Могу ли получить денежные средства с репетитора обратно, если достаточных знаний ребенок не получил?

Ах эти жадные, жадные люди..

Могу ли получить денежные средства с репетитора обратно, если достаточных знаний ребенок не получил?

Подрабатываю репетитором.

Вот такой вчера я прочитал под одним постом (прошу прощения за мат). Понятно, что логика сбита, но проблема в том, что многие считают примерно также. Почему сбита логика: вон таксист, ехал 5 минут за 120 рублей, то есть, 1440 р в час, то есть, 1440*8*22 = 253440 в месяц.

Что, значит, правда все таксисты – бизнесмены? Конечно, нет. Просто у учителей, врачей, репетиторов, фотографов, художников и еще огромного количества профессий большая часть работы невидима для потребителя. Но это не значит, что ее нет.

Давайте же немного разберемся – а за что, собственно, репетиторы берут такие деньги?

а) Для начала я бы условно разделил всех репетиторов на три категории.

Начальный уровень. Сюда входят старшеклассники, студенты 1-2 курсов, то есть, такие же ученики, как и их подопечные, только которые хорошо разобрались в предмете и способны его объяснить.

Такие репетиторы обычно берут от 200 до 500 рублей за час. Их ученики – школьники до 9 класса, редко старше. Плюсы: невысокая цена, желание работать, свежие знания  по предмету.

Минусы: неопытность и возможная легкомысленность. Идеально подходят для простых занятий.

Средний уровень. Сюда бы я отнес людей с высшим техническим образованием (без педагогического), учителей школ, студентов на последних курсах, то есть, совместители с другой деятельностью. Такие репетиторы обычно берут от 500 до 1500 за час.

Плюсы: образование и серьезное отношение к делу. Минусы: занятость на основной работе, “замыленный” взгляд, иногда кусающаяся цена. Подходит для школьников 7–11 классов, в том числе для подготовки к экзаменам.

Однако в большинстве случаев рассчитывать больше, чем на 85 баллов, не стоит.

Высокий уровень. Сюда бы я отнес людей, которые целенаправленно занимаются обучением долгое время и репетиторство является основной деятельностью. Такие репетиторы обычно берут от 1000 до 4000 за час. Предельной цены здесь, конечно, не существует.

Кто может взять те же 4000 – кандидат наук, который работал в ведущем институте страны и который проходил и проходит специальные курсы. Плюсы: качественное грамотное образование, помощь при поступлении. Минусы: цена. Подходят для любых учеников, в том числе и для студентов, в зависимости от профиля, доступных средств и желания.

Еще такой момент – хорошие репетиторы никогда очень редко берут отстающих учеников.

б) Из чего складывается цена.Цена, соответственно, ставится в зависимости от уровня преподавателя, уровня ученика, запрашиваемого результата и средней цены по городу. Например, восьмиклассник, которому нужна четверка по математике – дело одно (500-750 за час).

Одиннадцатиклассник, которому нужны высокие баллы по ЕГЭ и олимпиады, – другое (1000-1500 за час). Если ученик сложный/ленивый/неумный – цена тоже увеличивается. Домашки, олимпиады, экзамены, подготовка разнообразных проектов – цена увеличивается. Очевидно, что цена зависит от города и средних цен.

Для Москвы 2000 за занятие – цена чуть выше средней, хотя в моем городе только мастера своего дела могут позволить себе брать столько.

в) Почему так много.

Казалось бы, занятие провел, за час заработал 1500 р и спи-отдыхай. Но не все так прозаично.

1) Подготовка к каждому занятию. Если репетитор толковый, то он хоть сколько-то готовится даже к занятию по обычной теме – подбирает задачи, готовит теорию, находит или придумывает занятия на дом, освежает в памяти основные подпункты. Это в среднем 30-40 минут для каждого занятия.

2) Подготовка к репетиторству. Где взять материал? Нынешние учебники – это тихий ужас. Хороших материалов даже в Интернете мало, все на перечет. Большая часть неказисты и с ошибками, а главное – там очень много мусора и лишнего бла-бла. Поэтому лично я все лекции пишу сам. В них включаю теорию и 5-10 разобранных задач для ориентира.

Написание каждой лекции занимает несколько часов, так как нужен хороший выверенный текст, грамотные картинки и набранное решение. Поэтому представьте сколько нужно времени, чтобы адекватно написать полный курс физики хотя бы за один класс. Насколько мне известно, многие преподаватели делают также.

Плюс я потихоньку пишу свой сборник задач, чтобы любители списывать начали работать.

И казалось бы – один раз лекции написал и каждый раз просто их печатаешь заново. Не совсем. В любом случае там будут недоработки, которые требуют исправления. А это вновь время.

3) Повышение квалификации. Курсы, доп. образование, самостоятельное изучение нового материала – все это занимает время и требует вложений.

