Как возместить ущерб пострадавшему, не доводя уголовное дело до суда?

До трети всех уголовных дел в Саратовской области заканчиваются примирением сторон

Как возместить ущерб пострадавшему, не доводя уголовное дело до суда?

Саратовские судьи и сотрудники прокуратуры расходятся в определении случаев, в которых можно применять процедуру примирения сторон.

Растрата средней тяжести

Несколько лет назад российские законодатели существенно расширили перечень правонарушений, уголовные дела по которым могут быть прекращены в связи с примирением сторон.

В настоящее время к ним относятся все дела небольшой и средней тяжести, то есть преступления, за которые может быть назначено наказание до 2 и 5 лет лишения свободы. Под эту категорию попадают кражи, мошенничества и даже грабежи.

Примирением сторон могут завершиться и уголовные дела, связанные с лишением человека жизни: убийства по неосторожности и в состоянии аффекта, убийство матерью новорожденного ребенка, причинение смерти человеку в результате нарушения правил дорожного движения.

Почему законодатели расширили право граждан договариваться с преступником о компенсации нанесенного им ущерба, понятно.

Все-таки защитить интересы жертвы преступления – главное предназначение уголовного законодательства. Ведь зачастую самое строгое наказание преступника не искупит пострадавшему потерю.

И нередко прекращение дела после возмещения ущерба жертве преступления выглядит и обоснованно, и справедливо.

В то же время уже были парадоксальные ситуации, когда саратовские суды по примирению сторон прекращали дела по легализации дохода, добытого преступным путем, злоупотреблению должностными полномочиями и даже растрате имущества, подвергшегося описи. Ведь все эти деяния относятся к преступлениям небольшой и средней тяжести.

– Кто с кем мог примириться в этой ситуации? – недоумевает начальник отдела областной прокуратуры Алексей Морозов.

В последнем случае – по растрате имущества – прокуратуре, правда, удалось добиться пересмотра дела, судебное решение отменил президиум областного суда.

Как считают в областной прокуратуре, дело не только в изменившемся законодательстве, но и в позиции, занятой судами.

Так, в прошлом году в Саратовской области суды прекратили в связи с примирением сторон уголовные дела в отношении 157 лиц, которые обвинялись в оскорблении и причинении побоев сотрудникам милиции по статьям 318, 319 УК.

Обидчики милиционеров с ними помирились, и стражи порядка к этим гражданам, как выяснилось в суде, претензий не имели.

Работники прокуратуры посчитали, что поскольку потерпевшие по этим делам не обычные граждане, а милиционеры, представители власти, значит, ущерб был нанесен не только им лично, но и государству. Ряд решений судов о прекращении таких дел в связи с примирением сторон  прокуратура пыталась обжаловать, но безуспешно: вышестоящие судебные инстанции оставили эти решения без изменений.

Заместитель председателя Октябрьского районного суда Андрей Котлов считает, что его коллеги действуют правильно.

– Закон сегодня прямо обязывает судью в таких ситуациях прекратить уголовное дело, в противном случае решение суда будет отменено кассационной инстанцией, – говорит Андрей Евгеньевич.

Что касается дел по милиционерам, как объясняет судья,  Конституция РФ ставит права личности выше прав государства, соответственно приоритетное значение они имеют и для суда.

– Этот вопрос нужно адресовать законодателям, которые посчитали оскорбление представителя власти и приминение насилия к нему преступлением небольшой тяжести. На мой взгляд, не на все преступления небольшой и средней тяжести должна распространяться возможность прекратить их по примирению сторон, но в законодательство для этого нужно внести изменения, – считает Андрей Котлов.

Цена согласия

Как далеко могут сегодня зайти граждане в примирении с обидчиком, зависит от конкретных людей и обстоятельств. Но то, что стремление разрешить конфликт, не доводя дело до суда, получило в наши дни широкое распространение, остается фактом.

По данным областной прокуратуры, в прошлом году примирением сторон завершено было более 6 тысяч уголовных дел, или 28 процентов от общего числа.

А в одном из районов области количество дел, завершившихся примирением сторон, дошло до 57 процентов!

Почему жертвы преступления идут на мировую с обидчиком? Одна из причин лежит на поверхности – деньги. Жизнь человека, конечно, бесценна. Но воскресить погибшего нельзя, зато живущим нужно думать о себе.   Наверное, так или примерно так рассуждают многие из тех, кто соглашается примириться с виновником гибели родственника.

– Причиной примирения может быть и эдакое всепрощение, свойственное многим нашим гражданам. Ущерб возмещен, так зачем наказывать человека? А о том, что впоследствии прощенный совершит новое преступление, пострадавший не задумывается, – говорит Алексей Морозов.

Еще одна причина, как считают в прокуратуре, – нарушения уголовно-процессуального законодательства, допускаемые сотрудниками правоохранительных органов в ходе предварительного следствия.

Нередко следователи, делая вроде доброе дело, отдают вещи, изъятые у правонарушителя, их владельцу еще в ходе  следствия, хотя должны это делать лишь после того, как приговор вступит в законную силу.

В результате потерпевшему уже незачем дожидаться решения суда, ведь ему все вернули, вот он и прощает преступника.

Наконец, порой играет роль и страх перед преступником, хотя сотрудники правоохранительных органов уверяют, что это необоснованные опасения: мол, сегодня милиции, прокуратуре вполне по силам обеспечить безопасность жертвы преступления.

