Как защититься от неизвестных сектантов, если они знают адрес?

Манипуляторы сознанием, – Литературная газета

Как защититься от неизвестных сектантов, если они знают адрес?

В 90-е годы произошло чудо – нам разрешили говорить о Боге. Но с отменой запрета на религиозную пропаганду пышным цветом расцвели лжеучения. Людям, истосковавшимся по пище духовной, вместо хлеба подсунули камень.

С Запада мощным потоком хлынули сектанты, а с экранов телевизоров начали вещать маги, чародеи и лжемессии.

Семена были брошены на плодородную почву: количество адептов, которых правильнее было бы назвать жертвами, стало расти как на дрожжах.

Правоохранительные органы не смогли должным образом отреагировать на агрессию сект, поскольку многим поначалу казалось, что любая религия – добро. Да и сегодня многие не видят разницы между религиозной сектой, учением, отколовшимся от господствующей религии (например, хлысты, духоборы, баптисты, евангелисты и т.д.

), и тоталитарной сектой, псевдорелигиозной организацией, осуществляющей тотальный контроль над поведением и мышлением своих членов. Термин «тоталитарная секта» впервые ввёл в оборот историк и богослов Александр Дворкин.

Сегодня мы говорим с ним о манипулировании сознанием в тоталитарных сектах и о том, кто чаще всего становится жертвой лжемессий.

– Я никогда не думал, что буду заниматься сектами, – я всё-таки историк, а секты – понятие анти­историческое. Был 1992 год.

Вернувшись из эмиграции, я начал работать в отделе религиозного образования и катехизации Русской православной церкви, где мне предложили заняться сектами, поскольку на тот момент большая их часть приходила с Запада, а мне владение языками позволяло работать с первоисточниками. Я сначала отказался, но всё чаще в наш отдел стали приходить люди, в основном женщины, чьи дети попали в секту.

Это были жертвы «Богородичного центра». Несчастных женщин отовсюду футболили, потому что ни в одной инстанции не знали, что такое секты. Считалось, что всякая религия – это хорошо, потому что всё, что запрещалось в советское время, нужно разрешать.

Конечно, невозможно было не посочувствовать их горю. И ещё я понял, что то, что проповедует «Богородичный центр», очень напоминает раннехристианскую секту монтанизм. Когда я рассказал об этом, меня попросили пойти на встречу с депутатом Моссовета, который вроде обещал в чём-то помочь. Потом ещё с кем-то и ещё…

В результате в марте 1993 года я решил провести однодневную конференцию на эту тему, чтобы её разобрать и закрыть. В ней участвовало несколько священников и историков. Один из священников столкнулся с «Богородичным центром» у себя на приходе.

Был один католик, что было важно, поскольку представители центра часто ссылались на якобы существующую поддержку со стороны католической церкви. Он выступил с официальным заявлением о том, что «Богородичный центр» не имеет к ним никакого отношения.

Итогом конференции стали несколько публикаций и создание примерно через полгода информационно-консультационного Центра во имя священномученика Иринея Лионского, который существует до сих пор (как Центр религиоведческих исследований) и в который обращаются жертвы тоталитарных сект и их близкие.

Что касается святого Иринея, то его можно назвать в каком-то смысле первым сектоведом. Он жил в конце II – начале III века в Римской империи, где мученически погиб в 202 году. Он первым написал книгу, которая сокращённо носит название «Против ересей».

Это огромный труд, состоящий из пяти книг, в котором собрана информация обо всех действовавших на тот момент сектах. Святой Ириней описал их, опровергнув их учения и практику с христианской точки зрения. О многих тогдашних сектах мы знаем только от него.

– Александр Леонидович, почему, на ваш взгляд, в советское время таких проблем было меньше?

– В советское время официальной религией был атеизм. Но говорить, что атеизм защищал от сект – это то же самое, что сказать, что жить в тюремной камере безопаснее, чем в городе.

Может быть, оно и безопасно, но полноценно ли? Коммунизм ведь тоже в каком-то смысле был сектой, со своими правилами, обрядами, наказаниями тем, кто по той или иной причине не хочет быть его последователем. Сект, конечно, было меньше, но нельзя забывать, что в первую очередь гнали православную церковь.

К сегодняшнему засилью сект прямое отношение имеет и «мифологичность» сознания общества, повальное увлечение эзотерикой, оккультизмом. Ведь долгое время в обществе был культ науки. А оккультизм весьма наукообразен.

– Можно ли сказать, что на Западе люди более, как бы это выразиться, благоразумны?

– В секты попадают наиболее внушаемые люди. Как правило, те, кто переживает стресс. А поскольку наша страна находится в некоем переходном периоде, то и достаточно много людей находится в стрессовом состоянии. На Западе секты существуют дольше, и общество выработало некий иммунитет к ним.

