Как в суде признать заявителя надлежащим истцом и отменить сделку купли продажи?

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2011 г. N 82-В11-3 Суд отказал в удовлетворении иска о расторжении договора купли-продажи, поскольку истец, подписав договор купли-продажи лично, подтвердил факт оплаты ему стоимости отчуждаемого имущества, что является подтверждением надлежащего исполнения ответчиком договора купли-продажи

Как в суде признать заявителя надлежащим истцом и отменить сделку купли продажи?

Справка

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего – Харланова А.В.,

судей – Пчелинцевой Л.M. и Гетман Е.С.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Елизарова В.С. к Седовой И.И. о расторжении договора купли-продажи 1/2 доли жилого дома по надзорной жалобе Седовой И.И. на решение Курганского городского суда Курганской области от 18 октября 2010 г. и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 23 декабря 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В. объяснения Седовой И.И., ее представителя Яновского Ю.В., поддержавшего доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Елизаров B.C. обратился в суд с иском к Седовой И.И. о расторжении договора купли-продажи 1/2 доли жилого дома N … по ул. …, заключенного 30 июня 2003 г. между ним и ответчиком.

В обоснование заявленного требования истец указал, что при заключении указанного договора купли-продажи отчуждаемая им 1/2 доля жилого дома была оценена по соглашению сторон в … рублей.

Однако до настоящего времени Седова И.И. (покупатель) денежные средства ему не выплатила, чем существенно нарушила условия договора.

На его письменное предложение о добровольном расторжении договора купли-продажи Седова И.И. не ответила.

Седова И.И. иск не признала и заявила суду о применении срока исковой давности.

Елизаров B.C. заявил суду ходатайство о восстановлении пропущенного срока на обращение в суд с указанным иском (л.д. 26).

Решением Курганского городского суда Курганской области от 21 июля 2010 г. в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 2 сентября 2010 г. решение суда первой инстанции от 21 июля 2010 г. отменено. Елизарову B.C. восстановлен срок исковой давности для предъявления требования о расторжении договора купли-продажи 1/2 доли жилого дома. Дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Решением Курганского городского суда Курганской области от 18 октября 2010 г. иск удовлетворен, постановлено расторгнуть договор купли-продажи 1/2 доли жилого дома N … по ул. …, заключенный 30 июня 2003 г. между Елизаровым B.C. и Седовой И.И.

Этим же решением суда постановлено возвратить Елизарову B.C. в собственность 1/2 долю жилого дома по указанному адресу; прекратить зарегистрированное за Седовой И.И. право собственности на 1/2 долю данного жилого дома и восстановить зарегистрированное право собственности на 1/2 долю данного жилого дома за Елизаровым B.C.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 23 декабря 2010 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Седовой И.И. ставится вопрос об отмене решения суда первой инстанции от 18 октября 2010 г. и кассационного определения от 23 декабря 2010 г.

8 июня 2011 г. судья Верховного Суда Российской Федерации истребовал дело в Верховный Суд Российской Федерации и определением от 24 августа 2011 г. передал с надзорной жалобой заявителя для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд первой инстанции, разрешая 18 октября 2010 г. дело и удовлетворяя иск, исходил из того, что Седова И.И. не представила письменных доказательств, с достоверностью подтверждающих передачу денег истцу в сумме … рублей.

Указание в договоре купли-продажи о передаче указанной денежной суммы до подписания договора без соответствующей расписки, удостоверяющей факт передачи ответчиком денежных средств истцу, недостаточно для подтверждения уплаты ответчиком денежных средств; свидетельские показания в подтверждение передачи денег приняты быть не могут.

Учитывая, что письменных доказательств в подтверждение передачи ответчиком истцу денег не представлено, договор купли- продажи в связи с его неисполнением подлежит расторжению, а 1/2 доля жилого дома по указанному адресу – возврату Елизарову B.C. с прекращением зарегистрированного за Седовой И.И.