По мнению специалистов, действующий сейчас порядок примирения сторон провоцирует преступников на совершение новых преступлений. Законодатели вроде бы предотвратили такую возможность, поставив условие: примирение может состояться, только если преступление совершено впервые.

– Но что получается на практике? Если преступник, попавшийся на краже, например,  мобильного телефона, возместил ущерб и дело было прекращено, то, совершив следующее преступление, он продолжает считаться не судимым и вновь может примириться с потерпевшим, – рассказывает Алексей Морозов. – У нас в области уже был  факт, когда суд прекратил в связи с примирением сторон дело в отношении гражданина, совершившего 7 краж.

… В конце прошлого века большой резонанс в Саратовской области вызвало одно из уголовных дел. Молодой человек, повздорив со своей знакомой, выстрелил в нее из “стреляющей авторучки”. Метил в голову, к счастью, не убил.

Впоследствии девушка обидчика простила и просила его не наказывать. Более того, еще до судебного заседания вышла за него замуж. Бракосочетание состоялось прямо в стенах Саратовского следственного изолятора, об этой истории много писали газеты.

Поскольку обвинялся он в покушении на убийство, молодой человек был осужден на лишение свободы.

Наверное, в тех ситуациях, когда примирение сторон приводит к исправлению преступника, это можно только приветствовать. Плохо другое – когда примирение сторон становится возможностью откупиться от наказания, у правонарушителя это порождает чувство безнаказанности, а в обществе – неверие в торжество справедливости и закона. Получается, все решает толщина кошелька.

Источник: https://rg.ru/2007/10/12/reg-saratov/primirenie.html

Условное убийство

Как возместить ущерб пострадавшему, не доводя уголовное дело до суда?

Есть два варианта оплаты — родственникам жертвы или звеньям правоохранительной системы, которая уже и не стесняется своей коммерческой сути. В январе Советский райсуд Воронежа вынес обвинительный приговор водителю, который в пьяном виде…

Есть два варианта оплаты — родственникам жертвы или звеньям правоохранительной системы, которая уже и не стесняется своей коммерческой сути.

В январе Советский райсуд Воронежа вынес обвинительный приговор водителю, который в пьяном виде сбил двух подростков. Суд признал его виновным по ч. 4 ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения лицом в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека).

В мае 2010 года 36-летний Дмитрий Чернов на автомобиле ИЖ выехал в поселке Малышево на встречную полосу и сбил скутер. Водитель скутера, подросток 16 лет, скончался на месте, а 17-летний пассажир, его приятель, сидевший сзади, получил тяжкие телесные повреждения.

На следствии Чернов ушел в несознан-ку: пьян не был, на встречную не выезжал. Прокуратура, однако, собрала достаточно доказательств, и на суде Чернов во всем признался, попросил прощения у искалеченного мальчика и у родственников погибшего и выплатил им компенсацию материального и морального вреда: за обоих — миллион триста тысяч рублей.

Суд дал Чернову три года лишения свободы и лишил права управлять транспортными средствами. А за то, что он вину признал, раскаялся и «добровольно возместил причиненный ущерб», наказание назначил условным — с испытательным сроком 3 года.

В январе же суд вынес обвинительный приговор депутату горсовета Белгорода Валентине Скидановой, которая 22 февраля прошлого года выехала на встречную полосу и врезалась в «Форд Фокус» — пассажирка «Форда», 23-летняя студентка, погибла.

С депутатом произошло счастливое прекращение уголовного дела «за примирением сторон», а сколько стоила индульгенция, осталось секретом.

После чего отдел по расследованию особо важных дел СК по Белгородской области выделил из уголовного дела депутата Скидановой материалы и направил их в областную ГИБДД насчет привлечения ее к административной ответственности.

Поначалу Свердловский райсуд вернул их для дополнительного расследования: нельзя примириться с потерпевшим и возместить ущерб, если жертва ДТП погибла. Но потом тот же Свердловский райсуд изменил свое мнение, признал Скиданову виновной в административном правонарушении и на год лишил водительских прав.

Подобных историй становится все больше. Ко мне за помощью обратилась жительница Воронежа Улькина Александра Васильевна. Я записал ее рассказ.

«9 июня 2007 года мой сын ехал из поселка Шилово в Воронеж на машине ВАЗ-2111, а сзади сидели два пассажира, его друзья.

Недалеко от Шилова навстречу им шла «Газель», а из-за нее на обгон вылетела на встречную «БМВ» и прямо в лоб столкнулась с автомобилем сына. Один из его друзей скончался на месте — у него остались жена и пятилетняя дочка.

А сына и его второго друга доставили в больницу скорой помощи. Оба лежали в реанимации одиннадцать дней.

Звонит нам следователь Чернов из областной ГАИ и говорит: «Вы Улькина?» —  «Да». — «У вас есть сын Алексей? Приезжайте, он погиб в автомобильной катастрофе». Я говорю: «Нет, сын еще жив, это другой погиб!» Ну, он рассказал обстоятельства аварии.

Сейчас сыну 26, тогда было 23. Погибшему было 28, а тому 27. Жить только начинали… Сын двое суток был подключен к аппаратам искусственного дыхания. Шесть переломов таза, сломаны две ключицы, ушиб головного мозга, удалена селезенка, разрывы внутренних органов, все лицо порезано стеклами, сломана челюсть, компрессионный перелом позвоночника.

Уже на дому ему хирург делал операцию, вынимал из лица стекла. Но они до сих пор у него там остались. У второго мальчика тоже множественные разрывы внутренних органов, крайне тяжелое состояние.