– Какие секты наиболее опасны?

Самые опасные те, в которые попали ваши близкие.

Недавно ко мне приходили две женщины, чьи сын и дочь (муж и жена между собой) оказались втянутыми в очень маленькую секту, в которой, может быть, всего человек шесть-семь. При этом секта очень жёсткая.

Если бы я сказал матерям: «Вы знаете, эта секта не опасна, потому что малочисленна, а вероятности того, что туда попадут и другие, почти не существует», – это было бы для них слабым утешением.

– В тоталитарных сектах людей могут подвергать увечьям, держать взаперти. Предусмотрена ли уголовная ответственность за такого рода деяния?

– Держать взаперти – понятие растяжимое. Помимо физических запоров существует обработка сознания, когда человек находится в собственной темнице и не осознаёт этого.

Что касается уголовной ответственности, в 2010 году, например, Центральный окружной суд Калифорнии вынес удивительное решение касательно возникшей в 1950 г. в Америке секты сайентологии, суть которого сводится к тому, что данная секта имеет право держать взаперти своих членов.

В случае если они бегут, она имеет право догонять их, убеждая вернуться. А «убеждать», сами понимаете, понятие растяжимое.

Кроме того, было постановлено, что сайентологи имеют право вынуждать своих последователей делать аборты, цензурировать их переписку, наказывать их путём сокращения количества пищи и времени сна. И суд в это вмешиваться не имеет права, поскольку эти вещи носят «доктринальный» характер.

Возможно, такое решение было связано с тем, что секта проникла в правоохранительные и судебные органы?

Действительно, у сайентологов особые отношения с американскими властями. Конечно, непосредственно в руководстве страны их нет, но то, что эта секта, по мнению многих экспертов, является также разведорганизацией, известно достаточно давно.

В 1993 году, например, был подписан тайный договор с налоговым управлением. Предположения о его содержании делаются уже достаточно открыто.

Скорее всего, сайентология делится частью собранной информации с ЦРУ, а за это Госдеп лоббирует интересы секты во всех странах мира.

– Кто чаще всего становится жертвами сектантов и как защититься от их влияния?

– Жертвой может стать любой человек. Но есть группы риска. Во-первых, это те, кто переживает стресс взросления. Подростки, молодые люди. Это время конца обучения в школе и начала работы на предприятии, учёбы в вузе.

Кончилось детство, начинается взрослая жизнь, новые отношения, ответственность, обязанности, и пока психика и организм молодого человека не перестроятся, он остаётся крайне лёгкой добычей для мошенников, спекулирующих тягой человека к самопознанию, поиску духовности, смысла жизни и своего места в ней.

https://www.youtube.com/watch?v=KNmckacaNGI

В другой группе риска люди предпенсионного – начала пенсионного возраста. Человек подходит к некоему итогу, начинает терять близких, задумываться о прошлом и будущем.

А времени на размышления с выходом на пенсию становится всё больше и больше. Это хорошо понимают, скажем, «Свидетели Иеговы».

Эта секта целенаправленно работает на людей в этом возрасте, они знают, как вовлечь в разговор, чем заинтересовать.

Но вообще-то стрессов в жизни много. Перемена работы, места жительства – особенно если речь идёт о переезде в другой город, другую среду. Защитой от влияния сект является прежде всего воспитание в традиционной культуре. Важно проявлять здравый смысл и здоровое недоверие. Понимать, что если вам предлагают всего много и сразу, то это, скорее, бесплатный сыр из мышеловки.

– Каким образом людей заманивают в секты?

– Есть такая поговорка: «У каждого человека есть свой гуру, и ваше счастье, если вы его никогда не встретите». Людей практически никогда не приглашают в секту прямиком. Всегда есть приманка. Кружок по изучению английского языка, индийского танца, йоги или даже Библии.

Часто такой приманкой бывает обещание поправить здоровье благодаря целительной силе какого-нибудь «доктора» или потрясающего диагноста, который может не только вылечить настоящие, но и предсказать будущие ваши болезни.

Курсы личностного роста, центр древнефилософского наследия, интересная высокооплачиваемая работа, на которой почти что ничего не надо делать. Через какое-то время человек узнаёт, что это оказывается не кружок или центр, а такая-то секта.

Он спрашивает: «Что ж вы раньше мне об этом не сказали?» А ему отвечают: «Понимаешь, раньше у тебя мозги были промыты СМИ, если б мы тебе сразу сказали, ты бы к нам не пошёл. Но тебе же у нас хорошо? Хорошо. Теперь ты видишь, что мы были правы?»