права собственности на 1/2 долю дома и восстановлением за Елизаровым B.C. ранее зарегистрированного права собственности на 1/2 долю указанного дома.

С решением суда первой инстанции от 18 октября 2010 г. согласился суд кассационной инстанции.

Между тем с выводами суда первой и кассационной инстанций согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.

Из материалов дела следует, что 30 июня 2003 г. между истцом и Седовой И.И. заключен договор купли-продажи принадлежащей истцу на праве собственности 1/2 доли дома N … расположенного по ул. …

(договором предусмотрено право проживания истца в доме). Договор заключен в письменной форме путем составления одного документа, подписанного Елизаровым B.C. и ею (Седовой И.И.

), что соответствует требованиям статьи 550 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 3 данного договора указано, что отчуждаемая доля данного жилого дома оценивается по соглашению сторон и продается за … рублей, которые уплачены покупателем продавцу до подписания этого договора.

Согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Из буквального значения слов и выражений, содержащихся в пункте 3 договора от 30 июня 2003 г. следует, что стоимость продаваемой доли жилого дома определена по соглашению сторон договора в размере … рублей и данная сумма уплачена Седовой И.И. (покупателем) Елизарову B.C. (продавцу) до подписания договора.

Договор купли-продажи от 30 июня 2003 г. подписан лично Елизаровым B.C., что последним не отрицалось при рассмотрении дела.

Таким образом Елизаров B.C., подписав указанный договор лично, тем самым подтвердил факт оплаты ему стоимости отчуждаемого имущества, что является также подтверждением надлежащего исполнения Седовой И.И. договора купли-продажи.

Кроме того, согласно пункту 4 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей последствия изменения и расторжения договора, стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Суд, расторгнув договор купли-продажи от 30 июня 2003 г., удовлетворил требование истца о возврате в его собственность 1/2 доли жилого дома по адресу: г. …

Однако, как следует из материалов дела, до расторжения договора последний был исполнен сторонами. 1/2 доля жилого дома по указанному адресу была передана Седовой И.И. Елизаровым B.C. Оговоренная сторонами денежная сумма в размере … рублей уплачена Седовой И.И.

продавцу до подписания договора, о чем указано в пункте 3 договора. Право собственности на данное недвижимое имущество зарегистрировано за Седовой И.И. 14 июля 2003 г.

учреждением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Курганской области.

При таких обстоятельствах, у суда не имелось предусмотренных законом оснований для возврата 1/2 доли дома Елизарову B.C.

Указанные выше требования закона судом не были учтены при рассмотрении возникшего спора и привели к неправильному разрешению дела.

Допущенные судом нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела.

На основании изложенного состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены с достаточной полнотой, Судебная коллегия с целью исправления судебной ошибки, допущенной судебными инстанциями в применении и толковании норм материального права, находит возможным, отменить судебные постановления и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по нему новое решение об отказе в удовлетворении иска Елизарова B.C. к Седовой И.И. о расторжении договора купли-продажи 1/2 доли жилого дома.

Руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Курганского городского суда Курганской области от 18 октября 2010 г. и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 23 декабря 2010 г. отменить, принять по делу новое решение, которым Елизарову B.C. в иске к Седовой И.И. о расторжении договора купли-продажи отказать.

Председательствующий А.В. Харланов

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2011 г. N 82-В11-3

Текст определения официально опубликован не был

Продавец обратился в суд, потребовав признать незаключенным договор купли-продажи 1/2 доли жилого дома.

Согласно его доводам покупатель не исполнил обязанность по оплате названного имущества.

Суды двух инстанций сочли требование обоснованным. При этом они не расценили как достаточное доказательство оплаты доли указание в договоре на то, что деньги переданы покупателем до подписания данного соглашения.

СК по гражданским делам ВС РФ не согласилась с этим выводом и подчеркнула следующее.

