Как в данном случае можно избежать заключения под стражу?

Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации часть 1

Как в данном случае можно избежать заключения под стражу?

ЧАСТЬ 1

ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ,

РЕКОМЕНДАЦИИ СУДЕЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

НА ОСНОВЕ НОВЕЙШЕЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

1.1. Избрание меры пресечения. Общие вопросы

Должен ли суд, избирая меру пресечения, учитывать мнение прокурора относительно судебной перспективы дела?

По общему правилу определение судебной перспективы дела — компетенция прокурора. Проблема, от решения которой уклоняется законодатель, — формирование позиции стороны обвинения при проведении конкретных процессуальных действий.

Если с ходатайством о заключении подозреваемого под стражу в суд идет дознаватель, то она автоматически совпадает с позицией выступающего в суде прокурора, несущего ответственность за судебную перспективу дела в целом. Если такое же ходатайство подается следователем, то его позиция с точкой зрения прокурора может и не совпадать.

Парадоксально, но факт: если прокурор отказался от обвинения в суде (даже на этапе подготовки дела к судебному заседанию), то такой отказ для суда обязателен.

Если прокурор не видит оснований для заключения обвиняемого под стражу, более того, из месяца в месяц, а то и из года в год последовательно утверждает, что последний подлежит освобождению из-под стражи, ибо само уголовное дело возбуждено в отношении него незаконно, законодатель снисходительно позволяет суду подобные рассуждения прокурора игнорировать.

Обязаны ли судьи, разрешая вопрос об избрании

меры пресечения, одновременно с этим разрешать

и противоречия, возникшие между органами

предварительного расследования и прокурорами?

Пример. По версии органов предварительного расследования, К. обвинялся в том, что мошенническим путем пытался приобрести право на чужое имущество стоимостью более 400 млн. руб., принадлежащее в том числе и федеральному государственному унитарному предприятию (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). К. был заключен под стражу.

18 июня 2013 г. органами предварительного следствия было возбуждено ходатайство о продлении срока содержания К. под стражей до 6 месяцев. В судебном заседании прокурор просил в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей отказать, мотивируя это тем, что К.

уже не может повлиять на результаты расследования. Постановлением от 26 июня 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми продлил срок содержания обвиняемого К. под стражей до 6 месяцев 7 дней. Прокурор в апелляционном представлении просил меру пресечения в отношении К.

изменить на подписку о невыезде, мотивируя это тем, что: 1) действиями обвиняемого ущерб не нанесен; 2) доказательств того, что К. препятствует следствию, нет. Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 3 июля 2013 г. в удовлетворении представления отказано.

При этом суд констатировал тот факт, что преступление К.

совершено вне сферы предпринимательской деятельности, упомянув при этом, что «суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении и о юридической оценке его действий» (Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 03.07.2013 N 22-5245. Архив Пермского краевого суда, 2013).

22 августа 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, несмотря на то что прокурор поддержал ходатайство стороны защиты об освобождении К., вновь продлил срок содержания последнего под стражей (Постановление от 22 августа 2013 г. Архив Дзержинского районного суда г. Перми, 2013). 26 августа 2013 г.

помощник прокурора Дзержинского района г. Перми в очередной раз внес в суд апелляционной инстанции представление, в котором привел подробный анализ материалов уголовного дела в отношении К. и сделал вывод о том, что действиями обвиняемого вред не только не причинен, но и не мог быть причинен.

Более того, отсутствие данных о размере ущерба свидетельствует об отсутствии в действиях К. состава преступления (представление помощника прокурора Дзержинского района г. Перми от 26.08.2013 N 2814/2012. Архив прокуратуры Дзержинского района, 2013). Апелляционным постановлением от 30 августа 2013 г.

Пермский краевой суд изменил меру пресечения К. на домашний арест. При этом суд апелляционной инстанции, нисколько не усомнившись в правильности квалификации содеянного обвиняемым, не входя в обсуждение вопроса об ущербе, отвергнув возможность применения к нему положений ч. 1.1 ст.