– Когда я ещё училась в школе, ко мне постоянно возле метро «Смоленская» подходили молодые люди с брошюрками и книгами и задавали вполне безобидный вопрос: «Как вы относитесь к объединению молодёжи всего мира?» Слава богу, к тому времени я уже была просвещена мамой и вашими, кстати, статьями и знала, что если к вам подходят с такого рода вопросами, то это представители секты Муна – муниты. Поэтому я, как правило, говорила им, что я знаю, кто они, и грозила милицией, если они не отстанут. Наверное, это было неправильно? Опасно?

Ну, почему опасно. На людной улице они бы на вас не напали. Всё правильно вы делали. То, что муниты подходили к вам, когда вы были несовершеннолетней, это нарушение закона.

Если же речь идёт о взрослом, ответственность может быть только административной, если, например, сектант блокирует проход, если он торгует чем-либо или агрессивно пристаёт, навязывается, чего, как правило, в людных местах не происходит.

– Как-то я попала на одно из сектантских собраний. Может быть, из-за атмосферы всеобщей экзальтации было ощущение, что люди вокруг не очень здоровы. Как вы считаете, психическая неуравновешенность – это следствие или причина попадания в секту?

– Трудно сказать. Если это были неопятидесятники, а вероятнее всего, это были они, то уверяю вас, на свои самые «продвинутые» собрания они бы вас не пригласили. Там эта экзальтация доходит до совершенно неприличного градуса, они будут падать, кричать, хохотать безудержно и т.д.

Часто в секту приходят люди в пограничном состоянии. Есть более внушаемые, есть менее, но при определённых обстоятельствах, скажем, при стрессе, человек более податлив.

Если его убеждают в том, что именно вот такое, кажущееся невменяемым поведение – это и есть высший религиозный опыт, то рано или поздно его в этом убедят.

И когда он придёт в следующий раз на собрание, он к этой экзальтации будет стремиться уже сам.

Процесс изменения личности пошёл.

Личность разрушается как физически (большая часть тоталитарных сект практикует в качестве методик воздействия или наказания – неполноценное питание и недостаточный сон в сочетании с напряжённой работой), так и умственно – происходит активное «обеднение» всех областей знаний, разрыв всех социальных связей, внушается враждебность по отношению к семье, друзьям, обществу.

Происходит постепенное, но радикальное изменение личности. Пропадает чувство юмора, человек становится обидчивым, упорно-аг­рессивным, поведение – уклончивым или оборонительным. Затем начинают утрачиваться семейные и дружеские связи, происходит радикальная смена религиозных и нравственных ориентиров. Начинают проявляться фанатичность и нетерпимость.

Можно ли спорить с сектантами на улице или на их собраниях?

– По поводу собраний. Зачем вам туда идти? Любые агрессивные споры нужно в любом случае сразу же прекращать. На собраниях особо не поспоришь.

Сектантов там много, и они вас не услышат, не воспримут, банально могут переорать.

Другое дело, если вы пришли на первое собрание и знаете, что там есть новички, в этом случае что-то сказать можно и нужно. Может быть, это поможет новичкам вовремя уйти.

Если секта не связана с криминалом, то для рядового члена угрозы жизни выход из неё не несёт. Будут, конечно, навязчивые приставания, Другое дело, если из секты выходит один из вышестоящих чинов в иерархии. Чем больше человек знает о секте, тем более его выход из неё для него опасен.

– Современные лжемессии – дельцы или психически больные люди?

Мой коллега Стивен Кент, профессор канадского университета Альберта, много лет изучал личностные характеристики основателей сект и пришёл к выводу, что все они страдают злокачественным нарциссизмом, следствием которого является необходимость самоутверждаться за счёт других людей.

Это не психическая болезнь, но некое пограничное состояние. Другое дело, что психические расстройства у таких людей могут развиваться на почве видения себя на вершине, ощущения обладания абсолютной властью. Ещё Черчилль говорил, что власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно.

Человек, обладающий такой властью или иллюзией обладания ею, в конце концов утрачивает адекватность.

– Так как же защититься от влияния секты? Неужели можно вот так просто подчинить себе волю че­ловека?

Пока у человека есть воля, он защищён. Воздействовать на человека без его дозволения невозможно. Никакое пресловутое зомбирование не действует, если вы сопротивляетесь. То есть я не могу сейчас начать испускать фитолучи, которые могли бы подчинить вашу волю.

Все существующие методики манипуляций сознанием направлены на то, чтобы человек в первую очередь дал согласие на воздействие. Это необходимое условие. Свободная воля – Божий дар людям.

Пока она у человека есть и пока он ею дорожит, никакое сектантское воздействие ему не страшно.

БеседовалаМария-Алиса СВЕРДЛОВА

Источник: https://lgz.ru/article/-23-6466-11-06-2014/manipulyatory-soznaniem/

Как отличить секту от традиционной религии – МК Ставрополь (Кавказ)

Как защититься от неизвестных сектантов, если они знают адрес?

В современном сектоведении принято делить секты на тоталитарные и классические

Кому верить?