После 11 дней сына перевели в травматологию. А потом домой на лечение отправили, пока был не ходячий.

Как только он начал на костылях передвигаться, отправили его в больницу в травматологию, там он лежал еще два месяца.

По факту этого ДТП было возбуждено уголовное дело в отношении водителя — ч. 2 ст. 264.

На второй день спрашиваем в ГИБДД у старшего следователя Чернова: «Дайте нам схему аварии, мы потерпевшая сторона». Они: «Нет, не можем…» «Кто виноват-то, скажите?» Они: «Дело очень сложное… 30 тысяч — и мы перерисуем схему, чтобы авария была на вашей стороне».

Через полтора месяца после ДТП новый следователь Ольга Шкляр говорит: «Все, вопросов никаких, он пьяный, выехал на встречную полосу, когда они заводили дело, там черным по белому написано».

И она же предупредила: «Смотрите, а то как бы родственники виновника не подкупили экспертов… Есть постановление мирового судьи, что за совершенное ДТП в нетрезвом состоянии лишить виновного в ДТП Спахова водительского удостоверения».

А еще через полтора месяца вдруг появляется какое-то колесо. Спахов предоставил экспертизу колеса — оно, мол, виновато. Я очередную следовательницу спрашиваю: «Где он его взял?» А она: «Какие ко мне вопросы?»

Приходим к начальнику следственного отдела (в редакции фамилия есть. — А.Я.), он говорит: «50 тысяч — и завтра же дело будет в суде». Я вообще в шоке. Сколько может продолжаться такое — приостановили, возобновили… А он: «До тех пор, пока эксперты не признают, что наподлючили». Дословно его слова. Я с этим колесом сто процентов уверена, что он заплатил экспертам.

Через четыре месяца после ДТП дело закрыли. А мы об этом ничего не знаем. Просто чисто случайно я звоню. Тогда была следователь Шкляр Ольга Александровна. Спрашиваю: «Что там, дело в суд передаете?» А она: «Дело мы больше не будем никуда передавать, оно закрыто за отсутствием состава преступления».

Приезжаю к ней, говорю: «Как это нет состава преступления? Один труп, двое тяжких, есть заключение судебной экспертизы аж на 10 листах! Водитель «БМВ» был пьян за рулем, есть справка, мировым судьей Ботвинниковой он лишен водительского удостоверения на полтора года. Что нужно еще?» А она мне: «Обращайтесь в суд».

Я ей: «Но вы же сами должны были передать дело в суд!»

В общем, послали нас. Уже четвертый год, куда бы мы ни писали: и прокурору России, и министру МВД, и Медведеву. Оттуда приходят письма и в областную прокуратуру, и в Советскую райпрокуратуру, и в Управление внутренних дел.  Дело то приостанавливали, то снова открывали.

В августе прошлого года я была на приеме у представителя президента по Центрально-Черноземному округу. Заявление оставила, копии документов из уголовного дела. Он посмотрел: да тут же все белыми нитками шито! Да мы сейчас!..

Присылают нам бумагу: в прокуратуру области от главного федерального инспектора по Воронежской области поступило ваше обращение о несогласии с прекращением уголовного дела №0723030. Установлено, что настоящее уголовное дело возбуждено 13.06.2007 в отношении Спахова Андрея Сергеевича по признакам преступления по ч. 2 ст. 264 УК РФ.

По результатам предварительного расследования неоднократно выносились постановления о прекращении уголовного дела, которые отменялись прокуратурой Советского района Воронежа. Оно и сейчас опять в Советской прокуратуре. В тысяча первый раз. И опять — ничего! До суда дело не доводят, прекращают его за отсутствием состава преступления.

Что там пишут в постановлениях, неизвестно. Нам ни разу не сообщали, открыто ли дело, возобновилось ли, приостановлено ли и почему. После того письма звоню… Уже следующий следователь, Котов.

Я его спрашиваю: «В каком состоянии находится наше дело? Вы готовите дело в суд?» Он говорит: «Нет, дело опять приостановили на основании того, что у водителя «БМВ» не было возможности предотвратить ДТП…»

Что сейчас с сыном? Очень плохо. Он же весь переломанный. На работу, где нужен физический труд, он устроиться не сможет. Погода меняется, и голова начинает болеть, нервная система нарушена. Он же лежал долго… Перелом таза. Не работали легкие, сердце, печенка, желудок… все было отбито.

Дай бог здоровья врачам. Просто сделали все невозможное в реанимации! Вытащили ребят с того света. Сейчас спина без конца болит, левую ногу он при ходьбе не поднимает, а волочет. Спать может, только если нога находится в приподнятом состоянии.

Так и лежит — ноги вверх, подушку подставляем ему под ноги…

На то время работал в фирме. Сейчас ищет работу, но никак.

Я хочу, чтобы дело передали в суд. Пусть суд решает, кто виноват и какую ему меру пресечения. Я не хочу ничего, кроме того, чтоб судили по закону. Справедливость нужна. Мы не вчера родились, знаем, что такое наши суды и прокуратуры».

Факты

За последние годы многие представители власти, ставшие виновниками ДТП, пользовались возможностями ст. 76 УК РФ. В соответствии с этой статьей обвиняемый, впервые совершивший преступление небольшой или средней степени тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности в случае его «примирения с потерпевшим и если обвиняемый загладил причиненный вред».

Вот лишь некоторые дела, закончившиеся мировыми соглашениями.

6 февраля 2010 г. в Челябинске 36-летний майор милиции городского ГИБДД Сергей Крюков на BMW X5 совершил наезд на пожилых пешеходов, переходивших дорогу на зеленый свет.

