Как защитить свою честь и деловую репутацию при жалобе от вымышленного лица?

Вс рф рассказал, как подтвердить наличие ущерба деловой репутации юридического лица и получить компенсацию

Как защитить свою честь и деловую репутацию при жалобе от вымышленного лица?

Организации в отличие от физических лиц не могут претендовать на возмещение им морального вреда при распространении сведений, порочащих их деловую репутацию (п. 11 ст. 152 Гражданского кодекса).

Однако это не исключает возможности требовать возмещения ущерба, причиненного такими действиями. Верховный суд Российской Федерации рассказал, в каком случае юридические лица могут рассчитывать на получение компенсации за умаление их деловой репутации (п.

21 Обзора судебной практики ВС РФ № 1, утв. Президиумом ВС РФ 16 февраля 2017 г.).

На сайте издания, учредителем которого является “М”, 17 апреля 2014 года была опубликована статья содержащая информацию о том, что администрация Университета нарушает ст. 29 Конституции РФ, гарантирующую гражданам свободу слова.

Поскольку эта публикация распространяла не соответствующие действительности сведения, деловой репутации Университета был причинен вред, который он оценил в 1 млн руб. Однако общество “М” отказалось его компенсировать.

Поэтому Университет обратился с иском в суд и просил признать опубликованные на сайте сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию, обязать общество удалить статью с сайта и разместить текст опровержения на главной странице, а также взыскать с “М” 1 млн руб. в качестве компенсации вреда. Факт размещения указанной статьи на сайте истец подтвердил протоколом осмотра доказательств от 5 мая 2015 года, составленным нотариусом.

Для составления искового заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации воспользуйтесь “Конструктором правовых документов интернет-версии системы ГАРАНТ.

 Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные требования – он согласился с тем, что статья порочит деловую репутацию Университета, и обязал ответчика удалить ее, разместив текст опровержения на главной странице в открытом доступе.

А вот взыскивать компенсацию вреда суд не стал (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11 ноября 2015 г. по делу № А56-58502/2015). Свою позицию он, сославшись на п. 11 ст. 152, п. 1 ст.

1064 ГК РФ, объяснил тем, что вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер, что исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда, в какой бы форме он ни выражался. Тем не менее, суд признал, что истец имел бы право на компенсацию убытков, если бы подтвердил, что распространение сведений привело к потерям имущественного характера в указанном размере.

Университет с этим не согласился и обжаловал решение в апелляции, которая акт нижестоящего суда отменила и взыскала в пользу истца 1 млн руб. компенсации вреда (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2016 г. № 13АП-32346/15).

Юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено, по мнению суда, вправе требовать возмещения ему нематериального вреда, если доказаны общие условия деликтной ответственности (наличие противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца и причинно-следственной связи между этим). Суд также отметил, что общество “М”:

  • распространило сведения, не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию Университета;
  • разместило эту информацию в Интернете, в результате чего неопределенное и неограниченное число пользователей получило к ней свободный доступ.

Таким образом, порочащие истца сведения получили неограниченную степень распространения. А, значит, и заявленный размер компенсации вреда вполне обоснован.

Общество “М” не согласилось с обязанностью выплатить истцу компенсацию вреда и обратилось с жалобой в кассацию, которая отменила апелляционное постановление, оставив в силе решение суда первой инстанции (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 апреля 2016 г. № Ф07-1147/16).

Университет, пояснил суд, при рассмотрении дела не представил доказательств того, что после опубликования спорной статьи снизился спрос потребителей на оказываемые им услуги или наступили другие отрицательные для него последствия.

Окончательную точку в этом споре поставил ВС РФ (Определение СК по экономическим спорам ВC РФ от 18 ноября 2016 г. № 307-ЭС16-8923).

Суд отметил, что несмотря на то, что ст. 152 ГК РФ исключает возможность компенсации юридическому лицу морального вреда в случае умаления его деловой репутации, это не мешает ему заявлять требования о возмещении вреда, причиненного репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О).

При этом под вредом, причиненным деловой репутации, следует понимать всякое ее умаление, которое проявляется, например, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений и иных неблагоприятных последствиях в виде утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.