108 УПК, выявил нарушения уголовно-процессуального закона, указав, что суд первой инстанции надлежащим образом не оценил данных о личности К.

Поместив обвиняемого под домашний арест, суд второй инстанции уклонился от обсуждения вопросов, связанных с питанием и медицинским обслуживанием К. (Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 30.08.2013 N 22-6946. Архив Пермского краевого суда, 2013). Для решения данных проблем К. был вынужден обращаться к следователю за разрешением:

— покидать квартиру для покупки продуктов;

— участвовать в судебных заседаниях по обжалованию решений и действий (бездействия) следователя;

— вызывать скорую помощь и аварийные службы;

— посещать стоматолога, сдавать и получать анализы.

26 сентября 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, отказав следователю в удовлетворении ходатайства о продлении К. срока домашнего ареста, изменил в отношении него меру пресечения на залог.

Приведенный пример показателен во многих отношениях.

Во-первых, суд избрал в отношении К. меру пресечения — заключение под стражу, несмотря на возражения прокурора. Причина — в излишнем доверии суда органам предварительного расследования.

Во-вторых, удивляет тот факт, что государство в уголовном процессе одно, а представляют его два участника процесса, которым законодатель позволяет иметь различные точки зрения по всем вопросам. Так, по делу К. прокурор последовательно просит обвиняемого освободить, ибо нет ни ущерба, ни препятствий для расследования.

В-третьих, прислушайся суд сразу к доводам прокурора и защиты, проблемы меры пресечения, вылившейся в многочисленные, как показало время, совершенно никому не нужные, дорого обходящиеся государству тяжбы, удалось бы избежать.

В-четвертых, помещая лицо под домашний арест, суд должен четко представлять, где обвиняемый будет жить, чем питаться, кто его будет лечить, где и с кем он может совершать прогулки.

Возложив на мать, сестру, мужа сестры обязанность по снабжению К. продуктами, следователь забыл, что права возлагать на кого-либо из них какие-либо обязательства у него нет.

Не является разумным запрет на телефонные переговоры с матерью, сестрой и мужем сестры, ибо им разрешено круглосуточное посещение обвиняемого.

Итог: следователь ограничил право обвиняемого заказать по телефону покупку лекарств.

Не основан на законе и ответ следователя о том, что выдача разрешения на прогулку — исключительная прерогатива суда. Судебный контроль за правами и свободами обвиняемого — явление разовое. Следователь данный вид контроля осуществляет непрерывно.

Сказанное означает, что решение всех частных вопросов — его компетенция. Поскольку у обвиняемого, которого содержат под стражей, есть право на прогулку, то нет оснований и на изъятие этого же права у обвиняемого, помещенного под домашний арест.

Имеют ли место случаи, когда люди содержатся под стражей,

а, по мнению прокуратуры, уголовного дела нет?

Пример 1. Постановлением Московского городского суда от 6 февраля 2013 г. уголовное дело в отношении Д., Г., Н. и др. в порядке ст.

237 УПК было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом (Архив Московского городского суда, 2013).

Основание — отсутствие необходимых реквизитов в постановлении о привлечении лиц в качестве обвиняемых: не указаны точное время, место и способ их действий.

Источник: https://pravo163.ru/praktika-primeneniya-ugolovno-processualnogo-kodeksa-rossijskoj-federacii-chast-1/

Статья 126. Заключение под стражу

Как в данном случае можно избежать заключения под стражу?

1.

 Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется лишь в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, кроме менее тяжкого преступления против порядка осуществления экономической деятельности (за исключением контрабанды, незаконного экспорта или передачи в целях экспорта объектов экспортного контроля, легализации («отмывания») средств, полученных преступным путем). К лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления против мира и безопасности человечества, государства, военного преступления, преступления, сопряженного с посягательством на жизнь и здоровье человека, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена по мотивам одной лишь тяжести преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена в отношении подозреваемого или обвиняемого по делам о менее тяжких преступлениях против порядка осуществления экономической деятельности или о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, если они не имеют постоянного места жительства на территории Республики Беларусь или не установлена их личность. К подозреваемым или обвиняемым, которые скрылись от органов уголовного преследования или суда, названная мера пресечения может быть применена независимо от совершенного преступления и предусмотренного за него наказания.