Пострадавшие в возрасте 72 и 52 лет с тяжкими телесными повреждениями были доставлены в больницу. Дело было прекращено после выплаты компенсации.

В одном случае — 290 тысяч рублей, в другом — вместо изначально заявленных исковых 523 тысяч было выплачено в десять раз меньше.

10 декабря 2008 г. автомобиль Nissan мэра Ярославля Виктора Волончунаса сбил жителя поселка Лютово Александра Смолкова, отца десятерых детей. Смолков погиб на месте, уголовное дело прекращено: семье погибшего предложена компенсация в 2 млн рублей.

22 апреля 2007 г. в Екатеринбурге «Мерседес» сына депутата Госдумы Валерия Язева на большой скорости сбил 57-летнюю пенсионерку Беллу Урванцеву. Женщина погибла на месте, автомобиль скрылся. Андрея Язева оформили как свидетеля, его приятеля как виновника аварии. Сумма компенсации родственникам погибшей составила 100 тыс рублей.

23 августа 2006 г. от дорожных маневров Игоря Тарасова, экс-главы Пятигорска, погибли пять человек. Управляя принадлежащим ему автомобилем Toyota Land Cruiser, чиновник ехал со скоростью 110?130 км/час.

Выехав на полосу встречного движения, столкнулся автомобилем ВАЗ-21093. В салоне «Жигулей» были четверо мужчин и женщина. Трое погибли сразу, двое на следующий день.  Трасов скрылся с места ДТП и не оказал помощь пострадавшим. Уголовное дело было прекращено после начала процесса.

В качестве компенсации родственникам погибших было выплачено 3 млн рублей.

9 мая 2003 г. «Нива» Юрия Стародубцева, племянника тульского губернатора, выехала на встречную полосу и врезалась в «Оку», в которой ехали супруги с семимесячной дочерью, все трое погибли.

Суд закончился «примирением сторон». Районный прокурор не ходатайствовал об аресте виновника ДТП. Уже через два дня после случившегося его снова видели за рулем автомобиля.

Родственникам погибших заплатили 200 тысяч и выдали долговую расписку на 300 тысяч рублей.

P.S. Пресс-секретарь Воронежского областного суда Лада Петина сообщила, что статистики по «примирениям сторон» после ДТП с жертвами нет; это надо по 39 районным судам собирать.

В ГИБДД ничего не смогли сказать о мирных договорах между убийцами и их жертвами; все вопросы к судьям и прокурорам, а гаишники просто честно несут свою службу и в переговоры с нарушителями не вступают.

В Управлении судебного департамента пресс-служба понятия не имеет о примирениях с убитыми на дорогах и тоже послала «Новую» в районные суды для сбора такой информации, а в первых же трех райсудах с ответом затруднились, но предложили присылать редакционные запросы, возможно, какую-то информацию они и найдут.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2011/02/10/6931-uslovnoe-ubiystvo

Только если водитель скроется с места происшествия и его не найдут, сбитому пешеходу, возможно..

Как возместить ущерб пострадавшему, не доводя уголовное дело до суда?

Если же все участники ДТП известны, возбужденное уголовное дело будет тянуться годами, и неизвестно, когда человеку, попавшему в беду, выплатят компенсации материального и морального ущерба

41-летняя Лидия Цатурян последние полгода ходит, опираясь на палочку.

Закрытый оскольчатый перелом костей правой голени со смещением отломков, ушиб правого плечевого сустава, закрытая травма грудной клетки, ушиб легких — все это выявили у женщины врачи Больницы скорой помощи после того, как на пешеходном переходе ее сбила легковая машина. Кости сломанной ноги скрепили пластиной. Через год после ДТП врачи сказали Лидии Карповне, что теперь она может получить инвалидность второй группы.

— И это в сорок один год! — говорит она. — Я решила выйти на работу, хотя боюсь переходить дорогу и чувствую себя еще неуверенно. Но нужно возвращаться к активной жизни.

… Водитель, сидевший за рулем сбившего Лидию Карповну автомобиля, хотел отвезти ее в больницу, но она отказалась от его помощи. Один раз он пришел в больницу — просил не доводить дело до суда. Выясняя, как же пострадавшему вести себя после ДТП, я услышала: если водитель не остановился бы после наезда и его не нашли, женщина получила бы компенсацию на лечение.

— Почему так будет лучше для человека, которого сбила машина?

— Так как все автомобили застрахованы, в случае аварии моторное страховое бюро должно сразу выплатить компенсацию пострадавшему, — отвечает заместитель начальника дежурной части при Управлении ГАИ в городе Киеве капитан милиции Станислав Бондарь.

— Но чаще всего это происходит, если водитель скрылся с места ДТП и не был найден. Если же его личность установлена, возбуждено уголовное дело и идет следствие, то страховое бюро будет ждать решения суда.

И если в ДТП виновен водитель, он сам будет выплачивать ущерб.

— А если водитель еще до суда помогал пострадавшему, это повлияет на решение дела?

— Помогая, водитель может попросить расписку о потраченной на лечение пострадавшего сумме. Это не влияет на ход следствия, но учитывается при решении суда о возмещении морального и материального ущерба.

От уголовной ответственности суд может освободить водителя только по письменной просьбе пострадавшего. Хотя если со временем он изменит свое решение, прокурор района может снова открыть уголовное дело, и следствие возобновится.

Бывает, дело закрывается и открывается по просьбе пострадавшего несколько раз.

