все залито.

Читать, можно сказать, сам научился в четыре года — мы ему только кубики показали и книжки соответствующие. Очень математику любил — складывать, вычитать, дедушка наш с ним много этим занимался, в игровой форме, конечно…

— А-а-а-а… — говорю я спустя еще пять минут всяческих восхвалений в адрес неизвестного мне ребенка и описания усилий семьи по его всестороннему развитию. — А ко мне-то вы зачем сейчас пришли?

И  тут мне описывают ситуацию, от которой я очень тревожусь, потому что слышу про нее уже не в первый раз, а вот что с ней делать — не знаю.

Вкратце в этой (и в других подобных ей) семье происходит следующее:

Любознательного ребенка годами всячески развивают и развлекают — семья вкладывается не по-детски, но и без впадения в излишний раж, вполне разумно и эффективно. Английский, спорт, музыка — это само собой, для общего развития личности, ну и рисование у тебя хорошо идет, жалко бросать, и ты еще можешь выбрать, что тебе нравится, мы тебя поддержим.

Он выбирает и по-прежнему успешно занимается тем и этим, неплохо учится, сдает всякие зачеты и экзамены, получает разряд по этому и пояс какого-то цвета по тому. Всем (в том числе и самому ребенку) все это непрерывное коловращение нравится, все его любят и возлагают на него какие-то неопределенные надежды.

Постепенно его любознательность уменьшается, но это всем (в том числе и ему самому) кажется естественным, он же растет, требования в гимназии увеличиваются, не бывает, чтоб всегда два притопа, три прихлопа, надо сосредоточиться на сдаче переводных тестов…

Он вписан в некий ритм развития и обучения, и этот ритм всем (в том числе и ему самому) опять же кажется разумным и эффективным. Обучение идет, тесты вполне себе успешно сдаются…

И вот вроде бы виден свет в конце этого широкого и развеселого тоннеля, демократическая семья с самыми доброжелательными лицами садится в круг и говорит подросшему чаду:

— Ты прекрасен сам по себе, плюс мы чертовски много в тебя вложили за все эти годы. Чем же ты, такой прекрасный, займешься теперь? Разумеется, у нас даже и в мыслях нет диктовать тебе, но мы хотели бы знать…

И тут наступает первый неловкий момент. Чадо смотрит недоуменно и говорит:

— А я, собственно, не знаю…

— Как это не знаешь?! — неприятно удивлены родственники. — Да ведь ты же ко всему способный, выученный в хорошей школе, всегда на хорошем счету, плюс куда мы тебя только ни водили и ни возили и чему только ни обучали дополнительно… При таких вводных — должен обязательно знать!

Подросток с родственниками вполне согласен: действительно способен, действительно водили, возили, обучали. Следовательно — должен знать! Но не знает…

Постепенно семья начинает наседать и возмущаться: что же это получается — мы все делали зря? Столько лет, столько денег и столько человеко-часов… Вспоминают, как, чтобы поступить в хорошую школу, нанимали дорогущего репетитора, плюс дедушка после инфаркта по четыре часа в день с ним занимался…

— А я вас просил? — слабо огрызается чадо. 

Но на самом деле ему и самому неловко. Что происходит-то? Почему так? 

Постепенно подросток становится вялым и апатичным. Меньше времени проводит за уроками и больше — в компьютере и телефоне. Все прочие увлечения как-то сами собой рассасываются. В какой-то момент родители с ужасом обнаруживают, что чадо не то что из дома выгнать, но и с кровати-то поднять трудно. Лежит с телефоном и все.

— Что происходит?!!

Мне плохо. Я ничего не хочу. У меня нет сил. Меня ничего не радует. И я боюсь чего-то неопределенного. Что это? Ответ обнаруживается опять же в интернете. Кажется, я болен. У меня депрессия.

Он болен? Ну что ж, это многое объясняет. Мы все всегда делали хорошо и правильно. Просто он оказался нездоров. Значит, нужно лечение.

Чадо начинают лечить. Оно ворчит, но в принципе охотно лечится. И продолжает лежать на диване, теперь уже на законных основаниях.

Вся семья ходит с круглыми от ужаса и разочарования (они все на самом деле вовсе не дураки) глазами: неужели все было зря? А что же дальше-то будет?! Как он теперь вообще найдет свое место в жизни?! И что это будет за место?