2. В постановлении (определении) о применении данной меры пресечения должны быть изложены основания и мотивы, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу.

3.

 При решении вопроса о даче санкции или вынесении постановления о заключении под стражу прокурор или его заместитель либо Председатель Следственного комитета Республики Беларусь, Председатель Комитета государственной безопасности Республики Беларусь или лица, исполняющие их обязанности, обязаны изучить все материалы, содержащие основания для заключения под стражу, и в необходимых случаях лично допросить подозреваемого или обвиняемого, а несовершеннолетних подозреваемого или обвиняемого – во всех случаях.

4.

 Право давать санкцию на заключение под стражу принадлежит Генеральному прокурору Республики Беларусь, прокурорам областей, города Минска, районов, районов в городах, городов, межрайонным и приравненным к ним транспортным прокурорам и их заместителям. Заключение под стражу может быть применено также по постановлению Председателя Следственного комитета Республики Беларусь, Председателя Комитета государственной безопасности Республики Беларусь или лиц, исполняющих их обязанности.

5. Лицо, заключенное под стражу, его защитник, законный представитель вправе обжаловать постановление (определение) органа, ведущего уголовный процесс, в порядке, предусмотренном статьей 143 настоящего Кодекса.

6.

 В случае отказа прокурора или его заместителя в даче санкции на заключение под стражу повторное обращение за санкцией в отношении одного и того же лица по тому же уголовному делу возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, дающих основание для применения данной меры пресечения. Указанные правила действуют также при повторном применении данной меры пресечения после ее отмены судом.

7. Если вопрос о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого возник в судебном заседании, то решение об этом принимает суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

8.

 О применении меры пресечения в виде заключения под стражу орган уголовного преследования или суд обязаны уведомить лиц, указанных в части 1 статьи 115 настоящего Кодекса, а также при применении этой меры пресечения в отношении лиц, дети которых остаются без попечения родителей, – не позднее следующего дня после принятия указанного решения уведомить управление (отдел) образования районного, городского исполнительного комитета, местной администрации района в городе по месту жительства этих лиц для обеспечения государственной защиты детей, при применении этой меры пресечения в отношении пенсионера – уведомить орган, выплачивающий ему пенсию, при применении этой меры пресечения в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства – по требованию иностранного гражданина или лица без гражданства сообщить об этом в Министерство иностранных дел Республики Беларусь не позднее одних суток с момента применения меры пресечения в виде заключения под стражу для уведомления дипломатического представительства или консульского учреждения государства гражданской принадлежности либо обычного места жительства заключенных под стражу иностранного гражданина или лица без гражданства.

9. Порядок и условия содержания лиц, заключенных под стражу, определяются законом.

Источник: http://kodeksy.by/ugolovno-processualnyy-kodeks/statya-126

Заключение под стражу, домашний арест и залог: новые правила

Как в данном случае можно избежать заключения под стражу?

19 декабря 2013 года Пленум ВС РФ принял Постановление № 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога” (далее – Постановление)1. Авторы данного документа постарались соблюсти баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности.

Постановление состоит из четырех разделов: “Заключение под стражу”, “Домашний арест”, “Залог” и “Вопросы, возникающие в судах апелляционной и кассационной инстанций”. Рассмотрим каждый из них.

 Заключение под стражу 

Одна из презумпций, закрепленых в УПК РФ и в указанном Постановлении, гласит, что меры пресечения, ограничивающие свободу, – заключение под стражу и домашний арест – применяются исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

Как следует из ст. 97 УПК РФ, мера пресечения может быть избрана обвиняемому (подозреваемому) только при наличии достаточных оснований полагать, что последний:

  • скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
  • продолжит заниматься преступной деятельностью;
  • может угрожать участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Пленум ВС РФ в своем Постановлении конкретизировал, что отсутствие у подозреваемого или обвиняемого постоянного места жительства или регистрации на территории нашей страны не может являться единственным основанием, достаточным для избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Аналогично отсутствие у лица документов, удостоверяющих личность, само по себе не свидетельствует о том, что его личность не установлена.