Сразу после случившегося с Лидией Цатурян уголовное дело не было заведено. Ее адвокату пришлось предоставить в прокуратуру медицинское заключение, подтверждающее, что женщина получила травмы средней тяжести. И только тогда в отношении водителя было возбуждено уголовное дело.

— Это не первый случай в моей практике, когда состояние пострадавших оценивают как легкое и уголовное дело не возбуждается, — говорит адвокат, представитель Лидии Цатурян Николай Авдеев. — Уверен, что этих дел было бы больше, если бы пострадавшие знали свои права.

Сейчас я веду дело еще одной женщины, Натальи Бойко, сбитой легковушкой на пешеходном переходе два года назад. Причем ее сбили, когда она переходила улицу на зеленый свет светофора. Есть свидетели, а журналисты программы «Ситуация» «Магнолия-ТВ» были на месте происшествия и отдали Наталье видеозапись.

Сбивший женщину водитель даже не остановился, но его вскоре нашли. Уголовное дело было возбуждено, но вскоре закрыто. Дважды пришлось вмешиваться прокуратуре Шевченковского района, отменяя постановления о прекращении дела как незаконные. Но это не повлияло на скорость расследования дела.

Когда будут переданы в суд дела Натальи Бойко и Лидии Цатурян, неизвестно.

— Мне объяснили: чтобы передать дело в суд, нужно обязательно провести следственный эксперимент, — говорит Лидия Карповна. — То есть на том же переходе водитель должен будет показательно меня «сбить»!

— И что, пострадавшему придется лечь под колеса машины? Но ведь все детали происшествия фиксируются следственной группой ГАИ сразу после ДТП…

— Часто показания водителя и пешехода противоречат друг другу, и чтобы определить, кто из них прав, нужно воспроизвести ДТП, — отвечает Станислав Бондарь. — Может, все это и кажется жестоким, но часто на месте ДТП выясняется, что водитель не виновен.

— Мы уже перестали собирать чеки на лекарства, которые мне все еще нужно принимать, — вздыхает Лидия Карповна. — Не думаю, что нам вернут потраченные на лечение деньги.

Сколько уголовных дел, возбужденных в результате наездов на пешеходов, рассматривалось в суде, выяснить так и не удалось. Получается, пострадавший в ДТП, даже если он невиновен, должен рассчитывать только на свои сбережения.

Согласно статистике, в 2002 году в Киеве зафиксировано 1630 случаев наезда на пешеходов, 209 человек погибли, 1166 получили травмы. В 1321 случае виновными были сами пешеходы.

А в остальных пострадавшие получили компенсации? Судя по всему, ответ на этот вопрос мы не получим никогда.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/81455-tolko-esli-voditel-skroetsya-s-mesta-proisshestviya-i-ego-ne-najdut-sbitomu-peshehodu-vozmozhno-vyplatyat-dengi-na-lechenie

Следователям невыгодно мирить стороны до суда

Как возместить ущерб пострадавшему, не доводя уголовное дело до суда?

04.03.2019 19:49:00

Выплата компенсаций пострадавшим еще не гарантирует освобождения от ответственности

Фото Pixabay.com

Институт примирения сторон в уголовных процессах развивается в России слишком медленно. По мнению экспертов, раскаяние обвиняемого и возмещение им нанесенного вреда еще не гарантирует закрытия дела, даже если с этим согласна и пострадавшая сторона.

Сейчас следственные органы и судьи вправе решать, полностью ли человек осознал и загладил свою вину.

В погоне за статистикой часто следуют отказы прекращать расследование, поэтому появилась инициатива записать в законе императивное прекращение уголовных дел в случае мировых соглашений.

Если человек впервые совершил мелкое или средней тяжести преступление, а потом раскаялся и полностью загладил свою вину, то у него есть шанс избежать ответственности. Согласно ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), суд или следователь с согласия пострадавшего может прекратить уголовное дело «за примирением сторон», и тогда виновник перейдет в разряд «псевдоосужденных».

Однако о конкретных способах «заглаживания вреда» в законе не говорится, в своих разъяснениях Верховный суд (ВС) указал, что под возмещением ущерба стоит понимать извинения, оказание помощи, а также компенсацию, размер которой определяется потерпевшим.

Поскольку независимая оценка ущерба не делается, бывает, что пострадавшие начинают называть совершенно неподъемные суммы. Однако уличить их в злоупотреблении правом практически невозможно.

Но и достижение компромисса между сторонами еще не гарантирует, что с человека снимут обвинение, поскольку это произвольно решается дознавателем, следователем или судом.

Как рассказала «НГ» доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при правительстве РФ Наталья Залюбовская, с 2013 по 2017 год с помощью примирительной процедуры было закрыто более 800 тыс. уголовных дел.

«Законодательный пробел в том, что, согласно УПК, следователи и судьи вправе, но не обязаны прекращать уголовное дело за примирением сторон», – отметила эксперт. Залюбовская подчеркнула, что все здесь зависит от субъективной оценки должностными лицами обстоятельств дела, а единого механизма принятия решений нет.

Нет и конкретизации круга деяний по уголовным делам, где возможно примирение сторон.

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Анатолий Кузнецов пояснил «НГ», что прекращение уголовного дела по ст. 25 УПК на досудебной стадии на самом деле портит статистические показатели следствия, «потому она фактически и не применяется».

Дескать, по его словам, в региональных следственных подразделениях есть даже негласное указание «не допускать случаев прекращения уголовного дела по ст. 25 УПК РФ». Эксперт объясняет «непопулярность» этой статьи и борьбой с коррупцией: «Сама конструкция ст.