Однако одного лишь факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для того, чтобы сделать вывод о причинении деловой репутации ущерба, и для выплаты денежного возмещения, добавил ВС РФ. Истец при этом должен подтвердить:

  • наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.);
  • наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений;
  • факт утраты или снижения доверия к его репутации.

Университет, в свою очередь, ссылался на предоставление обществом “М” свободного доступа к порочащей истца информации неопределенному и неограниченному числу пользователей.

Но не предоставил ни доказательств, свидетельствующих о своей репутации, сформированной до публикации на сайте оспариваемой статьи, ни доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных для него последствий в результате такой публикации.

Отсутствие таких доказательств, пояснил Суд, во-первых, мешает сделать вывод о том, что судебного решения об опровержении порочащих репутацию сведений недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений. А во-вторых, не позволяет определить размер справедливой компенсации.

С учетом этого ВС РФ признал отказ кассации во взыскании с ответчика компенсации за распространение сведений, порочащих деловую репутацию университета, обоснованным и оставил жалобу истца без удовлетворения.

Источник: http://www.garant.ru/news/1096601/

Верховный суд объяснил, как защищать свою честь и достоинство

Как защитить свою честь и деловую репутацию при жалобе от вымышленного лица?

Верховный суд РФ сделал важное разъяснение, одинаково полезное простым гражданам, коммерческим структурам, чиновникам и средствам массовой информации. Суд изучил практику рассмотрения отечественными судами споров о защите чести, достоинства и деловой репутации за последние пять лет.

Как социальные сети могут испортить репутацию компаний

Не секрет, что судебные иски о защите чести и достоинства всегда привлекают повышенное внимание общественности. И воспринимаются не всегда однозначно. По данным Верховного суда, за год наши суды общей юрисдикции рассматривают примерно 5 тысяч таких споров, а арбитражные суды – примерно 800 дел, которые решают вопросы деловой репутации.

Бытует мнение, что иски о защите чести касаются в основном СМИ и журналистов, чьи публикации кого-то задевают и обижают. Так вот, судебная статистика это утверждение не подтверждает. По ее данным, ответчиками по искам о защите достоинства журналисты и их издания привлекаются в четыре раза реже, чем простые граждане или юридические лица.

Подобный анализ Верховного суда важен еще и потому, что за последние несколько лет изменились некоторые законы. В итоге рамки защиты доброго имени тех, кого обидели, стали шире.

Из новых норм появилась, к примеру, возможность признать по суду факт нарушения личного неимущественного права. Теперь в суде можно требовать полностью опубликовать решение суда, которое защищает обиженного.

А еще теперь можно защитить имя человека даже после его смерти. Если порочащие гражданина сведения стали широко известны, то сейчас реально потребовать в суде удалить информацию отовсюду, откуда можно.

К примеру, целиком уничтожить тираж без какой бы то ни было компенсации.

СМИ не отвечают за сведения, если это дословная цитата из другого средства массовой информации

В своем обзоре Верховный суд РФ назвал главные условия, чтобы выиграть процесс о защите чести и достоинства. По его утверждению, должна быть совокупность трех условий: сведения должны носить явно порочащий характер,они должны быть распространены и несоответствовать действительности.

А вот дальше роли в судебном процессе распределяются так – тот, кто жалуется на обидевшую его информацию, должен сам доказать, что был факт распространения, и эти сведения носят порочащий характер. Ответчик обязан доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

Олеся Фокина: Людей с неиспорченной репутацией становится все меньше

Что же самое важное, по мнению Верховного суда, надо учитывать при рассмотрении исков о защите чести и достоинства?

Суд подчеркнул, при каких условиях заявителям надо в суде отказывать. Это несоблюдение тех самых трех условий – порочащая информация, ее распространение и несоответствие фактов действительности. И если из этих трех условий отсутствует хотя бы одно, то на победу в суде рассчитывать не стоит.

Как пример Верховным судом был приведен иск двух граждан друг к другу. Один через газету заявил, что у коллеги в диссертации плагиат, а другой на это обиделся и отправился в суд.