То, что подозреваемый (обвиняемый) планирует скрыться за границей, могут доказывать, например, факты продажи принадлежащего ему имущества; наличие за рубежом источника дохода, иных ресурсов, гражданства (подданства) иностранного государства; отсутствие у такого лица в России постоянного места жительства, работы, семьи.

Если лицо ранее уже совершало умышленное преступление, судимость за которое не снята и не погашена, суд может сделать вывод, что человек продолжит заниматься преступной деятельностью.

О том, что обвиняемый либо подозреваемый имеет намерение воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать наличие угроз с его стороны, со стороны его родственников, иных лиц; предложение выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу; предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества.

Авторы Постановления обращают внимание судов на особенности применения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

“На мой взгляд, в российском законодательстве существует серьезный пробел, восполнить который указанному Постановлению не удалось, – высказывает свое мнение юрист правозащитного движения “Сопротивление”, член ОНК г. Москвы Максим Пешков.

Под этим пробелом я подразумеваю отсутствие в уголовном законодательстве определений “предпринимательской деятельности” и “преступления, совершенного в сфере предпринимательской деятельности”.

При рассмотрении данных вопросов суды руководствуются гражданским законодательством и очень неохотно идут на то, чтобы признать преступление совершенным в сфере предпринимательства”.

ВС РФ уточнил, что течение срока содержания под стражей начинается в день заключения лица, произведенного на основании судебного решения (час заключения во внимание не принимается). Истекает срок в 24 часа последних суток срока независимо от того, приходится ли его окончание на рабочий или нерабочий день (п. 19 Постановления). “Будучи членом ОНК г.

Москвы, мне случалось сталкиваться с ситуациями, когда разные юристы толковали данную норму по-разному. Приходилось доказывать, что содержание лица под стражей сверх установленного срока является прямым нарушением закона. Я рад, что Пленум ВС РФ в своем Постановлении конкретизировал норму ст.

109 УПК РФ, что позволит в дальнейшем избежать ее двойного толкования”, – говорит Максим Пешков.

При продлении срока содержания под стражей судам необходимо иметь в виду, что те обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока его содержания.

Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления является необходимым условием законности при первоначальном заключении, однако по прошествии времени оно перестает быть достаточным (п.

21 Постановления).

При рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования.

Когда такие ходатайства возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, надлежит выяснять, почему они не были произведены.

Если причина заключается в неэффективной организации расследования, то суду следует отказать в удовлетворении ходатайства (п. 22 Постановления).

В решениях о заключении лица под стражу и о продлении срока его содержания под стражей должно быть указано, почему судом не может быть применена альтернативная мера пресечения, приведены результаты исследования в судебном заседании обосновывающих обстоятельств, указаны доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, а также дана их оценка (п. 29 Постановления).

Домашний арест  

Домашний арест может быть избран только при невозможности применения более мягкой меры пресечения (ч. 1 ст. 107 УПК РФ).

При избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения в решении суда указывается жилое помещение, в котором подозреваемому или обвиняемому надлежит находиться.

Он может проживать там в роли собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях.

Данное помещение или строение не обязательно должно входить в жилищный фонд, главное, чтобы оно использовалось для проживания (например, дача).

Новеллой Постановления является положение о том, что обязанность проверки законности оснований для проживания лежит на суде. В случае временной регистрации лица суд проверяет соответствие места регистрации месту проживания, а также срок действия регистрации.

При избрании меры пресечения в виде домашнего ареста судам рекомендуется принимать во внимание мнение собственника жилья (если он проживает в том помещении, в котором предполагается нахождение лица во время домашнего ареста) и в случае несогласия собственника отказаться от избрания данной меры пресечения.

Принимая решение о домашнем аресте, суд вправе подвергнуть подозреваемого или обвиняемого определенным ч. 7 ст. 107 УПК РФ ограничениям и (или) запретам. При их выборе особое внимание надлежит обращать на лиц, не достигших 18 лет.