25 УПК, содержащая условие принятия решения о прекращении уголовного дела «с согласия руководителя следственного органа» допускает постановку «неудобных» вопросов: почему в одном случае согласие дано, а в другом – нет».

По словам Кузнецова, нужно, чтобы «направление уголовного дела в суд и прекращение уголовного дела на стадии следствия имели одинаковые статистические последствия для органа предварительного расследования».

«Идея, заложенная институте примирения, заключается в отказе государства от применения уголовных санкций к обвиняемому в обмен на его позитивное постпреступное поведение», – заявил «НГ» советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Евгений Рубинштейн. К сожалению, отметил он, применение данного института на стадии предварительного расследования практически блокировано.

По его словам, есть проблемы с правопониманием и толкованием оснований для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. «Уголовный кодекс разрешил освобождать от уголовной ответственности в связи с примирением по делам небольшой и средней тяжести.

Никаких других условий применительно к составу этих преступлений законодатель не установил. В результате  право следователя или суда прекращать уголовное дело стало истолковываться произвольно. По сути, появилось новое условие – общественные отношения.

Например, если лицо нарушило правило дорожного движения, в результате которого была причинена смерть, то в удовлетворении заявления потерпевшего, вероятнее всего, будет отказано.

В качестве обоснования суд укажет на то, что вред причинен не только потерпевшему, но и аморфным теоретическим общественным отношениям в сфере управления дорожным движением», – подчеркнул советник ФПА. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-03-04/3_7523_sud.html

Примирение сторон: процедура, последствия, практика | Правоведус

Как возместить ущерб пострадавшему, не доводя уголовное дело до суда?

Процедура прекращения уголовного или гражданского дела в рамках примирения сторон сегодня встречается довольно часто. Такие действия позволяют не только сбалансировать отношения участников процесса, но и существенно сократить количество рассматриваемых дел в следственных органах и судах разных инстанций.

Примирение сторон по уголовному делу

Согласно статьи 25 Уголовно-процессуального кодекса РФ суд, следователь или дознаватель, с согласия руководителя следственного органа или прокурора, соответственно, вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления. Процедура примирения сторон по делу возможна при наличии следующих условий:

  1. преступление, совершенное подозреваемым/обвиняемым, относится к категории небольшой или средней тяжести;
  2. преступление должно быть совершено лицом впервые;
  3. лицо должно примириться с потерпевшим и полностью возместить причиненный им вред;
  4. потерпевший должен предоставить письменное заявление о своем согласии на прекращение уголовного дела в отношении подозреваемого/обвиняемого;
  5. непосредственно сам обвиняемый не должен возражать против прекращения уголовного дела.

Отметим сразу, что к преступлениям небольшой или средней тяжести относятся преступления, наказание за которые предусмотрены Уголовным кодексом РФ – срок лишения свободы не должен превышать 3/6 лет соответственно. Преступление, совершенное впервые, подразумевает что ранее подозреваемый/обвиняемый не был судим либо его судимость на момент совершения данного преступления уже была снята или погашена.

Важно! Основным документом, способствующим осуществлению процедуры примирения сторон, является заявление от потерпевшего о согласии его на эту процедуру.

Примирение с потерпевшим: как достигнуть компромисса

Примирение с потерпевшим и заглаживание вреда, причиненного ему в результате совершения преступления, для подозреваемого/обвиняемого означает – признание вины, полное раскаяние, официальное принесение извинений, а также денежное возмещение причиненного материального и морального вреда.

Основная проблема, как правило, возникает в вопросе установления денежной компенсации, размер которой устанавливается по договоренности сторон и должен быть предельно разумным, обоснованным и действительно соответствовать размеру причиненного ущерба.

На практике, вопрос заглаживания вины встает особенно остро еще и в плане психологической сложности достижения соглашения. Потерпевший, оказавшись в стрессовой ситуации, в результате преступления и получивший серьезную психологическую травму, не всегда готов простить оппонента и достигнуть мирового соглашения.

Переговоры заходят в тупик из-за несоответствия пожелания каждой из сторон о размере компенсации, очень часто потерпевший требует необоснованно завышенную сумму, которую выплатить подозреваемый просто не в состоянии.

Чтобы избежать подобных споров, каждая из сторон должна привести веские основания своей позиции, при этом чаще привлечение к проблеме квалифицированного посредника позволяет решить вопрос в считанные часы.

Важно! В заявлении потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон обязательно должно быть указано, какие именно действия, направленные на примирение были выполнены подозреваемым/обвиняемым.

Процедура примирения сторон по закону

Примирение сторон осуществляется в строгой последовательности:

  1. стороны заключают между собой соглашение о примирении;
  2. потерпевший подает заявление в следственные органы или суд о своем согласии примириться с подозреваемым/обвиняемым;
  3. органы принимают решение о возможности примирения сторон и прекращении уголовного дела.

Также, как и в случае с достижением компромисса в вопросах размера возмещения ущерба, достаточно сложностей и в вопросе принятия решения о примирении органами исполнительной власти.

Все дело в том, что прекращение уголовного дела за примирением сторон, даже при наличии всех необходимых условий, является только правом, а не обязанностью для правоохранительных и судебных органов.

Так, дознаватель, следователь или судья могут отказать в удовлетворении заявления потерпевшего, если придут к выводу, что по каким-либо причинам объективного характера, подозреваемый/обвиняемый не может быть освобожден от наказания, предусмотренного уголовным законодательством.