Усилению влияния нетрадиционной религиозности способствует факт духовной атрофированности общества. Вовлеченные в секты люди, в особенности молодежь, перестают быть носителями традиционных ценностей.

Неокульты изменяют национальное самосознание, мешают их исторической памяти, трансформируют ментальность.

Декларируемая их лидерами приверженность неким абстрактным «общечеловеческим» духовным ценностям есть не что иное, как попытка завуалировать с помощью ни к чему не обязывающих призывов свое стремление к религиозно-политическому влиянию.

В современном сектоведении принято делить секты на тоталитарные и классические. Классические или исторические, это те религиозные секты, вероучение которых отличается от традиционных конфессий, но при этом они не несут социальной опасности, не травмируют психику человека.

Традиционные религиозные организации всегда созидательны. И это одно из коренных отличий от секты. Можно долго перечислять, какое цивилизационное влияние оказало христианство на становление культуры и государственности в нашей стране. Мы знаем огромное количество ученых, поэтов, писателей, которые считали себя христианами, и христианство влияло на их творчество и труд.

Например, сложно представить Гоголя или Достоевского без православия, или всемирно известного химика Роберта Бойля без протестантизма. При этом нам совершенно не известен ни один известный ученый физик-иеговист, поэт-сайентолог, архитектор-мунит.

– Я читаю лекции в разных аудиториях на тему религиозного экстремизма, – говорит кандидат философских наук, член Союза журналистов России, священник Ставропольской и Невинномысской епархии Антоний Скрынников, – И часто приходится сталкиваться с величайшим заблуждением.

К примеру, человек говорит, я не попаду в секту, потому что я умный, кандидат наук, майор полиции, окончил школу с золотой медалью и т.п. Все это глупости, все это не работает. В секты попадают разные люди, от генералов до докторов наук.

Попадают, прежде всего, те люди, которые не знают собственной религиозной традиции, которых легко обмануть, выдав культ за традиционную конфессию.

По словам отца Антония, зачастую люди, попадающие в секту, находятся в стрессовой ситуации, тогда человек более доверчив. Это азы психологии, которые хорошо знают все мошенники, начиная от мормонских проповедников и заканчивая телефонными мошенниками из мест лишения свободы.

Одно время Свидетели Иеговы «дежурили» возле похоронных контор. Ведь очевидно, что человек, который идет в похоронное бюро, находится в угнетенном психическом состоянии – у него умер кто-то близкий. И если в этот момент к нему подойти со словами утешения, пригласить на собрание, то есть надежда, что человек в своей скорби откликнется на такой подход.

– На нашей памяти и более страшные случаи, когда последователи шарлатана Григория Грабового «работали» в Северной Осетии во время теракта в Беслане и после него. Они собирали деньги с убитых горем матерей, обещая им воскресить их деток… – напоминает отец Антоний.

Не всегда деструктивное влияние тех или иных культов может проявляться напрямую. Часто секты для того, чтобы скрыть свою религиозную деятельность и уйти от надзора правоохранительных органов, маскируют свою деятельность. Например, регистрируются как спортивные, педагогические, общественные, медицинские и прочие организации, вводя в заблуждение не только государство, но и доверчивых граждан.

Один из таких ярких случаев произошел несколько лет назад в станице Темнолесской Шпаковского района. Там секта «Анастасиевцев» выкупила несколько гектаров земли и зарегистрировались как КФХ «Смородина». В течение долгого времени никто и не подозревал, что вместо крестьян-фермеров там собираются сектанты.

В августе страну потрясла страшная новость из Ульяновской области, где 16-летний подросток убил мать, младших брата и сестру, бабушку и дедушку, а потом покончил с собой. Мало кто тогда обратил внимание, что его мать была привержена к вазирелигиозной системе «дизайн человека» и последние несколько лет в воспитании сына строго следовала инструкциям адептов этой секты.

Не зная броду, не суйся в воду

В епархию часто обращаются люди с вопросом: что делать, если близкий человек попал в секту?

– Самое главное – не терять с ним контакт, – советует отец Антоний. – Большинство сект старается разорвать связь новичка с родственниками и друзьями, чтобы иметь большое влияние. Поддерживая отношения с близким, не нужно играть в поддавки и делать вид, что вас всё устраивает. Отказываться от общения нельзя.

Когда вы обратитесь к специалистам (священнику, психологу, в полицию), им нужно будет четко понимать, в какую секту попал ваш близкий. Вы можете посмотреть названия и авторов литературы, которую он читает, посмотреть сайты, которые он посещает. И, конечно, не надо отчаиваться.

Как показывает опыт и практика, при грамотном подходе, рано или поздно близкий вам человек покинет секту.     

Отца Антония дополняет иерей Ставропольской и Невинномысской епархии Евгений Шишкин.