Первый суд иск рассматривал и даже принял свое решение, но Верховный суд объяснил – судом не разрешен вопрос, а был ли в диссертации действительно плагиат? Может, коллега и прав? Для ответа на этот вопрос надо было суду назначать экспертизу диссертации.

Вообще-то по вопросу назначения экспертизы Верховный суд в этом обзоре высказывался неоднократно. В первую очередь, чтобы понять – сведения, которые распространили, действительно порочащие честное имя человека или это истцу лишь кажется? Чтобы не казалось, подчеркнул Верховный суд, для решения таких вопросов надо приглашать на консультацию специалистов.

Жесткое разграничение делает Верховный суд РФ между тем, была ли информация распространена как утверждение или как просто мнение того, кто писал? А может, это было убеждение автора?

Верховный суд согласился – самое сложное в таких исках найти грань между утверждением факта и субъективным мнением автора, на которое он имеет право.

Отстаивая право на свободу выражений, Верховный суд подчеркивает, что надо особо осторожно подходить к оценке споров, когда стороны конфликта – политические оппоненты.

Вот еще интересный пассаж, который важен для тех, кто может обратиться в суд с подобным иском. По утверждению Верховного суда, человек освобождается от ответственности, если докажет, что его сведения соответствуют действительности в целом. При этом истец не может доказывать обиду, выбирая из текста по крупицам – где по слову, а где и по отдельной фразе.

В качестве примера Верховный суд привел иск некой коммерческой фирмы к газете, которая сообщила о серьезных долгах предприятия перед кредиторами. А потом рассказала о появлении в этой фирме внешнего управления.

После обращения в суд оказалось, что внешнего управления в коммерческой структуре нет, но долги есть, и это факт. В подтверждение редакция показала письмо банка, который сообщает коммерсантам, что они должники.

Суды учитывают прожиточный минимум в регионе и не соглашаются с оценкой гражданином своих страданий

Очень острый вопрос с критикой публичных людей. Они обижаются часто и так же часто идут в суды с исками, обвиняя во вторжении в их личную жизнь. Так вот Верховный суд иски к таким известным гражданам выделил даже в отдельную главу. И очень четко разделил, где личная, а где не личная жизнь для таких людей.

Верховный суд подчеркнул, что критика публичных людей допустима в более широких пределах, чем критика частных лиц. При этом Верховный суд согласился, что такие дела сложны при рассмотрении. А в качестве примера привел иск некого высокопоставленного по региональным рамкам чиновника к депутату, чью деловую репутацию, по его мнению, задели, когда обнародовали в Интернете критику его действий.

Верховный суд, когда пересматривал решение местных судов по этому иску, заявил, что пределы допустимой критики в отношении публичной фигуры чиновника шире, чем обывателя.

Чем грозит раскрытие личных секретов граждан в интернете

Еще один любопытный пласт жалоб в суды с исками о защите чести и достоинства. В суды идут те, на кого граждане пожаловались официально в государственные структуры.

Сообщили о своих подозрениях или попросили проверить некие факты.

После проверки, если государственные органы ничего криминального не нашли, обиженные объекты проверки идут в суды с исками о защите достоинства. И подобных дел немало.

Про такие ситуации Верховный суд сказал – подобные иски не подлежат рассмотрению.

Еще Верховный суд подтвердил – СМИ не отвечают за распространение сведений, если они дословно процитировали сообщение, опубликованное другим средством массовой информации.

Но суд оговорился – в такой ситуации, если опубликованная ссылка была успешно оспорена в суде, то средство массовой информации, которое ее процитировало, материально не отвечает, но обязано дать опровержение.

Бывает и так, что в Интернете появилась ложь, но без указания на автора. Кто в таком случае должен отвечать перед гражданином? Верховный суд объяснил – если нельзя определить, кто автор недостоверных фактов в Интернете, то отвечает за все владелец сайта.

Интересный вопрос, который волнует всех, кто обращается в суды с подобными исками – а сколько стоит честное имя? Какая сумма подлежит выплате, если суд встал на сторону истца?