Также, стоит отметить, что хотя законодательством для примирения сторон напрямую не установлено условие о полном признании своей вины подозреваемым/обвиняемым в совершении преступлений, из смысла других условий это требование вытекает автоматически, то есть примириться с потерпевшим лицо, совершившее преступление, может только при признании вины и раскаянии в содеянном.

Примирение сторон уголовного дела на практике

К сожалению, на практике, казалось бы, простая процедура прекращения дела по примирению сторон, вызывает очень много вопросов и сложностей.

По статистике, примирение сторон на досудебной стадии встречается гораздо реже, чем в суде, что связано с нежеланием правоохранительных органов осуществлять данную процедуру ввиду восприятия ее как давления на потерпевшего либо нежелания закрывать дела на стадии завершения и передачи его в суд.

Однако, не стоит переживать, если предварительное следствие отказало в прекращении дела, в суде это может все решиться гораздо проще и быстрее.

Очень важно проконтролировать, чтобы заявление потерпевшего о согласии на примирение сторон было приобщено к уголовному делу, далее предусмотреть обязательную явку потерпевшего, создать для этого все условия, где он должен повторно приобщить к делу ходатайство о примирении и поддержать свою позицию в судебном заседании. Если все сделано правильно, в 99% из 100% судом будет принято решение о прекращении уголовного дела за примирением сторон, а обвиняемый освобожден от уголовной ответственности.

Примирительная процедура в гражданском процессе

В соответствии с законом самой распространенной формой примирения сторон в гражданском процессе является окончание дела с использованием мирового соглашения, в результате удачного переговорного процесса (часть 1 статья 39 ГПК РФ). Обязательными условиями достижения компромисса являются:

  • примирительная процедура допускается в 2 инстанциях (ст. 173, ст. 326.1 ГПК);
  • мировое соглашение должно соответствовать нормам действующего законодательства и не нарушать интересы третьих лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК);
  • соглашение сторон должно быть утверждено судебным определением, после чего процесс считается оконченным, а стороны теряют возможность вновь обратиться в суд по этому спору (ч. 2, 3 ст. 173, абз. 3 ст. 220 ГПК).

Еще один способ примирения сторон – это процедура медиации, когда стороны прибегают к помощи квалифицированного посредника для разрешения спора. По результатам процедуры оформляется медиативное соглашение. Условиями для проведения процедуры медиации являются:

  • процедура может быть осуществлена по инициативе сторон или по предложению судебного органа (п. 5 ч. 1 ст. 150, ст. 172 ГПК);
  • на период осуществления процедуры рассмотрение гражданского дела откладывается (ч. 1 ст. 169 ГПК);
  • соглашение может исполняться только в добровольном порядке (ч. 2 ст. 12 ФЗ № 193-ФЗ);
  • данное соглашение можно использовать в качестве мирового для утверждения судом (ч. 3 ст. 12 ФЗ № 193-ФЗ).

Отметим, что на территории РФ медиация не очень распространена, это до сих пор является непонятным новшеством, а, следовательно, практически не используется сторонами в гражданском процессе.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/civil/primirenie-storon/

В связи с примирением сторон

Как возместить ущерб пострадавшему, не доводя уголовное дело до суда?

В связи с примирением сторон 

Сегодня все чаще такой формулировкой завершается рассмотрение дел, связанных с преступлениями небольшой и средней тяжести.

Механизм прекращения уголовного преследования в связи с примирением потерпевшей стороны и преступника закрепляет общечеловеческие ценности, которые направлены на проявление гуманизма к лицам, совершившим незначительные преступления.

Вот почему тему восстановительного правосудия автор – судья Верховного суда РК, доктор юридических наук Н. АБДИКАНОВ, считает важной и интересной.

Следует отметить, что действующие Уголовный (ст. 67) и Уголовно-процессуальный кодексы (ст. 38) допускают возможность примирения сторон и определяют его правовые последствия, но не раскрывают процессуальный порядок достижения примирения. По сути, эта процедура законодателем признается частным делом участников конфликта.

Во многих странах в настоящее время идет совершенствование института примирения сторон с включением в нее элемента восстановительного правосудия – медиации. Нередко на практике полиция, не имея правовых механизмов реализации ст.

67 УК, продолжает уголовное преследование и передает дело в суд. Хотя примирения, а значит и освобождения виновного от уголовной ответственности, можно было бы достичь еще на ранних этапах расследования.

Все это указывает на то, что в отдельных случаях правоохранительные органы проявляют определенную заинтересованность в исходе дела.

Чтобы исключить возможность злоупотреблений как со стороны полицейских, так и со стороны обвиняемых (при отсутствии согласия потерпевшего обвиняемые могут прибегнуть к угрозам и принуждению примирения) следует развивать институт примирения, вводя в него элементы восстановительного правосудия – медиации.

Что такое медиация в уголовном судопроизводстве? Если говорить в общих чертах, то на стадии возбуждения уголовного дела следователь должен разъяснить обвиняемому его право на решение конфликта «миром».

При этом задача по примирению обвиняемого с потерпевшим передается медиатору, который независим от государственных органов, выступает в качестве посредника между сторонами.

При восстановлении нарушенных прав потерпевшего, медиатор в присутствии участников конфликта извещает о достижении примирения должностное лицо, уполномоченное осуществлять производство по делу.