Поэтому получается, что чтобы отработать час с учеником, нужно предварительно потратить часа 2-3, если смотреть по удельному времени.

4) Работа с человеком.

Одно дело – крутить провода, заниматься документами и так далее, а другое – работать с людьми, когда требуется полтора-два часа напряженной работы. Нужно уметь мотивировать, видеть пробелы, подсовывать необходимые для их устранения задания.

Плюс знания – самый ценный ресурс на этой планете, ибо он открывает множество дверей в будущем. И получить этот ресурс достаточно сложно.

Мораль. Учитесь хорошо и вам не потребуется тратить деньги на репетиторов. Родителям необходимо следить за уровнем обучения детей (не за оценками, а именно за знаниями) и вовремя (а не через два года) реагировать на звоночки.

Одна тема тянет за собой вторую и так далее, поэтому лучше разобрать за 2-3 занятия одну непонятую тему и спокойно учиться дальше. Учащимся советую реально смотреть на вещи и стремиться к хорошему образованию.

Основная цель школы в данном случае – научить вас учиться самостоятельно и использовать мозг по максимуму. В жизни мало кому пригодиться умение решать кубические уравнения и доказывать равенство треугольников – все это необходимо для общего развития и развития мозга.

Чтобы шестеренки в голове работали, а сам человек привыкал учить, понимать, разбираться, работать в системе. Учиться вы должны сами, иначе все без толку.

Источник: https://pikabu.ru/story/akh_yeti_zhadnyie_zhadnyie_lyudi_6768980

Школа в Германии

Могу ли получить денежные средства с репетитора обратно, если достаточных знаний ребенок не получил?

Какие бывают немецкие школы, почему дети в Германии обязаны их посещать, что изучают в школах, когда каникулы и другая информация.

В Германии существуют как общественные школы, так и частные. Частных существенно меньше. Обычно они платные. Общественные школы всегда бесплатные для учеников. За обучение платит государство и земля, в которой школа находится.

Обучение в школе для немцев начинается с шести лет. До этого они обычно ходят в детский сад. Первый этап обучения, что-то вроде нашей начальной школы, называется Grundschule. В большинстве случаев этот этап длится четыре года, но порой может достигать и шести лет.

После окончания начальной школы родители детей должны принять решение, куда ребёнок пойдёт дальше. Чаще всего решение принимается на основании оценок. Оценки в Германии ставят по шестибальной системе, от 1 до 6.

Единица – это лучшая оценка, но ставят её крайне редко. Это вроде российской 5+. В первых двух классах оценки детям обычно вообще не ставят, потому что немцы считают, что это может помешать ребёнку развиваться.

Лишь с третьего класса начинаются первые контрольные работы.

После четвёртого класса немецкие дети могут пойти в главную школу (Hauptschule). Проучившись там до девятого класса школу можно закончить, получив самое низшее образование.

Обычно тот, кто идёт в главную школу, после её окончания учится дальше на рабочие специальности, такие как маляр, слесарь и тому подобное.

Поэтому в главной школе детей не нагружают лишними знаниями и преподают лишь то, что может пригодиться в обычной жизни.

Конечно, такой школой довольствуются не все. Как альтернатива ей существуют Realschule – если переводить буквально, настоящие школы. В них начинают учиться с шестого класса. То есть те, кто почувствовал, что учёба в главной школе идёт очень легко, может перейти в школу настоящую.

Здесь уже детей учат более сложным, но в то же время, практичным навыкам. Например, наряду с обычными предметами, как математика или иностранный язык, могут учить печати на компьютере десятипальцевым методом. Настоящая школа даёт среднее образование и заканчивается в 10 классе.

Если же в четвёртом классе у ребёнка только “двойки” и “единицы” по всем предметам (то есть, он очень хорошо успевает), то он имеет право учиться в гимназии. Здесь уже нагрузка примерно сопоставима с той, которую привыкли получать российские школьники. Тут детей учат физике, химии, нескольким иностранным языкам и тому подобное. Этот этап длится до 12 или 13 класса.

Последние два класса гимназии называются колледжем. Школьники могут специализировать себя по интересам. Кому нравится физика, может уделять больше внимания ей в ущерб какому-нибудь другому предмету. В каждой школе разные правила, но обычно от самого нелюбимого предмета можно совсем отказаться. Конечно, от самых важных предметов отказаться нельзя.

В колледже ученик должен написать курсовую работу по заданной теме, листов на 30. Это называется подготовкой к студенчеству.

Тот, кто заканчивает гимназию, получает так называемый абитур, с которым он может поступать в университет.

Абитур обычно получают в 18-19 лет, но в принципе случается, что и 55-ти летние бюргеры вдруг решают продолжить обучение и отправляются в гимназии, правда, в вечернее время.

В принципе, абитур можно получить и после окончания других видов школ, но сделать это сложнее, потому что требуемых для поступления в немецкий ВУЗ знаний ученикам обычных школ просто не преподают.