– В силу чрезмерной активности проповедников большинства нетрадиционных религиозных учений, простому человеку не всегда удается избежать общения с ними на богословские темы, – говорит он.

– Здесь стоит вспомнить русскую пословицу: «Не зная броду, не суйся в воду».

В общении с сектантами нельзя проявлять самонадеянность – не надо оставаться один на один с полученным от них информационным «вбросом», его надо обязательно обсуждать с человеком, более компетентным в религиозных вопросах.

По словам отца Евгения, интернет в данном случае вторичен по сравнению с живым общением, хотя и он может быть важным инструментом поиска информации о «подводных камнях» той или иной секты. Один из ключевых принципов безопасности в любой сфере гласит: «Предупрежден – значит вооружен».

Нередко деструктивные культы работают «под прикрытием», имитируя коммерческие, благотворительные, образовательные и прочие организации.

Защита от опасностей религиозного плана нередко похожа на защиту от мошенников в финансовой сфере, с той лишь разницей, что во втором случае под угрозой все-таки кошелек, а не душа.

Как же быть, если жертвой опасной секты стал кто-то из близких?

– Если налицо признаки уголовного преступления, конечно, предпринимаются меры по линии правоохранительных органов, – советует отец Евгений. – А если вы только предчувствуете неладное? Неужели ждать, пока случится беда? Помощь близким, попавшим в секту, похожа на помощью человеку, которого засасывает болото.

и на первый взгляд неочевидная задача – не попасть туда самому. Нельзя погружаться в сектантскую среду, как нельзя отходить с того места, где под ногами твердая почва. Второе условие – наладить мосты, не подменяя доверительное общение созависимостью.

Сохраняя или восстанавливая отношения, нельзя подчинять жизнь семьи новым интересам ближнего, уходить от споров на религиозные темы.

По мнению отца Евгения, сам процесс возвращения ближнего из опасного духовного состояния лучше всего описал еще в XIX веке глубокий знаток человеческой души, наш ставропольский святой, святитель Игнатий Брянчанинов: «Словопрение – самое слабое оружие против сектантства.

Оно приносит больше вреда, чем пользы. Ересь бывает от гордыни, и лишь ожесточается от словесного обличения.

Ее можно победить кротким увещанием; еще лучше – молчаливым приветствием, смирением, любовию, терпением, молитвою прилежною, исполненною соболезнованием о ближнем и милосердием к нему…».

Ислам или не ислам?

Еще большую головную боль доставляют обществу деструктивные исламистские культы, под которыми в современной России обычно понимается ваххабизм.

Это определение является скорее политическим, чем богословским, но в данном случае именно политическая сторона дела особенно важна – как с точки зрения мотивации адептов течения, так и с точки зрения опасности, которую оно представляет для государства.

Российский ваххабизм весьма неоднороден. В нем несколько различных течений.

Ваххабитов отличает нетерпимое отношение к инакомыслящим и инаковерующим, стремление к созданию «шариатского» государства в той или иной форме (как правило, всемирного халифата), уверенность в том, что они ведут джихад против безбожной власти, склонность к силовым методам в миссионерской работе. Многие ваххабитские группы признали терроризм самым эффективным способом достижения поставленных целей.

О том, как отличить мусульманских сектантов от адептов традиционного ислама, рассказывает заместитель муфтия Ставропольского края Закир Шарыпов.

– Обычно любой религиозный деструктивный культ имеет индивидуальное отличительное название, которое обосабливает его от обычных верующих мусульман, – поясняет он. – В Коране говорится, что человек, исповедующий ислам, может называться только мусульманином и не должен относить себя к какому-то другому названию, партии, группе.

Адепты культа ничего, кроме специальной литературы, не читают и не признают. Обычно авторами этих книг и брошюрок являются сами отцы основатели культа, либо их верные ученики.

Идеологи и вербовщики деструктивных культов постоянно говорят о том, что вы еще не до конца поняли всю суть и истинность «их работы, их движения». Мусульманам же следует помнить, что ислам прост и понятен.   

У каждого деструктивного культа есть своя особая отличительная идея. Именно на ней строится вся работа секты, вокруг этой идеи крутятся все цели, желания и мечты адептов. Именно от воплощения этой идеи, по мнению адептов, в жизнь зависит счастье и успех в этом мире и в будущем, с точки зрения идеологов культа. Провозглашаемая идея обычно бывает глобальной, нереальной и сложно осуществимой.

https://www.youtube.com/watch?v=jwaWLoEtROw

Адепты деструктивных направлений всегда стремятся к тому, чтобы призывать других, вербовать в свои ряды новых сторонников. А свои собственные семьи часто оставляют без должного внимания.

Любой новый участник деструктивного культа в скором времени сам становится активным миссионером, призывающим, вербовщиком. Его специально побуждают, чтобы он призывал других.