В соответствии со статьей 38 УПК РК суд, прокурор, а также с согласия прокурора следователь или орган дознания при достижении примирения вправе прекратить дело с освобождением лица от уголовной ответственности. Если примирение не состоялось, производство по делу продолжается в обычном порядке. Такой же правовой механизм медиации можно распространить и на другие стадии уголовного процесса, включая главное судебное разбирательство.

Следует признать, что завершение уголовного судопроизводства примирением сторон считается лучшим исходом для дел, по которым виновный искренне раскаялся в совершенном им преступлении, извинился перед потерпевшим, возместил причиненный потерпевшему ущерб.

Возмещение вреда следует понимать как искупление вины перед потерпевшим за совершенное преступление. Однако это условие не всегда однозначно воспринимается практиками.

Так, постановлением районного суда № 2 Енбекшиказахского района Алматинской области от 29 сентября 2005 года X. освобожден от уголовной ответственности по ч. 3 ст. 296 УК на основании ч. 2 ст. 67 УК в связи с примирением с потерпевшими.

Согласно материалам дела, X., управляя автомашиной «Мицубиси-Галант», нарушил правила дорожного движения, превысил скорость и, выехав на встречную полосу движения, допустил столкновение с автомашиной «ВАЗ-2108», что повлекло по неосторожности смерть трех лиц.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе потерпевшие Д. и Е. указывают, что хотя они написали заявление о примирении с осужденным, родственники X. возместили ущерб только частично, а оставшуюся часть денег обязались выплатить до мая 2006 года.

Суд необоснованно применил ч. 2 ст. 67 УК, так как фактически ущерб не был возмещен. Потерпевшие просят постановление отменить и назначить X. наказание в виде лишения свободы либо направить дело на новое судебное рассмотрение.

По смыслу закона гражданин может быть освобожден от уголовной ответственности на основании ч. 2 ст. 67 УК только в тех случаях, когда совершенное деяние относится к категории преступлений средней тяжести, виновное лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

В соответствии с п.

6 Нормативного постановления Верховного суда РК от 21 июня 2001 года № 4 «О судебной практике по применению статьи 67 Уголовного кодекса Республики Казахстан» возмещение вреда должно быть реальным, предшествовать примирению сторон и принятию решения об освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности. Наличие спора между сторонами об объеме возмещения вреда свидетельствует о том, что примирение не состоялось, и в этой виновный не может быть освобожден от уголовной ответственности по указанному выше основанию.

Суд прекратил дело в отношении X. и освободил его от уголовной ответственности на основании ч. 2 ст. 67 УК, в постановлении указано, что виновный примирился с потерпевшим и загладил причиненный им вред. Между тем обоснованность выводов суда вызывает сомнение.

Так, в мотивировочной части постановления суд указал, что исковое заявление о взыскании с X. 543 345 тенге в пользу потерпевшего Д. и 936 517 тенге в пользу потерпевшей М. подлежат удовлетворению. Кроме того, в материалах дела имеются два исполнительных листа о взыскании с X.

указанных денег, а также постановление судебного исполнителя о прекращении исполнительного производства. Однако в деле отсутствуют объективные данные о том, что причиненный ущерб X. возместил в полном объеме.

Надзорная коллегия отменила постановление районного суда № 2 Енбекшиказахского района Алматинской области в отношении X., дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Приведенный пример свидетельствует о том, что необходимо строго руководствоваться требованиями вышеуказанного Нормативного постановления Верховного суда РК. Надлежит тщательно выяснять, какой именно вред причинен потерпевшему и в полном ли объеме он возмещен виновным лицом.

Компенсация за причиненный вред должна быть достаточной с точки зрения потерпевшего, а не лица, совершившего преступление. Заглаживание причиненного вреда является предпосылкой для достижения примирения.

Полиция и суд не вправе изменять требования потерпевшего об объеме вреда, подлежащего заглаживанию.

Для теории и практики уголовного судопроизводства имеет большое значение, что именно подразумевается под достижением согласия обвиняемого с потерпевшим, и каким образом можно определить достиг ли обвиняемый с потерпевшим примирения.

Следует отметить, что этот вопрос в УК РК детальной регламентации не получил.

В пункте 7 Нормативного постановления Верховного суда РК от 21 июня 2001 года № 4 «О судебной практике по применению статьи 67 Уголовного кодекса Республики Казахстан» отмечено, что примирение выражается в просьбе потерпевшего прекратить уголовное дело, возбужденное против лица, совершившего преступление.

Волеизъявление потерпевшего оформляется письменным заявлением или отражается в протоколах его допроса на стадии предварительного расследования либо в протоколе судебного заседания.

Поскольку потерпевший не вправе после прекращения дела ставить вопрос о возобновлении уголовного преследования в отношении того же лица по тому же обвинению, желательно было бы в письменном заявлении потерпевшего, его представителя, или в следственно-судебных протоколах указывать форму заглаживания вреда, а именно: о принесении потерпевшему извинения, возмещении вреда, причиненного преступлением или выполнении для потерпевшего каких-либо работ, оказании услуг.

Отражение указанных обстоятельств в заявлении потерпевшего (его представителя) или протоколах дела даст возможность четко определить факт достижения согласия обвиняемого с потерпевшим.

Правильное применение механизма примирения будет способствовать повышению роли потерпевшего в уголовном процессе, полному и быстрому восстановлению его нарушенных прав и свобод, и одновременно – свидетельствовать о проявлении гуманизма к лицам, совершившим преступления.

Источник: https://journal.zakon.kz/203504-v-svjazi-s-primireniem-storon.html

Юридический спектр
Добавить комментарий