Абитур, пожалуй, самая общепринятая цель обучения. Получение абитура в Германии приравнивается к получению аттестата зрелости. Немцы бурно празднуют окончание школы, порой отправляясь всем классом на какой-нибудь европейский курорт. Также принято к окончанию гимназии покупать первый автомобиль, на котором обычно пишут дату окончания школы.

Особенности обучения в школах в Германии

В Германии действует закон, по которому все дети обязаны учиться в школах. В большинстве земель маленькие бюргеры обязаны окончить минимум 9 классов.

Лишь достигнув совершеннолетия, немцы получают возможность самостоятельно решать, учиться им дальше или нет. А до этого возраста избежать школы никак нельзя.

Если ребёнок не появился на занятиях без объявления причины, то разбирки будут суровыми.

Иностранцам часто эта деталь немецкой системы образования неизвестна. По старинке, родители могут оставить ребёнка дома, если тот приболел, не сходив к врачу и не получив справку. А потом сильно удивляются, когда у двери появляется полицейский и просит немедленно собрать ребёнка в школу. Хорошо, если ещё и не оштрафуют. Читайте подробнее о законе обязывающем посещать школу в Германии.

Большинство немецких детей ходит в школу в дообеденное время. Занятия начинаются в восемь утра и заканчиваются в час дня. Лишь в старших классах есть ещё и дневные занятия. На случай, если оба родителя работают, существуют “продлёнки”. Там детей кормят обедом и помогают делать домашние задания.

Система школьных каникул построена на принципе “лучше чаще, но короче”. Перерывы между каникулами обычно три-пять недель. Каникулы длятся от недели до двух месяцев летом. Учитывая, что в Германии закон запрещает оставлять ребёнка дома одного, пока ему не исполнится девять лет, кому-то из родителей приходится либо домохозяйничать, либо работать на половину ставки.

День начала занятий каждая земля определяет самостоятельно, но обычно учёба начинается во второй неделе сентября. График каникул также составляется на уровне федеральных субъектов. Во время каникул цены на европейских курортах подскакивают чуть ли не в два раза. Туристические компании пользуются тем, что пропускать школу нельзя, для получения выгоды.

Общее образование также подразумевает присутствие в школах детей-инвалидов. Обычно те дети, которые больны лишь физически, учатся вместе со здоровыми детьми. Для тех, кто отстаёт в умственном развитии, обычно предлагаются отдельные школы, где за места платят социальные службы.

О немецкой системе школьного образования идут постоянные дискуссии.

Самая критикуемая проблема заключается в том, что уже в десятилетнем возрасте ребёнок и его родители должны выбирать между главной школой, настоящей школой или гимназией.

И от этого выбора зависит очень многое, потому что сменить вид школы в сторону повышения уровня довольно проблематично. Не слишком ли рано приходится определяться со своим будущим?

Также часто критикуют то, что гимназия позволяет учиться до 13 класса. По европейским меркам – это уж слишком много. Поэтому в некоторых гимназиях и сократили обучение до 12 классов.

04-09-2008, Степан Бабкин

Источник: https://www.tupa-germania.ru/obrazovanie/nemetskaja-shkola.html

Экзамен по английскому будет обязательным: за или против?

Могу ли получить денежные средства с репетитора обратно, если достаточных знаний ребенок не получил?

Выпускники 9 и 11классов должны будут сдавать английский язык на ЕГЭ. Таким образом чиновникихотят мотивировать школьников старательнее изучать иностранные языки. 

Экзамен по английскомуязыку – один из самых сложных в рамках Единого Государственного экзамена,который сдают выпускники 9-х и 11-х классов. Действительно, иностранные языкинельзя назвать сильной стороной школьников, может быть поетому сейчас так популярные курсы английского языка.

 И, возможно, эта ситуацияоставалась бы неизменной, если бы не новость о том, что проверка знанияанглийского станет обязательной при сдаче ЕГЭ. Информация встревожила ишкольников, и их родителей. Только представители Федеральной службы по надзорув сфере образования и науки спокойны и уверены в своем решении.

И на это у нихдостаточно оснований.

Английский на ЕГЭ – как было?

До 2016 годавключительно Единый госэкзамен включал в себя всего два обязательных предмета:математику и русский язык. Экзаменация по физике, химии, географии, биологии,литературе, обществознанию и литературе отдавалась на усмотрение каждоговыпускника.

А остальные языки и вовсе были объединены в одно понятие «иностранные»со скромными пометками: англ., франц., нем., исп.

Как вы думаете, какоеколичество школьников добровольно шли на аттестацию по английскому? В Москве иСанкт-Петербурге – до 40%, в других регионах – едва набиралось 6%.