Залог  

При принятии в залог имущества суду необходимо проверять:

  • может ли оно быть предметом залога по уголовному делу;
  • не входит ли в перечень, предусмотренный ст. 446 ГПК РФ;
  • не установлен ли федеральным законом запрет на обращение взыскания на имущество, принимаемое от организации.

Имущество, передаваемое в залог (за исключением денег), подлежит оценке в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации”.

Оценка имущества должна быть осуществлена не ранее чем за пять рабочих дней до дня подачи ходатайства о применении залога.

При применении этой меры пресечения судам следует учитывать положения ГК РФ о залоге.

Залог следует считать внесенным со дня его принятия судом или органом, в производстве которого находится уголовное дело. При этом должен быть составлен протокол, а в некоторых случаях также акт приема-передачи предмета залога.

Цитата

Максим Пешков, юрист правозащитного движения “Сопротивление”, член ОНК г. Москвы:

“Считаю принятие данного документа очень своевременным. Нормы Постановления 2009 года [Постановление Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г. № 22 “О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста”. – Ред.] весьма устарели.

Они не отражали многих вопросов, возникающих в процессе рассмотрения судом ходатайств об избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога.

Надеюсь, что теперь у правоприменителя не возникнет соблазна трактовать ту или иную норму в свою пользу, а суды будут более внимательно исследовать все имеющиеся обстоятельства при решении вопроса об избрании подозреваемому или обвиняемому меры пресечения”.

Когда мера пресечения в виде залога избирается при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей или домашнего ареста, в решении необходимо указать срок, на который продлевается действие указанных мер, если залог не будет во время внесен или будет внесен в ином виде и (или) размере.

В случае неявки лица по вызову обязательства считаются нарушенными, но только после проверки судом доводов лица. Если они будут признаны необоснованными, суд решает вопрос об изменении меры пресечения и обращении залога в доход государства. Основанием обращения взыскания на залог может являться только нарушение обязательств.

Вопросы, возникающие в судах апелляционной и кассационной инстанций

Апелляционные жалоба и представление на постановление судьи об избрании меры пресечения, продлении срока ее действия и об отказе в этом подлежат рассмотрению в течение трех суток. Пленум ВС РФ в своем Постановлении призывает суды незамедлительно направлять соответствующие материалы для апелляционного рассмотрения.

Трехдневный срок распространяется и на случаи, когда обжалуемое постановление принято после поступления уголовного дела в суд для рассмотрения по существу. При этом участники уголовного судопроизводства должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания заблаговременно, чтобы успеть принять в нем участие.

Суд апелляционной инстанции вправе отменить постановление и передать материалы на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, если самостоятельно не может устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона. При этом суд должен разрешить вопрос о мере пресечения лица, содержащегося под стражей или домашним арестом.

https://www.youtube.com/watch?v=llS1DQ5aZaM

Принимая новое решение, суд апелляционной инстанции вправе избрать более строгую меру пресечения, в избрании которой было отказано судом первой инстанции, если об этом ставится вопрос в представлении прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя.

В связи с принятием Постановления часть ранее действующих актов, регламентирующих применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста, признана утратившими силу2.

Документы по теме:

Новости по теме:

1 Текст Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога” размещен на официальном сайте ВС РФ. 
2 В частности, Постановление Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г.

№ 22 “О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста”; Постановление Пленума ВС РФ от 10 июня 2010 г. № 15 “О внесении дополнения в Постановление Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г. № 22 “О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста”; п.

13 Постановления Пленума ВС РФ от 23 декабря 2010 г. № 31 “Об изменении и дополнении некоторых Постановлений Пленума ВС РФ по уголовным делам”; п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 9 февраля 2012 г. № 3 “О внесении изменений в некоторые Постановления Пленума ВС РФ”; п. 41 Постановления Пленума ВС РФ от 14 июня 2012 г.

№ 11 “О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания”.

Источник: http://www.garant.ru/article/518291/

Юридический спектр
Добавить комментарий