***

И вот ровно таких, совпадающих прямо до деталей и формулировок в рассказах, случаев я видела уже не один и не два, и даже, пожалуй, не пару десятков. 

Что происходит — понятно.

Прямо сейчас подросло и выходит в жизнь первое поколение детей, родившихся в относительно стабильное время — начало XXI века. Именно в это время родители массово отвлеклись от борьбы за выживание (бороться больше не было нужно) и бросились воспитывать и развивать своих детей.

Спрос рождает предложение, и кружки, всякие интересности и развлекательности посыпались разноцветным дождем, под которым все: и дети и родители — охотно стояли и радовались. Учеба перестала быть делом ребенка и школы и стала делом семьи в целом.

Индустрия детских и семейных развлечений надулась огромным радужным пузырем. Дети учились чему угодно, кроме одного пункта, о котором просто забыли.

Они не умели быть сами с собой, не умели себя занимать ничем, кроме серфинга в интернете (ни на что прочее у них просто не оставалось ни сил, ни времени), и, как следствие, практически ничего о себе не знали.

Но параллельно с пристальным вниманием к воспитанию и обучению пришли и демократические идеи свободы выбора. Поэтому сказать: «А вот теперь пойдешь и станешь инженером» старшему подростку всем в таких семьях кажется неправильным.

Не для того мы столько времени старались, главное в этом мире — правильная самореализация, только так современный человек может быть счастлив. Но тут сразу получается противоречие, которого никто, кажется, не замечает. Ведь все эти годы над ребенком шел дождь из интересного обучения и познавательных развлечений.

Он никогда не глядел долго и задумчиво в пустое и высокое небо. Никогда не спрашивал себя: кто я такой? Чего хочу я сам?

И вот вдруг, как гром с того самого ясного неба, этот вопрос прозвучал.

Причем сразу в форме долженствования: ты должен выбрать. Сейчас, немедленно. Мы все ждем. Время не ждет. В тебя вложили, будь добр соответствовать сумме вложений.

И у ребенка по понятным причинам нет на этот вопрос ответа. Ему от этого страшно и предельно дискомфортно: нужно выходить в мир, а я не знаю, куда мне идти и что там делать. 

При этом он прекрасно понимает, что в него действительно вложили. Что делать? Сильные и глуповатые решают, что «мир дерьмо», бунтуют, огрызаются и уходят в протест.

Всем остальным легче признать, что это не «мир плох» (они же понимают, что их детство действительно было интересно-развлекательным), а «со мной что-то не в порядке».

Что делать потом? Убежать в болезнь, благо сейчас это модно и «как я болел депрессией» — один из популярных мемов в интернете.

***

Сегодня предлагаю читательский мозговой штурм. Есть описанный выше феномен, про который я, как специалист, вроде бы все знаю и понимаю. Но вот беда — не знаю пока, что с ним делать.

То есть как семье эту неприятную проблему профилактировать — с этим все более-менее понятно.

А вот если уже случилось и чадо уже лежит на диване, иногда даже с диагнозом — тогда что предпринять и куда двигаться? 

Что нужно предварительно отметить. Десять или уж тем более пятнадцать лет назад никто ко мне с такой проблемой не обращался. А сейчас с каждым годом ну просто в разы увеличивается количество обратившихся по данному поводу семей. 

Что еще важно?

Проблема касается только «хороших семей» и «внимательных родителей» старших подростков или даже молодых взрослых. То есть страдают от нее те семьи, где развитию и воспитанию детей годами уделялось самое пристальное внимание, много сил и времени.

Теперь хочу:

  1. проинформировать уважаемых читателей о самом существовании новой проблемы в и без того нелегком деле воспитания современных детей.
  2. Описать, как оно устроено, откуда, на мой взгляд, взялось и почему именно сейчас.
  3. А также набрать мнений, в надежде определить наиболее перспективное направление своих размышлений на эту тему и в конечном итоге разработать алгоритм действий для помощи обращающимся ко мне семьям.

Спасибо всем, кто откликнется.

Источник: https://snob.ru/entry/185308/

Юридический спектр
Добавить комментарий