В сентябре 2016 годаРособрнадзор провел исследование качества образования учащихся пятых-восьмыхклассов по истории и иностранным языкам. Результаты показали, что знанияслабые, и оставлять изучение английского языка на прежнем уровне нельзя.

Рассчитывать на самостоятельную инициативу школьников, занятых подготовкой кобязательным экзаменам, тоже не приходится. Значит, нужно менять программу ЕГЭ.С 2017 года обязательных экзаменов стало три: к названным учебным дисциплинамприсоединилась история.

Кроме того, с 2017 года оценки за все экзамены ЕГЭ (иобязательные, и индивидуальные) влияют на аттестат. Открытым оставался одинвопрос: когда экзамен по английскому будет обязательным?

Как будет?

По последней информации,решение сделать госэкзамен по иностранным языкам обязательным принято ипостепенно воплощается. Уже с 2020 года английский язык станет обязательнымна итоговой аттестации после 9-го класса, а с 2022 года он будет включен в ЕГЭ.

У школьников есть достаточное количество времени, чтобы выучить программу какследует или же – приобрести знания на курсах подготовки к ЕГЭ. Теоретически, этого должно быть достаточно, чтобы правильно выполнитьзадания.

А на практике каждый предстоящий обязательный экзамен побуждает кпоискам «гарантированных» решений.

До сих пор, из года вгод, материалы для подготовки к ЕГЭ передавались следующему «поколению»выпускников. Подготовка проходила по прошлогодним билетам, ответы на которыеуже известны.

Поэтому труднее всех придется тем, кто в 2020 году окончит 9класс – им предстоит первыми готовиться к обязательному экзамену поанглийскому.

А через два года их же ждет Единый госэкзамен, где иностранный ктому времени тоже будет обязателен.

Также советуем обратить внимание на курсы английского для школьников в Москве. Или подобрать свой город.

Чем дело кончится?

Основной вопрос,возникающий в связи с предстоящими переменами в аттестации, заключается в том,как готовиться к ЕГЭ по английскому. Второй вопрос: будет ли меняться обучениев течение года ввиду этих нововведений. И, наконец, высказываются догадки, неотменят ли английский в ЕГЭ как обязательный предмет. Давайте искать ответы.

  1.  Экзамен по английскому на ОГЭ и ЕГЭ состоит из двух частей: письменной (2 часа на выполнение) и устной (15 минут). Для подготовки к письменной части можно и нужно тренироваться в грамматике. Не имеет принципиального значения, как именно это делать: по учебнику, дополнительным методическим пособиям и/или билетам прошлых лет. Для этого на сайте Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки есть раздел «Открытый банк заданий ЕГЭ» с упражнениями по письму, аудированию, языковому материалу. Здесь же публикуются задания для тренировки чтения и произношения. Эти примеры используются при составлении вариантов КИМ (контрольно-измерительный материал) ЕГЭ, и есть вероятность, что они попадутся на экзамене. А если нет – то точно аналогичные.
  2. Учителя сетуют, что далеко не все дети обладают способностью к изучению иностранных языков. Им вторят родители. А дети просто отказываются от дополнительных экзаменов. Коль скоро отказаться не получится, остается начинать подготовку как можно раньше, чтобы к аттестации ученик как можно лучше ориентировался в школьной программе. Сейчас она построена таким образом, что в общеобразовательных школах на английский выделено 3 часа, а в гимназиях и лицеях – 10-11 часов в неделю. Это объективная реальность для учеников 5-8 классов. Нужно понимать ее и готовиться с учетом необходимости сдавать иностранный язык в обязательном порядке.
  3. Экзамен будет, его не отменят, никто из выпускников его не избежит. Уже известно, с какого года, для каких классов, по какой программе пройдет аттестация. Дифференциация экзамена на базовый и углубленный (профильный) уровни пока под вопросом. В этой ситуации и ученикам, и учителям нужно осознать перспективы и начать подготовку уже сейчас. Чем раньше – тем лучше.

Дисциплина и хороший учебныйматериал помогут качественно подготовиться даже за два года. Выучитьиностранный язык в школе непросто, особенно когда мотивация у детей невысокая.

Но учителя и родители отлично понимают, что изучение английского нужно нетолько тем, кто связывает с ним будущую профессию. Язык международного общенияпозволяет уверенно чувствовать себя в любой ситуации, развиватьсяинтеллектуально и профессионально.

Поэтому введение обязательного экзамена поанглийскому можно считать хорошей новостью.

Если вы решили подготовится к английскому на курсах, советуем обратить внимание на рейтинг школ.

  • курсов английского в Москве
  • курсов английского в СПб

Источник: https://enguide.ru/magazine/ekzamen-po-angliyskomu-budet-obyazatelnym-za-ili-protiv

Почему плохо быть отличником

Могу ли получить денежные средства с репетитора обратно, если достаточных знаний ребенок не получил?