По мнению Верховного суда, сумма компенсации морального вреда должна соответствовать требованиям разумности, справедливости и “быть соразмерной последствиям нарушения”.

Суд подчеркнул, как правило, суды дают меньше денег, чем просил истец.

Региональные суды в своих подсчетах, разъяснил Верховный суд, учитывают показатель прожиточного минимума в конкретном регионе и часто не соглашаются с субъективной оценкой гражданина уровня своих моральных страданий. Так, человек уверен, что его страдания на миллион, а ему присуждают тридцать тысяч рублей компенсации с обидчика.

Правда, иногда бывает обратное, когда обратившийся в суд с иском гражданин не может определиться с суммой выплат. В подобных случаях бывало, что ему суды в рассмотрении заявления отказывали, ссылаясь именно на то, что человек не определился.

Так вот, Верховный суд для подобных случаев сделал специальное разъяснение – если гражданин точно не может посчитать, сколько стоит в рублях его обида и моральные страдания, то это не может считаться основанием для отказа в присуждении ему положенных выплат.

Источник: https://rg.ru/2016/10/31/verhovnyj-sud-obiasnil-kak-zashchishchat-svoiu-chest-i-dostoinstvo.html

Честь, достоинство и деловая репутация: защищаем правильно!

Как защитить свою честь и деловую репутацию при жалобе от вымышленного лица?

Честь, достоинство и деловая репутация гражданина, а также деловая репутация юридического лица подлежат защите.

В случае нарушения данных нематериальных благ пострадавший вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены порочащие сведения, или другим аналогичным способом (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Кроме того, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда (п. 9 ст. 152 ГК РФ).

16 марта 2016 года ВС РФ в очередной раз напомнил нижестоящим судам, как разрешать дела по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 года; далее – Обзор).

Так, высший судебный орган подчеркнул: содержащиеся в оспариваемых высказываниях оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер (п. 6 Обзора). Рассмотрим, как это положение применяется на практике.

Обратите внимание, что заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации можно предъявлять за пределами трехлетнего срока исковой давности. Узнайте все требования, на которые исковая давность не распространяется, из “Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Первая и вторая инстанции

Истцы обратились в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. В обоснование заявленных требований они пояснили, что ответчик во время телевизионного эфира обвинил истцов в коррупции.

Истцы просили суд признать распространенные сведения не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, обязать телекомпанию опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении, а также компенсировать моральный вред.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленный иск, снизив размер компенсации морального вреда в пять раз, с 2,5 млн до 500 тыс. руб. в пользу каждого из двух истцов (решение Савеловского районного суда г.

Москвы от 28 апреля 2010 года № 33-21470). Кассационный суд оставил данное решение без изменений (определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2010 года по делу № 33-21470).

КРАТКО

Реквизиты решения: Определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49.

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции и кассационное определение, согласно которым распространенные ответчиком сведения были признаны не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию; ответчик обязан компенсировать моральный вред, а телекомпания – опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении. Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Суд решил: Решение суда первой инстанции и кассационное определение отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Надзорная инстанция

Не согласившись с принятыми постановлениями, ответчик обратился с надзорной жалобой в ВС РФ.

Он настаивал, что спорное высказывание, прозвучавшее в телеэфире, – его личное мнение, не является обвинением и не может быть признано не соответствующим действительности и порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Несмотря на то, что оценочное высказывание невозможно проверить на предмет соответствия его действительности, представитель ответчика предоставил суду материалы, подтверждающие причастность истца к фактам коррупции.

Напомним, обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец, в свою очередь, должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала: поскольку высказывание ответчика начиналось словами “Считаю, что…”, нижестоящие суды должны были установить, являлось ли оно утверждением о фактах либо представляло собой выражение субъективного мнения.

Суд первой инстанции, а вслед за ним и кассационный суд не привели каких-либо правовых доводов, позволявших отнести оспариваемое высказывание к утверждению о фактах. Ссылка указанных судов на словарь русского языка С.И.