Исходя из ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

В рассматриваемом случае в спорном договоре указывалось на то, что отчуждаемая доля оценена в определенной сумме, которая уплачена покупателем продавцу до подписания этого соглашения.

Договор купли-продажи был подписан продавцом лично (что им не отрицалось).

Таким образом, продавец, подписав указанный договор лично, тем самым подтвердил факт внесения ему стоимости отчуждаемого имущества. Это является достаточным доказательством надлежащего исполнения обязательств по оплате со стороны покупателя.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/58103731/

Обзор судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за III квартал 2002 года (извлечения)

Как в суде признать заявителя надлежащим истцом и отменить сделку купли продажи?

Обзор судебной практики по гражданским делам Свердловского
областного суда за III квартал 2002 года

Дела об оспаривании сделок с недвижимостью

Изучение судебной практики показывает, что суды в некоторых случаях неправильно применяют нормы материального права по указанной категории дел, а в связи с этим неверно устанавливают юридически значимые обстоятельства.

Судебная коллегия в обзорах судебной практики неоднократно указывала на недопустимость нарушения закона в части одновременного расторжения договора и признания этого же договора недействительным поскольку это взаимоисключающие требования. Однако суды продолжают допускать такие ошибки.

При рассмотрении указанных споров суды зачастую смешивают понятия совершения и заключения сделки, что влечет постановление неправосудных решений.

Далее приведены примеры некоторых судебных постановлений, которые были отменены в порядке надзора.

1. Решением Новоуральского городского суда отказано в иске Г.Л. и Б. к Ж.А. и Ж.С. об освобождении купленной ими 31.08.1998 года у Ж.А. квартиры N 133 по ул. Автозаводской, 28 в г.

Новоуральске и снятии их с регистрационного учета; удовлетворен иск Ж.С. о признании недействительным договора купли-продажи этой квартиры, заключенного между Ж.A. и его несовершеннолетней дочерью, с одной стороны, и Г.Л.

– с другой: отказано в применении последствий признания недействительной сделки.

Отказывая в применении последствий недействительной сделки купли-продажи квартиры, суд указал, что таких требований Ж.С. суду не заявляла, и суд не вправе в силу ст. 195 ГПК РСФСР применять такие последствия по своей инициативе.

Однако, в соответствии с п. 2 ст.

167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

При применении этой нормы суд сам обязан применить последствия недействительности по оспоримой сделке, которую он признал недействительной. Это вытекает и из положений абзаца 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ. предусматривающей право суда применить последствия недействительности по собственной инициативе даже по ничтожной сделке.

Такая же позиция высказана Верховным Судом РФ в Бюллетени ВС РФ N 4, 1997 г., стр. 19.

В связи с неправильным применением материального закона решение суда было отменено постановлением Президиума.

2. 7 октября 1997 г. был нотариально удостоверен, а 13 сентября 1997 г. зарегистрирован в БТИ г. Новоуральска, договор купли-продажи (купчая) недвижимости, по которому М.И. продает за 10 млн.руб. М.В.

принадлежащие ей жилой дом N 6 по ул. Железнодорожной на ст. Мурзинка Свердловской области с надворными постройками и земельный участок по этому же адресу в размере 1500 кв.

м, предоставленный для ведения личного подсобного хозяйства

М.И. предъявила в суд иск к М.В. о признании недействительным договора купли-продажи жилого дома и участка, указала, что, обманув ее, М.И. в нарушение договоренности перестала содержать ее, препятствует пользоваться домом и участком, заключить договор купли-продажи ее уговорила внучка-ответчица, однако 10 млн.руб. ей за недвижимость не отдала.

Решением Новоуральского городского суда постановлено: расторгнуть договор купли-продажи дома и земельного участка по ул. Железнодорожная, 6 на ст. Мурзинка Свердловской области от 07.10.1997 г., заключенный между М.И. и М.В. признав его недействительным, дом и земельный участок передать М.И.