Я отличница. Конечно, не совсем та, которая со сложенными ручками, пятёркой по поведению и отглаженным воротничком. Но золотая медаль, олимпиады, красные дипломы в количестве трёх штук и прочая атрибутика «школьного» успеха налицо.

Вот уже 11 лет я работаю в бизнесе — всё это время в ИТ: инженером по тестированию, инженером VoIP, коммерсом. Хорошо работаю, почти не придраться. Всё на «пять», часто с плюсом.

И у меня, как у любой отличницы, много историй про одноклассниц, которые в 33 года и замужем, и на последних «мерсах», и со своим делом. «Харэ ныть, пора разобраться, какого, собственно, так происходит?» — в один из дней эта мысль плотно засела в голове.

И вот он, разбор полётов — для нас, отличников, для будущего поколения и для родителей, которые «тянут» своих детей от пятёрки к пятёрке.

Школьное время чудесное

Как правило, история начинается со школы. Именно в ней мы знакомимся с системой оценки своих усилий по пятибалльной шкале. И именно в ней начинаются ожидания родных, близких, знакомых и учителей и разделение на двоечников, троечников, хорошистов и отличников. Первые социальные касты, первые социальные роли, привилегии и т.д.

Итак, школьник проявил себя как старательный и способный ученик и попал в список потенциальных отличников. Пока это младшеклассник Вася или милая второклассница Ирочка, но проблемы уже тут как тут. Механизм запущен.

  • К успешному и смышлёному школьнику повышаются требования, теперь он безоговорочно должен понимать материал. Любой неуспех осуждается и критикуется.
  • Постепенно ребёнок (подросток) начинает бояться ошибок и ищет пути их избежать. В лучшем случае он начинает зубрить материал без особого осмысления, а в худшем — начинает избегать сложных заданий и задач, чтобы на них не споткнуться.
  • Нередко учителя вводят ограничения из разряда: «всем на 5 надо упражнение 562, а отличникам — два со звёздочкой». При этом нередко (что врать — в 99% случаев) учителя не заморачиваются объяснить углублённый материал, а валят это на родителей и репетиторов (как так Вася не решил задачу с **, срочно подтягивать!).
  • Школьникам-отличникам не остаётся ничего, кроме как учиться: ржавеют и становятся маленькими коньки, заброшен спорт, забыты друзья. Летом — толстый список книг и куча «хвостов» и подготовки к новому учебному году. Рвутся социальные связи, человек отрывается от общества в самый неподходящий период становления личности.
  • Некоторые отличники приспосабливаются и начинают выпрашивать оценки, объясняя, что вот только этой пятёрки не хватает — остальные все на месте. Понятно, что с этой точки начинается ещё и падение качества знаний.
  • Завышенные требования всех сторон учебного процесса ввергают школьника в непрерывный стресс, с которым никто и не думает бороться. Появляются ранние депрессии, психологические и нервные расстройства, обостряется хроника, снижается иммунитет. Школьник, особенно старшеклассник, может просто заболеть.

В моём случае произошёл страшный срыв.

В 8-9 классе слетели катушки, и я стала учиться гораздо хуже, скандалить, срывать уроки, драться и игнорировать всё то, что не нравилось: историю, литературу и прочие зарубежки и эстетики (да-да, я, «технарь», волею территориальной близости попала в самую гуманитарную гимназию города).

Родители как могли исправляли ситуацию, пока не началась очередная серия олимпиад — по русскому, литературе, физике, биологии были первые места на районном уровне и призовые на областном и всероссийском. И никто не задался вопросом, как это так: за контрольную тройка, а на олимпиаде — первое место? А ответ был найден совсем недавно — на контрольной было страшно, а на олимпиаде — нет. Поэтому и появлялись на двойных листочках калории, не переведённые в джоули, лабораторные с глупыми описками, не исключённые посторонние корни уравнений и т.д.

Институт

Нет, не университет, не академия, не вуз, а именно «поступаем в институт» — конечно же, по желанию родителей и потому что «быть юристом» и «быть экономистом» — это круто. К предыдущим проблемам добавляются новые, вузовские, связанные со взрослой жизнью и уже с работой.

Студент-отличник часто не может работать и получать практический опыт, потому что очень трудно найти баланс между работой и блестящей учёбой. В итоге на первом же собеседовании опыт работы и коммуникативность среднего студента легко бьют пафосный красный диплом. Но, кстати, не всегда.

Например, у меня в регионе нередко всплывает вакансия одного крупного пищевого завода с обязательным требованием золотой медали и красного диплома. Всплывает с завидной частотой — видимо, не сильно отличники учёбы справляются с молочными реками.

Но в целом компании, особенно в ИТ-сфере, хотят видеть опыт, навыки и конкретные умения.

Поскольку, увы, в вузах пока превалируют преподаватели старой формации, рецепт завоевания отличных оценок сводится к зазубриванию и усвоению теории. В моей практике особо прекрасными были теория Java и теория С++ на дополнительном высшем. Угадайте, кто из группы на них пишет? Никто.