Ожегова, согласно которому мнение – это “суждение, выражающее оценку чего-нибудь, отношение к кому-нибудь или чему-нибудь, взгляд на что-нибудь”, не опровергает доводы ответчика о том, что он высказал свое собственное мнение.

При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ и проверить которые на предмет соответствия их действительности нельзя (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”).

МНЕНИЕ

Источник: 48Prav.ru

Антон Толмачев, генеральный директор компании “ЮрПартнерЪ”:

“Странно, что при рассмотрении указанного дела ни суд, ни стороны не инициировали проведение лингвистической экспертизы.

Я считаю, что только филолог в состоянии оценить, содержатся ли в спорном высказывании сведения о фактах и событиях, возможна ли их оценка с точки зрения достоверности, носят ли они оскорбительный характер.

 Кроме того, эксперт может определить возможные интерпретации спорного высказывания другими лицами. После проведения экспертизы суду осталось бы только установить, порочат ли изложенные сведения честь, достоинство и деловую репутацию того, о ком они были распространены.

На мой взгляд, такой порядок сбора и оценки доказательств помог бы суду избежать субъективизма и принять единственно правильное решение”.

Указанное дело представляет собой конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации. Поэтому при его рассмотрении ВС РФ обратился к практике ЕСПЧ, согласно которой “конвенционный стандарт требует очень веских оснований для оправдания ограничений дебатов по вопросам всеобщего интереса” (постановление ЕСПЧ от 3 декабря 2009 года.

Дело “Александр Крутов (Aleksandr Krutov) против Российской Федерации” жалоба № 15469/04; постановление ЕСПЧ от 23 октября 2008 года. Дело “Годлевский против Российской Федерации (Godlevskiy v. Russia)” жалоба № 14888/03). Таким основанием нижестоящие суды признали нарушение защищаемых Конституцией РФ и ГК РФ ценностей – чести, достоинства и деловой репутации.

Однако они не учли, что согласно п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Как неоднократно указывал ЕСПЧ, свобода выражения мнения представляет собой одну из основ демократического общества, основополагающее условие прогресса и самореализации каждого его члена.

По мнению Cтрасбургского суда, свобода слова охватывает не только нейтральную информацию, но и ту, которая может оскорбить, шокировать или внушить беспокойство – таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества.

Таким образом, нижестоящие суды при рассмотрении указанного дела не учли разъяснения Пленума ВС РФ и правовые позиции ЕСПЧ, а также допустили нарушение норм процессуального права.

На этом основании Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49). 

***

ВС РФ отметил, что наиболее сложным для судов является разграничение утверждений о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочных суждений, выражающих субъективное мнение и взгляды автора.

При этом неправильная правовая оценка указанных высказываний влияет на обеспечение судом баланса между необходимостью восстановления доброго имени истца во мнении третьих лиц или общества и конституционными правами ответчика (п.

6 Обзора).

Документы по теме:

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации

Источник: http://www.garant.ru/article/707522/

О защите чести и достоинства (б. адильбекова, судья бурабайского районного суда акмолинской области)

Как защитить свою честь и деловую репутацию при жалобе от вымышленного лица?

О защите чести и достоинства

Баян Адильбекова,

судья Бурабайского районного

суда Акмолинской области

В соответствии с п. 1 ст. 17 Конституции РК достоинство человека неприкосновенно. Согласно п.п. 1 и 2 ст. 18 Конституции каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.

Честь – это общественная оценка гражданина, основанием которой являются его моральные, деловые, семейные и другие качества. Близкими по существу категориями являются репутация, престиж личности, а также обиходное понятие доброго имени.

Достоинство – это осознание человеком своей ценности, значимости своих качеств и способностей, то есть внутренняя самооценка личности. Достоинство (самооценка) личности может охраняться только в пределах совпадения с общественной оценкой (честью). Чрезвычайно высокое мнение субъекта о себе законом не защищается.

Поэтому в гражданском праве эти понятия употребляются практически как равнозначные. Деловая репутация – устойчивая положительная оценка деловых достоинств лица общественным мнением.

Аналогичное разъяснение понятий и содержания названных личных неимущественных прав и благ гражданина, приобретаемых им с рождения, дано в нормативном постановлении Верховного Суда РК № 6 от 18 декабря 1992 года «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц».