Суд указал, что сделка заключена под влиянием заблуждения, выразившегося в том, что истица-продавец в силу своего возраста и отсутствия надлежащего образования не имела возможности правильно юридически оценить ситуацию (свои намерения передать дом и участок внучке после своей смерти); поскольку доказательств передачи 10 млн.руб. в оплату за купленную недвижимость ответчицей не представлено, применена реституция только в виде передачи дома и участка.

Одновременно в решении суд указал, что договор купли-продажи является притворной сделкой, прикрывающей сделку пожизненного содержания с иждивением.

Решение о расторжении договора купли-продажи недвижимости судом не мотивировано.

Расторгая договор купли-продажи недвижимого имущества и одновременно признавая его недействительным, суд не учел, что требования о расторжении договора и признании его недействительным являются взаимоисключающими и не подлежали одновременному удовлетворению, поскольку расторгнут может быть только действительный (законный) договор. Более того, истица требований о расторжении договора купли-продажи имущества суду не заявляла, а от предъявленного иска не отказывалась.

Суд не вправе был решать вопрос о недействительности сделки ни по основаниям ст. 178 ГК РФ (совершение сделки под влиянием заблуждения), ни по основаниям п. 2 ст. 170 ГК РФ (недействительность притворной сделки).

Кроме этого, применение ст. 178 ГК РФ исключает применение ст. 170 п. 2 ГК РФ к этой же сделке, поскольку ст.

178 ГК РФ применяется к сделке, которую стороны имели намерение совершить; если имело место заключение одной сделки в соответствии с намерениями сторон, но совершена была (оформлена) другая сделка с целью прикрытия действительной сделки, применяются положения п. 2 ст.

170 ГК РФ. Суд одновременно признал намерение сторон заключить сделку и купли-продажи и, договор пожизненного содержания с иждивением, что является недопустимым.

Если бы были заявлены требования о признании договора купли-продажи притворной сделкой, и было установлено что, договор купли-продажи прикрывал договор пожизненного содержания с иждивением, тогда как требования о прекращении или расторжении договора пожизненного содержания с иждивением не заявлялись, то суд в силу ч. 2 ст. 170 ГК РФ должен был признать договор купли-продажи недействительным и указать, что следует считать установленным заключение между сторонами договора пожизненного содержания с иждивением; в этом случае реституция не применяется.

Также суд в решении не сделал никаких суждений в части продажи земельного участка; имея в виду, что совершение сделки с земельным участком и сделки с жилым домом связано единой волей истицы по делу.

3. К.У. обратилась в суд с иском к нотариусу г. Екатеринбурга П. о признании недействительным удостоверенного 03.07.2001 года нотариусом договора купли-продажи 1/2 доли однокомнатной квартиры N 1 дома N 122 по ул. Фурманова в г. Екатеринбурге, заключеннного ею с К.О., ее сестрой.

Иск обосновала совершением сделки в пользу несовершеннолетнего ее сына Ш., 1993 года рождения, с нарушением требований ч. 3 ст.

37 ГК РСФСР, запрещающей совершение сделки опекуну, попечителю, их супругам и близким родственникам с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование,а также без привлечения органа опеки и попечительства (сын являлся собственником квартиры в г. В.

Пышма; для решения вопроса по отчуждению той квартиры его следовало обеспечить жильем). В результате совершения незаконной, по ее мнению, сделки орган государственной регистрации 20.08.2001 года отказал ей в регистрации сделки и права сына на жилье по этой сделке.

Судом произведена замена истца на отдел опеки и попечительства Ленинского района г. Екатеринбурга и ответчика – на К.О. (продавца доли в квартире): нотариус П. привлечена к участию в деле третьим лицом (без определения на чьей процессуальной стороне), К.У. привлечена к участию в деле соответчиком.