Соответственно, почти всё время уходит не на то, чтобы освоить и применить на практике, а на то, чтобы отшпарить материал и понравиться преподавателю. Особо изощрённая клиника — наличие учебника или методички авторства вашего преподавателя. Например, у меня на первом высшем в 2006 году маркетинг преподавался по методичке 1997 года.

Так что неудивительно, что в России с этим делом настолько хреново.

Чтобы заслужить повышенную стипендию, студент не только учится, но и начинает заниматься всей внеучебной деятельностью в вузе подряд, тратя ещё больше времени. Но, кстати, это не так плохо — часть коммуникативных навыков и социальных связей удаётся восстановить. Вы можете меня расстрелять, но я убеждена, что вуз — не то место, где надо класть жизнь на красный диплом. Тут так: либо получается, либо лучше сочетать с практикой и иметь опыт. Более того, на практические дрожжи теория ровнее ложится — поэтому ищите стажировку, ментора, прикипайте к ним, высматривайте и осознавайте, что же вам нужно из теории, а какая экономическая теория, социология и история могут потесниться в пользу реально применимых знаний.

Работа, мы с тобой на всю жизнь

И вот начинается работа, где взрощенный и вызревший за предыдущие 15-17 лет синдром отличника расцветает во всей своей клинической картине и принимает форму не милого старания, а патологии. Работодатель, взявший на работу выпускника со средним баллом 5.

0, через некоторое время обнаруживает кошмарные и неожиданные метаморфозы.

Отличник тратит на работу гораздо больше времени, поскольку стремится сделать идеально (в его понимании) всю работу, теряет чувство приоритета и в итоге закапывается в мелочах.

Например, может два дня составлять поздравительное письмо для клиентов, забыв при этом про прямые обязанности продвигать или продавать.

Отличник не готов терпеть какую-либо критику — и это не от того, что он считает себя непогрешимым гением, а от того, что не уверен в себе и болезненно воспринимает критику как укор и крах своего идеального мира.

Реагируя на критику остро негативно, он получает проблемы в отношениях с руководством и коллегами, карьера начинает стопориться. И вот вчерашний ещё отличник с розовыми щеками становится хмурым и загнанным работником.

Отличник вновь решает избегать ошибок и отказывается от сложной работы, двигаясь по пути наименьшего сопротивления и отказываясь от ценных для опыта решений.

Наконец, отличник начинает рваться и постигать рабочие вопросы семимильными шагами, стремится к росту и, с одной стороны, становится врагом коллегам, с другой, выгорает от постоянной напряжённой работы на пять с плюсом.

Мой опыт. В компании, куда я устроилась работать инженером по тестированию, была отличная практика — обучение + менторство. В наставники мне попался блестящий практик, а начальницей была такая же отличница. Мне удалось быстро увидеть разницу и понять, что быть крутым профи гораздо лучше, чем филигранно оформлять минорные баги в Багизилле. И тогда удалось преодолеть главное — перестать превращать обучение в запись в тетради определений транка, плана нумерации, периметра, радиуса, NAT и схем звонков. Надо было брать и смотреть глазами, что это такое, как реплицируется БД, как падает стенд, как капризничает ОКС-7 и жутко настраивается Cisco — совсем не так, как в красочной презентации. Завершив обучение раньше положенного, я прекрасно въехала в работу и стала учиться воевать с разработчиками и быть профессионалом. Это был крутой, ценный опыт.Но если вы сейчас решили, что отличник = неудачник, то вы глубоко не правы. Мы пока наблюдали за ним, а что там с теми, кто учился не очень? Я не раз наблюдала, как люди пишут «малако» и «ришенее», не знают, что такое Сенатская площадь и легко путают факториал с фракталом, но при этом занимают руководящие посты, являются менеджерами проекта только за счёт того, что они научились выживать и достигать  результат с помощью лести, подмазок и выкручивания. Они уверены в себе и готовы двигаться вперёд, не сильно заморачиваясь о навыках — хотя бы потому что они знают, что хорошими специалистами им не быть, а значит нужно подняться, окружить себя такими же слабыми ребятами и худо-бедно вести дела. Они не боятся. А отличник? Он боится ошибиться и демонстрирует свою успешность, чтобы хоть как-то выжить в корпоративном мире. Разумеется, коллеги послабее стремятся его устранить.  Тремя годами позже, когда я стала руководить отделом, у меня была подчинённая, женщина 38 лет, круглая отличница, которая постоянно говорила о своих школе и вузе. Она работала «от сих до сих» и боялась креативить, потому что «так нельзя, так не бывает». Однажды она написала рассылку для иностранных коллег — сухую и чертовски выверенную. Перфекционизм в чистом виде. Я похвалила её стиль и язык, отметила серьёзность и глубину. Через 40 минут она принесла 4 варианта такого же текста, креативных и ещё более крутых. Ей просто нужно было, чтобы в неё поверили и дали ей знак, что она молодец. С тех пор это была лучшая из коллег. Конечно, вся ситуация обозначена слишком выпукло, и есть много достойных ребят среди всех — прежде всего, потому что большинство понимают, что все вокруг люди и нужно делать хорошо то, на что ты способен. Я знаю вчерашних троечников и хорошистов, а сегодня блистательных рестораторов, строителей, инженеров, программистов, руководителей и знаю вчерашних отличников, а сегодня продавцов в Эльдорадо и в KFC. И знаю тех, кто пронёс своё до конца: отличная учёба, кандидатская, блестящая работа, докторская. Но в целом хочется, чтобы на учёбу не убивались жизни, чтобы за ней не терялись социальные связи и дружеские отношения. А работодателей, особенно первых у выпускников, я хочу попросить об адаптации. Из вчерашних отличников вырастают блестящие сотрудники, если суметь их интегрировать в бизнес правильно. Вот несколько секретов обращения с такими ребятами.