В силу норм п.

1 вышеназванного Нормативного постановления Верховного Суда РК распространение сведений, порочащих честь, достоинство гражданина, означает опубликование их в печати, сообщение по радио, телевидению, с использованием других средств массовой информации, изложение в служебных партийных и иных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных различным организациям, должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной форме нескольким лицам или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лишь одному лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением.

Согласно п.

8 Нормативного постановления обязанность доказывания того, что распространенные сведения соответствуют действительности, возлагается на ответчика.

Истец обязан доказать лишь сам факт распространения порочащих его сведений лицом, к которому предъявлен иск, при этом он вправе также предоставить доказательства несоответствия действительности сведений, порочащих его честь и достоинство.

Личные неимущественные права возникают в отношении благ неимущественного характера, соответственно и защищаются они в основном способами, не имеющими целью восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего. Законодателем предусмотрены специальные и общие способы защиты личных неимущественных прав.

Так, ч. 2 ст. 143 ГК устанавливает специальный порядок опровержения порочащих сведений, которые были распространены в средствах массовой информации: опровержение должно быть бесплатно опубликовано в тех же средствах массовой информации. П. 1 ст. 141 ГК, п. 6 ст.

143 ГК предусматривают возможность использования при защите личных неимущественных прав и благ любого общего способа, названного в ст. 9 ГК: признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, возмещение морального вреда и т.п. Из п.

2 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 7 от 27 ноября 2015 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» следует, что в соответствии со ст.ст. 9 и 141 ГК и другими законами республики защита личных неимущественных прав и благ производится судом также путем компенсации морального вреда в денежном выражении.

При рассмотрении гражданских дел, возбужденных по основаниям и порядке, предусмотренным ст.ст.

141, 143 ГК, гражданско-правовая ответственность за посягательства на честь и достоинство личности наступает при одновременном наличии трех условий: во-первых, оспариваемые сведения были распространены (устно или письменно сообщены третьему лицу, а не самому потерпевшему); во-вторых, они порочат это лицо (умаляют его честь и достоинство), и, наконец, в-третьих, не соответствуют действительности (являлись вымышленными, надуманными и т.д.), что с исчерпывающей полнотой должно быть установлено судом (п. 2 Нормативного постановления Верховного Суда РК «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Согласно п.

16 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 7 от 15 ноября 2015 года «О применении законодательства о возмещении морального вреда» при аналогичной правовой ситуации требование оправданного лица по делу частного обвинения о взыскании морального вреда может быть удовлетворено лишь при условии, если частная жалоба не имела под собой никаких правовых оснований и обращение в суд было направлено исключительно на причинение вреда другому человеку (злоупотребление правом). При этом истец должен доказать факт злоупотребления правом.

В связи с этим представляется, что обращение в государственные органы и общественные организации (например, к акиму области, партию «Hyp Отан») с заявлением о привлечении лица к уголовной ответственности за совершение уголовно-наказуемого деяния с изложением заведомо ложных фактов является злоупотреблением правом и распространением порочащих сведений, поскольку партия «Hyp Отан», акимы разных уровней не являются органами и лицами, к компетенции которых относится возбуждение и расследование уголовных дел. Такие обращения берутся на контроль и переадресуются в органы уголовного преследования, тем самым становятся известными широкому кругу лиц – руководителям канцелярий, исполнителям.

При этом в особо уязвимом положении оказываются госслужащие, в отношении которых поступают заведомо ложные обращения, поскольку несение государственной службы является выражением особого доверия со стороны общества и государства и предъявляет высокие требования к их морально-этическому облику.

Факт возбуждения уголовного дела и в случае его прекращения по реабилитирующим основаниям наносит серьезный урон деловой репутации госслужащего и может лишить возможности дальнейшего пребывания на госслужбе, не говоря уже о продвижении по карьерной лестнице.

Поэтому позиция ответчиков по таким делам, где имела место реализация их конституционного права, не основана на Законе.

Моральный вред означает нарушение психического благополучия, душевного равновесия личности. В силу норм ст.