Ценность члена секты определяется тем, сколько новичков он привлек в ряды культа. А ислам, прежде всего, призывает сначала заниматься самим собой и уделять внимание себе и своей семье.

При этом мусульманин не должен быть равнодушен к судьбам и жизням других людей.

Для борьбы с ваххабизмом предлагаются разные методы. Многие религиозные деятели и специалисты говорят, что эту идеологию можно победить только идеологией, советуют усиливать пропаганду. Но немало и таких, кто считает, что максимально эффективны, в первую очередь, административно-правовые методы. Так думают, например, в Чечне, где ваххабизм запрещен.

Точка зрения властей

Правительством Ставропольского края проводится систематическая работа, направленная на профилактику религиозного экстремизма. Эта деятельность осуществляется во взаимодействии с традиционными религиозными, национально-культурными организациями, научным сообществом края.

– В соответствии с Конституцией Россия – светское государство, – говорит председатель комитета Ставропольского края по делам национальностей и казачества Александр Писаренко. – Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания. Люди имеют право самостоятельно определять свое отношение к религии, могут создавать религиозные объединения, молиться, проводить обряды.

При этом необходимо подчеркнуть, что не все религиозные направления оказывают на личность и общество положительное воздействие. К сожалению, как и в любой человеческой деятельности, в религиозной сфере имеются организации, носящие деструктивный характер. Это касается некоторых нетрадиционных религиозных течений.

К традиционным конфессиям для России относятся: православие, традиционный ислам, буддизм, иудаизм. Это религии с многовековой историей, органично сочетающиеся с культурными традициями народов, населяющих нашу страну.

Духовный поиск человека иногда может выходить за рамки привычных конфессий. И закон этого не запрещает.

Но в таком случае человек должен быть полностью уверен, что заинтересовавшее его новое религиозное течение не является деструктивным культом или террористической организаций.

В каждом конкретном случае необходим индивидуальный подход. К выбору веры, как к выбору врача, следует относиться с большой ответственностью.

И особенно важно чтобы люди избегали любого общения с представителями религиозных организаций, признанных российским судом экстремистскими.

Председатель краевого комитета по делам национальностей и казачества считает, что граждане должны внимательно относится к себе и своим близким, чтобы избежать нежелательного вовлечения в объединения, идеология которых может представлять опасность.

Обо всех фактах религиозного экстремизма следует сообщать в комитет Ставропольского края по делам национальностей и казачества и в правоохранительные органы.

Источник: https://kavkaz.mk.ru/social/2019/11/26/kak-otlichit-sektu-ot-tradicionnoy-religii.html

Секта: как распознать и как уберечься

Как защититься от неизвестных сектантов, если они знают адрес?

«Часто под религиозной личиной осуществляется деятельность совершенно далекая от религиозных целей», ― заявил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в ходе встречи с общественностью Архангельска, отвечая на вопрос о возможности введения наказания за нанесение личности в результате сектантской деятельности психологического ущерба и вреда здоровью.

Часто под религиозной личиной осуществляется деятельность совершенно далекая от религиозных целей. Само по себе то, что мы сейчас называем сектантством, явление очень болезненное — я бы сказал, уродливое явление.

В самом деле, появляется какой-то человек, который вдруг заявляет, что он есть носитель Божией правды, что его религия — которую он сочинил — является правильной религией.

Возникает вопрос: а до тебя-то что было? Что происходило до тебя? Как создавались великие цивилизации — христианская цивилизация, исламская цивилизация, другие? В этой сектантской деятельности есть отрицание истории, есть отрицание религиозного опыта других, есть попытка монополизировать религиозный фактор и подчинить его недекларируемым целям.

Вот в чем опасность — никто не знает подлинных целей тех людей, которые создают новые религиозные движения, привлекают туда адептов. Чаще всего, это направлено против кого-то. В России это всегда направлено против Русской Церкви.

Я не встречал ни одного сектанта, безразличного или доброжелательного по отношению к Русской Церкви. Всегда есть пафос борьбы, пафос разрушения. Но ведь не только борьбы с Русской Церковью — есть пафос отрицания своей истории, своей культуры.

Эти люди не принимают ни Достоевского, ни Пушкина…

Но я не хочу так далеко входить в критику этих движений — самое главное, чтобы псевдорелигиозные группы не уродовали духовно людей. Не отрывали их от Родины, не делали их иностранцами в своей собственной стране. Не подчиняли их неизвестно чьей воле.

Чтобы эти люди не отрывали детей от родителей, не спекулировали на человеческом несчастье, не обирали людей, оказавшихся в тяжелом духовном состоянии – состоянии одиночества, стресса, который часто порождается болезнями.