  • Расставлять приоритеты и рассказывать, какие задачи важнее, а какие могут быть рассмотрены как вспомогательные.
  • Пояснить, что в работе не столь важны вылизанные таблички и код ёлочкой (важен! всегда соблюдайте code style!), сколько важен достижимый и нужный результат.  
  • Рассказать о принципах работы бизнеса, об отсутствии необходимости теоретизировать всё вокруг и аккуратно записывать в тетрадку всё подряд.
  • Хвалить за достижения и критиковать, поясняя, что критика — это не ругань, а обучение, освоение нового опыта и новых знаний.
  • Заботиться о социализации сотрудника, обращать внимание на его позиционирование в коллективе, стремиться сделать его не обособленной белой вороной, а частью дружной и приветливой команды.
  • Показывать, что есть жизнь за рамками ГОСТов и СНиПов, что можно развивать мысль и предлагать новое, не бояться создавать что-то такое, что уже завтра станет новым эталоном. Мозги-то на это есть, но, как говорил герой «Зимнего вечера в Гаграх», куражу не хватает.

Конечно, и без этих простых правил умный человек осваивается и понимает и дружелюбные, и враждебные моменты, включается в работу и начинает пахать на зависть всем. Но это огромное, колоссальное время. Кстати, огромный плюс отличников в том, что они легко и умело учатся, многие любят учиться и самостоятельно продолжают своё непрерывное образование. Грамотный работодатель обязательно найдёт способ обернуть это в свою пользу. Главное, не отвернуться, а протянуть руку.

  • отличник
  • управление персоналом
  • перфекционизм

Источник: https://habr.com/ru/post/345998/

Читательница Onliner.by Александра Ковтун: неудобные для школы дети и их родители

Могу ли получить денежные средства с репетитора обратно, если достаточных знаний ребенок не получил?

Александра Ковтун — родилась в Луганской области, 4 года прожила в Киеве, в этом году переехала в Минск в связи с рабочей необходимостью. По образованию — менеджер-экономист, руководит подразделением международной исследовательской компании, растит сына.

В этом году мы с сыном переехали из Киева в Минск.

Ребенок пошел во второй класс в одну из столичных школ, за плечами у него был целый год обучения на украинском языке в Киеве, поэтому нам предстояла плотная работа по адаптации ребенка к русскоязычной среде и дополнительный бонус в виде изучения белорусского языка.

К тому же сам по себе переезд в другую страну стал достаточно большим стрессом. Мне кажется, именно такая нестандартная ситуация проверяет систему образования на прочность, выявляя ее наиболее болезненные недостатки.

Активную подготовку к учебе по-новому мы начали с лета, усердно штудировали русский язык, переучиваясь читать, писать и говорить. Я искренне надеялась на поддержку педагогов, но вместо этого в моей жизни начался удивительный период, в реальность которого иногда верится с трудом.

Я попробую рассказать о своих «приключениях» вкратце, возможно, немного сбивчиво, потому как эмоции, признаюсь честно, порой зашкаливают до сих пор.

Познакомившись с классным руководителем, я сразу попросила помощи в адаптации сына, поделилась опасениями, что пережить резкие перемены в жизни нелегко взрослому человеку, не то что восьмилетнему ребенку. Возможно, нужна помощь психолога? Учитель уверенно сказала, что никаких проблем у нее с детьми никогда не бывает и психолог ребенку не нужен…

Но все оказалось не так гладко. На третий учебный день у сына в школе произошло нервное расстройство. Учитель позвонила и срывающимся голосом попросила забрать его из школы, потому что он плачет и мешает ей вести урок. И вообще — она призналась, что не знает, что ей делать. По сути, педагог сдалась сразу, как возникла проблемная ситуация.