951 ГК РК моральный вред – это нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических лиц, в том числе физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения.

Компенсация морального вреда является действенным способом защиты неимущественных прав, поскольку каждый гражданин – это личность, обладающая с рождения абсолютными правами и благами, нарушение которых зачастую может быть более чувствительным, нежели нарушение имущественных прав.

Законодательно гарантированная таким образом охрана чести, достоинства и деловой репутации оказывает положительное влияние на психическое состояние потерпевшего, вселяет веру в справедливость, и, в свою очередь, обязанность правонарушителя компенсировать причиненный им моральный вред является мерой определенной ответственности, не позволяющей безнаказанно умалять честь, достоинство, деловую репутацию личности.

Согласно п.

п. 3) п. 3 ст. 951 ГК моральный вред возмещается независимо от вины причинителя вреда в случае, если вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. В п. 13 Нормативного постановления Верховного Суда № 6 от 18 декабря 1992 года регламентировано, что размер возмещения морального (неимущественного) вреда определяется при вынесении решения в денежном выражении в зависимости от характера сведения (обвинение в совершении преступных деяний, административно-правовых и гражданско-правовых правонарушений, аморальных поступков и т.п.), пределов их распространения, формы вины ответчика, его материального положения и других заслуживающих внимания обстоятельств.

В соответствии с пп. 1) ст. 187 ГК на требования о защите нематериальных благ и личных неимущественных прав исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами. Согласно норм п.

4 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 7 от 15 ноября 2015 года «О применении законодательства о возмещении морального вреда» судам надлежит иметь в виду, что в соответствии с Законом РК от 24 марта 1998 года № 213-1 «О нормативных правовых актах» законодательные акты, предусматривающие защиту личных неимущественных прав граждан, применяются к правоотношениям, возникшим после введения их в действие, если иной порядок не предусмотрен законодательными актами.

Согласно норм ст. 143 ГК требование в судебном порядке опровержения порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений является правом гражданина, а в силу п. 1 ст.

8 ГК граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, в том числе правом на защиту. В суде способы и средства отстаивания своей позиции стороны избирают самостоятельно и независимо от суда и других лиц, участвующих в деле (ч. 2 ст. 15 ГПК).

Поэтому истец вправе требовать с ответчика возмещения причиненного распространением порочащих сведений морального вреда без опровержения этих сведений, то есть воспользоваться общим способом защиты прав, например, в случае, если в последующем состоялось постановление органа уголовного преследования о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.

В силу норм ч. 2 ст.

225 ГПК суд разрешает дело в пределах заявленных требований, и в случае предъявления истцом требования только о компенсации морального, вреда, причиненного распространением ответчиком сведений, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, представляется, что в резолютивной части решения суд не обязан указывать, какие конкретно порочащие сведения не соответствуют действительности и каким способом они должны быть опровергнуты.

Так, из п.

24 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 7 от 27 ноября 2015 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» следует, что решение о компенсации морального вреда должно содержать: описание характера правонарушения, которым потерпевшему причинен моральный вред; указание на те личные неимущественные блага и права потерпевшего, которые были нарушены; данные об испытываемых потерпевшим нравственных или физических страданиях; способ защиты неимущественных прав (восстановление положения, существовавшего до нарушения права; устранение последствий морального вреда; взыскание компенсации морального вреда), а также обоснование размера компенсации морального вреда; нормы материального права, которыми суд руководствовался при вынесении решения.

В резолютивной части решения суд обязан указать вид ответственности ответчика (субсидиарная, долевая, солидарная, индивидуальная), а также источник, из которого компенсируется (за счет имущества физического лица или денег, находящихся на банковских счетах юридического лица; из государственной казны) моральный вред. При компенсации морального вреда из государственной казны суд обязан указать администратора соответствующей бюджетной программы, который в установленном законодательством порядке обеспечивает исполнение вступившего в законную силу решения суда.

Источник: https://www.zakon.kz/4814476-o-zashhite-chesti-i-dostoinstva-b..html

Юридический спектр
Добавить комментарий