Решением Октябрьского районного суда г.Екатеринбурга, оставленным без изменения судом второй инстанции, применены последствия недействительности ничтожной сделки от 03.07.2001 года: К.О. возвращает К.У. 174600 руб., а К.У. возвращает К.О. 1/2 доли вышеназванной однокомнатной квартиры.

Суды первой и второй инстанции признали доводы истицы убедительными, а сделку в силу ст. 168 ГК РФ признали ничтожной.

Между тем, в соответствии с абзацем 2 п. 1 ст. 28 ГК РФ правила п. 3 ст. 37 ГК РФ применяются только к сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом. Сделка по отчуждению имущества несовершеннолетнего в г. В.Пышма предметом спора по настоящему делу не являлась.

Ни у какого органа или лица, в том числе у нотариуса и у суда, не имелось никаких правовых оснований для применения п. 3 ст. 37 ГК РФ как через п. 1 ст. 28 ГК РФ (не имущество несовершеннолетнего), так и непосредственно (сделка совершена законным представителем несовершеннолетнего, а не его опекуном, попечителем, их супругом или близким родственником).

Вывод о незаконности совершенной сделки 03.07.2001 года с учетом обоснования, сделанного в судебных постановлениях, является ошибочным.

В постановлении Президиума также отмечается, что недействительной (ничтожной) по основаниям ст.ст. 166-179 ГК РФ может быть признана только заключенная сделка.

В силу п. 2 ст. 558 ГК РФ договор продажи части квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

Такая регистрация не была совершена не в связи с незаконностью оформления нотариусом совершенной сделки, а в связи с отказом в ее регистрации органом государственной регистрации. Поэтому договор 03.07.

2001 года был совершен в нотариальной Форме, но не был заключен.

При нежелании сторон сделки (их представителей) регистрировать законную сделку в органах государственной регистрации либо оспорить отказ этих органов в такой регистрации такая сделка в силу п. 1 ст. 165 ГК РФ ничтожна не по вине нотариуса, а вследствие нежелания участников сделки произвести требуемую законом регистрацию сделки.

В этом случае такая сделка не может быть признана недействительной (ничтожной) ни по каким основаниям, кроме п. 1 ст. 165 ГК РФ, т.к. она не заключена (ее нет). Возврат денег по такой сделке может быть произведен судом по иску покупателя к продавцу.

Президиум, не направляя дело на новое судебное рассмотрение, вынес новое решение об отказе в иске в соответствии с нормами материального права и установленными судом 1 инстанции обстоятельствами.

4. Р. обратилась в суд к администрации г.

Верхняя Салда, БТИ и земельному отделу с иском о признании предварительной устной сделки купли-продажи действительной и признании права собственности на 1/4 доли дома, расположенного по адресу: г. В.Салда, ул.

25 Октября, 43 “а”. В судебном заседании свои требования поддержала, дополнив, что просит признать договор купли-продажи 1/4 дома от 20.08.2001 года действительным .

Решением Верхнесалдинского городского суда договор купли-продажи 1/4 доли жилого дома, расположенного по адресу г. В.Салда, ул. 25 Октября, 43 “а”, заключенный между Агинской, и Р. признан действительным. За Р. признано право собственности на указанную долю.

Истицей представлен суду договор от 20.08.2001 года. из которого следует о достижении между сторонами соглашения о заключении договора купли-продажи в будущем на определенных условиях, т.е. имеющийся договор является предварительным. Согласно ст.

429 ГК РФ (предварительный договор), 445 ГК РФ (заключение договора в обязательном порядке) юридически значимым обстоятельством при обращении в суд о признании прав по такому договору является доказывание и установление факта уклонения другой стороны от заключения договора. Таких обстоятельств по настоящему делу не установлено. Требования о понуждении А. заключить договор суду не заявлялось.

У суда не было оснований признавать договор купли-продажи состоявшимся и возникновение у Р. права собственности на 1/4 долю спорного домовладения.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/9253246/

Юридический спектр
Добавить комментарий