И с этого момента мы с ребенком стали проблемными и неудобными для школы. Все дальнейшие попытки коммуницировать с классным руководителем напоминали мне сюрреалистический театр абсурда. Возникало ощущение, что педагоги закрыли глаза на происходящее и заняли оборонительную позицию.

Как вы думаете, кто, с точки зрения учителей, остался виноват в том, что возникают проблемы? Конечно же, восьмилетний ребенок, «отъявленный манипулятор» с «проблемами в воспитании» и «слабый в обучении».

Думаю, что дальнейшая стратегия взаимодействия будет уже знакома некоторым родителям.

Беседы с завучем сводились к отрицанию каких-либо проблем как таковых. Меня даже решили обвинить во лжи, заявляя, что мой ребенок не мог быть украиноязычным, ведь он… достаточно неплохо говорит на русском! Мне не верили, что я предварительно обращалась к школьному психологу и учителю за помощью и что помощь не была оказана.

Меня постарались представить в негативном свете — как родителя, который просто любит жаловаться. Вся информация, которая озвучивалась во время диалогов с персоналом школы, перекручивалась и извращалась.

Мне пришлось даже начать использовать записывающие устройства, чтобы иметь доказательную базу в случае очередного подтасовывания фактов.

«Вы просто не хотите заниматься ребенком!» — слышала я отовсюду. Все мои попытки получить помощь или хотя бы добиться того, чтобы на ребенка не давили, сводились к одному. Подчиняйся системе или уходи.

Слушая все это, я ощущала, что вернулась во времена своей учебы, на 20 лет назад. Учитель всегда прав, ребенок и родитель — всегда нет. Либо ты подчиняешься системе, либо становишься проблемным для школы субъектом.

Годы идут, мир меняется квантовыми скачками, происходит смена поколений, а развитие образовательных систем движется как улитка.

Только через 1,5 месяца после случившегося я наконец-то получила характеристику ребенка от школьного психолога, в которой было обозначено, что адаптация у моего сына прошла успешно (этот вывод был сделан на основании того, что он уже отвечал учителю, когда ему задавали вопросы), но ребенка нужно отправить на консультацию к психиатру, так как у него масса проблем c развитием, обучением и поведением. Также я прочла множество рекомендаций для мамы, но ни слова о том, что сделано и планируется сделать со стороны школы, чтобы исправить ситуацию. В этот момент я ощутила всю силу системы. И безысходность ситуации. Школе проще доказать невменяемость ученика и его родителей, чем признать, что возникли упущения, и попытаться помочь ученику.

С успеваемостью у сына действительно было не все так хорошо, он путался в языках, допускал много ошибок. Скорость чтения снизилась, появились осложнения с речью. Несмотря на дополнительный факультатив по белорусскому языку и ежедневные дополнительные занятиям дома, оперативно дотянуть до требуемого учителем уровня ребенок не мог.

Тетради пестрели обидными замечаниями: «Что это за работа?!», «Весьма дурно выполнено!», «Это невозможно проверять». На родительских собраниях учитель стыдила меня и родителей, дети которых плохо пишут, а также критиковала правильность ответов наших детей на тестирования и вопросы (да-да, во втором классе детям уже дают тесты).

Родителям выдвигались требования контролировать полностью все выполнение домашней работы, по мнению учителя, дети категорически не должны приходить в школу с неправильно выполненным домашним заданием. По сути — нести ответственность за учебу учили родителей, а не детей.

«Если ученик плохо подготовился и получил двойку, виновата мама», — это цитата педагога.

К сожалению, найти общий язык со школой так и не удалось. Попытка сменить класс потерпела фиаско. Учитель, к которому ребенка должны были перевести, первым делом начала меня уговаривать этого не делать, потому что мой ребенок понизит ей рейтинг, а ее будут ругать за детей, которые получают плохие оценки.

«Мы с вами, к сожалению, живем не в Европе, чтобы образование было таким, каким вам хочется. Если вам не нравится, вас тут никто не держит. Это не частная школа, чтобы вы могли тут выбирать учителей». На этом финальном диалоге со школой я остановилась.

Да, мы, наверное, не в той Европе, которую вспоминают учителя. Европейские и американские школы кардинально отличаются от школ постсоветского пространства.

Множество эмигрантов делятся опытом посещения детьми школ, с восторгом рассказывая, насколько отличается подход к обучению, насколько тонко слышат детей и адаптируют атмосферу для их наиболее комфортного развития.

Что мешает здесь выстраивать систему по-другому? Дело в зарплатах, на которые постоянно жалуются педагоги? Или дело в нежелании меняться, потому что это трудно? Можем ли мы, вот такие вот неудобные родители, что-то изменить или единственный выход в такой ситуации — забирать детей на домашнее обучение?

Источник: https://people.onliner.by/opinions/2017/12/14/mnenie-829

Юридический спектр
Добавить комментарий