Когда мы узнаем, что родители теряют детей, что кто-то теряет жилплощадь, деньги только потому, что некто, прикрываясь религиозной фразеологией, все это умело отобрал, одурачил, превратил своих жертв в легко управляемых несвободных личностей, — это, конечно, представляет не только духовную, религиозную, но и общественную опасность».

«В нашем обществе существует устойчивое убеждение, что религиозный экстремизм — а речь идет об экстремизме — конечно, должен быть ограничен законодательно», ― заключил Святейший Патриарх Кирилл.

Патриархия.ru

Техника религиозной безопасности. Как не попасть в секту?

Протодиакон Андрей Кураев

Как отличить подделки от подлинного Предания Церкви? Нередко сегодня православно-русскими традициями называются те языческие предрассудки, с которыми Церковь веками боролась. Богословие сегодня — это не отвлеченность и не предмет занятий узкого круга профессионалов. Богословие — это вопрос религиозной безопасности, вопрос просто личного выживания.

Уверенность нынешнего россиянина в том, что любая дорога ведет к Храму, что любая «духовность» — это благо, делает его беззащитным перед любым гуру, который подойдет к нему с каким бы то ни было «писанием» в руке. А, значит, пора не просто заявлять о своей симпатии к «духовным сокровищам православия», а приложить усилия к действительному ознакомлению с ними.

А для этого необходимо знание своего рода правил «техники безопасности», соблюдение которых желательно при соприкосновении с религиозной проповедью.

Правило первое:

Навсегда запомнить, что «духовность» — слово двуликое. Оно лишь указывает на вдохновенность как на источник получения знания или источник мотивации. Но оно не ручается за доброкачественность того, что именно сообщается человеку. Есть вдохновение добра. Есть вдохновение зла.

И самое страшное: игры в переодевание — любимое занятие темной духовности. Высоцкий пел: «Не все то, что сверху — от Бога». Не все то, что говорит о духовности, ведет к Богу. Не все религиозные пути приводят к добру.

И, значит, не очень стоит доверять тем дамам-теософиням, что с придыханием настаивают на равной духовной одаренности всех понаслышке известных им религиозных путей.

Правило второе:

Если Вы еще не нашли в себе решимости или внутреннего опыта, необходимых для вхождения в серьезную религиозную жизнь, если Вы ощущаете себя не то что атеистом, но просто человеком, лишенным дара веры — все же сделайте свой выбор. Не в том смысле, что вот немедленно, сейчас же прочитайте «Символ веры».

Нет, выберите и осознайте — во что вы верить не хотите и в какой религиозной традиции Вы не желаете оказаться ни при каких обстоятельствах.

Попробуйте сказать в своем сердце: «Если когда-нибудь мне понадобится обратиться к Богу и к вере, я хотел бы молиться как православный, но я не хотел бы стать членом таких-то сект».

Между этими Вашими словами и реальным вхождением в церковную общину может пройти не один десяток лет.

Но если Вы, например, решили (даже не из-за богословских аргументов, а просто в силу семейной или национальной традиции), что Вы будете православным — все эти предстоящие Вам годы Вы сможете защищать себя от слишком навязчивых предложений «поклониться богу Кришне», «узнать имя Господа Иеговы», «последовать живому пророку Божией Матери Иоанну», и даже пойти «библейским путем новой жизни», на который приглашает Вас очередной американский агитатор.

Правило третье:

Всегда просите представиться своего собеседника. Беды Фауста стали неотвратимы тогда, когда он удовлетворился уклончивым ответом Мефистофеля («Как ты зовешься?» — «Мелочный вопрос!»). Не удовлетворяйтесь самопредставлением проповедника («Мы — «Церковь Христа!»).

Просите более четко рассказать об истории его общины, понудите ясно высказать ее отношение к Православию.

Так Вы защитите свою свободу выбора — ибо очень многие проповедники как раз желают, чтобы поначалу Вы и не заметили, что Вам предлагают выбор и отречение от традиционной веры Вашего народа.

Правило четвертое:

Имейте в виду, что религиозная миссия часто прикрывается сугубо светскими наименованиями.

Если Вас приглашают на бесплатные курсы английского языка — почти наверняка окажется, что это очередная секта, которая просто собирается по английски читать Вам Библию (или книгу Мормона), потихонечку разъясняя, что жить Вы должны так, как Вам говорят на этих уроках.

В результате за «бесплатные курсы» люди платят своими душами, а затем и деньгами — ибо в большой части протестантских объединений действует принцип «десятины»: обязательных регулярных взносов на церковные нужды. Другое любимое прикрытие — «экологические форумы», «школы общения» и т. п.

https://www.youtube.com/watch?v=KiiBmY_jG5M

Языческий оккультизм Штейнера прикрывается, например, вывеской гуманитарного движения «Новый Акрополь».

Секта Муна действует под вывеской Международного фонда образования и Международного движения «Женщины за мир во всем мире» [Критическое сопоставление учения Муна с христианством проведено в статье А. Бессмертного-Анзимирова «Господин второго пришествия?» (Наука и религия. № 9, 1993).

Для получения просто объективной информации о секте Муна вполне можно воспользоваться книгами Л. Н. Митрохина «Религии «нового века» (М., 1985) и «Религиозные культы в США» (М., 1984)].

Кроме того, мунисты часто проповедуют на улицах под видом торговцев значками и наклейками, используя каждый контакт для завязывания более близкого знакомства и приглашений на «вечера дружбы».

Правило пятое:

Помните, что неожиданное радушие, выказываемое Вам вашими новыми знакомыми не всегда является проявлением искреннего благорасположения. Вы интересуете сектантов не сами по себе; не то, что в Вас есть сейчас, радует их. Зачастую это просто радость о новой добыче. Радушие и восторг, который они выказывают Вам, зачастую выходят за разумные пределы.

Но смысл у них один: привязать Вас к себе, к новой общине, к новым знакомым. В секте Муна есть термин, очень точно выражающий суть этих отношений с новыми знакомыми: «бомбардировка любовью» [К. Боа. Лабиринты веры. М., 1992, с.205.].

«Неужели никто не говорил Вам, что Вы так умны!»; «Откуда у Вас такое умение одеваться!»: «Такое ощущение, что Вы знаете несравненно больше того, что дают Вам в Вашей школе!».

Правило шестое:

При разговоре с проповедником старайтесь выяснить не только то, что есть общего у его веры с другими конфессиями, но и отличия. Они могут показаться Вам незначительными, на их незначительности может настаивать сам проповедник. Но в конце концов, если они так незначимы, — зачем же из-за них они отделились от всей Церкви? Помните французскую пословицу: «Дьявол прячется в мелочах».

Правило седьмое:

Если аргументы Вашего собеседника из неправославной общины показались Вам убедительными — все же помедлите с принятием окончательного решения.

Например, если Вам говорят, что Библия запрещает писать иконы и молиться за усопших родителей — найдите священника, или человека, осведомленного в основах православного богословия, или хотя бы соответствующую книгу и выслушайте аргументы стороны, обвиненной Вашим новым знакомым.

Правило восьмое:

Не составляйте Своего представления о той или иной конфессии только на основании анекдотов о недостоинстве ее служителей. Сравнивайте не грехи людей, а основы вероучений.

Правило девятое:

Не считайте разговор о вероучительных отличиях проявлением «религиозного фанатизма» или «нетерпимости».

Не покажется же Вам носителем тоталитарного сознания философ, разъясняющий, чем учение Канта отличается от философии Ницше! Изучать историю философии, ограничившись лишь разговорами о том, что Кант и Ницше были немцами, а кроме того — философами, и оба что-то писали по вопросам веры — это поверхностное, а потому и бесполезное занятие.

Изучать историю религии только для того, чтобы сказать, что все религии призывали к миру и любви — занятие еще в добавок и небезопасное (вспомните «Белое братство» с «Богородичным центром»). Разница религий — это исторический факт. Считать, что он исчезнет только потому, что Вы не будете его замечать — слегка наивно.

Правило десятое:

Когда Вам будут говорить, что Учитель такой-то нашел путь к объединению всех религий — обратите внимание на то странное обстоятельство, что всякая проповедь унификации провоцирует прежде всего очередное размежевание.

Помните, что любая такая инициатива, на самом деле, ставит целью вытащить Вас из Вашей привычной религиозной среды. Преподобный Мун не объединил христиан и индусов.

Он лишь создал обособленное движение, члены которого не являются ни теми, ни другими, и свысока смотрят на обычных верующих.

Правило одиннадцатое:

Признайте за каждой религиозной общиной право самой определять свои собственные границы.

Если Вы услышите, что Папа Римский объявил такое-то учение выходящим за рамки католичества — не считайте, будто Вы лучше знаете католичество, чем Папа и не стремитесь его подправлять.

Точно так же, если Вы услышите, что православные богословы не согласны с каким-то учением Римского Папы — поверьте, что у них есть не менее отъемлемое право определять, что согласно с православием, а что несовместимо с ним.

Правило двенадцатое:

Будьте просто трезвы. Не спутайте психическое воодушевление, естественное при больших собраниях, сопровождаемых громкой музыкой и энергичной речью, с таинством вхождения Христа в святыню человеческого сердца.

Если Вы попали на собрание сектантов, то хотя бы не выходите в ответ на их финальный призыв к сцене для принятия их «крещения».

Ведь если Вы поддадитесь эффекту толпы и в конце экзальтированной проповеди согласитесь стать членом сектантской общины — Вы отлучите себя от Православной Церкви.

Источник: https://www.pravmir.ru/texnika-religioznoj-bezopasnosti/

Юридический спектр
Добавить комментарий