Как можно отчислить из школы конфликтного ребенка в возрасте 7 лет?

Ученик и учитель: У кого больше прав? Не торопитесь с ответом

Как можно отчислить из школы конфликтного ребенка в возрасте 7 лет?

Ее автор – заместитель председателя Комитета ГД по образованию и науке, доктор педагогических наук, координатор проекта ОНФ “Равные возможности – детям” Любовь Духанина. В книге простым и доступным языком даются ответы на многие вопросы, которые каждый год родители и педагоги задают юристам, депутатам, общественникам.

Любовь Духанина: Ученики, учителя и родители должны понять, что прав без обязанностей не бывает. Михаил Синицын

Целый раздел посвящен разбору конфликтных ситуаций.

Из него, например, можно узнать, чем занимается комиссия по урегулированию споров в школе, кто защитит педагога от неадекватных родителей и где искать управу на учеников, которые оскорбляют учителя.

Вот один из самых частых вопросов: “Ученик регулярно сквернословит в адрес одноклассников и учителей. Что можно сделать? Можно ли не пускать на урок или перевести на очно-заочную форму обучения?”

Корреспонденты “РГ” проверили: Ранцы школьников в 2-3 раза тяжелее нормы

К сожалению, здесь у школы связаны руки. Можно вызвать родителей, сделать выговор и замечания. А вот не пускать на урок ребенка нельзя, это будет нарушать его право на образование. Перевести на иную форму обучения – тоже невозможно. И только если обучающийся достиг 15 лет, можно поставить вопрос о его отчислении.

Проблемы современной школы, которые были подняты в книге, стали предметом острого разговора экспертов в “РГ”.

– Чего мы ожидаем для наших детей? Доступного, качественного образования. И это право закреплено в Законе “Об образовании в РФ”, – говорит Любовь Духанина. – Общероссийский народный фронт, фонд “Национальные ресурсы образования” раз в полгода проводит исследования о том, как это право реализуется на практике.

И вот, что получается: 33% ребят жалуются, что им не хватает глубоких предметных знаний; 24% испытывают на себе неуважительное, необъективное отношение со стороны учителей; 65 процентам учеников элементарно недостает времени, чтобы нормально подготовиться к урокам.

А 60 процентов детей говорят, что учебный процесс негативно влияет на их здоровье.

По словам эксперта, главное, что сегодня требуется от ребенка – учиться. В законе прописано очень много возможностей: индивидуальные образовательные траектории, элективные и факультативные курсы, семейное, дистанционное, смешанное обучение… А что в жизни?

В 10-11-м классах ученик может заниматься самостоятельно, сдавая в школе только контрольные и экзамены

По данным исследования глобальной образовательной конференции EdCrunch, около 100 тысяч российских школьников не сели за парты в новом учебном году, как раз потому, что их родители предпочли альтернативные формы образования.

– Произошел резкий скачок в сферу семейного образования, – замечает омбудсмен в сфере образования при уполномоченном по защите прав предпринимателей Амет Володарский. – Родители бегут от архаичных стандартов в пользу индивидуального подхода.

Что такое семейное обучение? Если совсем просто: родители всю программу дают детям сами. Чаще – с помощью репетиторов. Причины могут быть самыми разными.

Если ребенок с особенностями здоровья и ему тяжело учиться наравне с другими ребятами – это одна история. Если ребенок одаренный, постоянно готовится к международным олимпиадам и соревнованиям – другая.

Но столь массовый крен в сторону “школы на дому”, как считают эксперты, произошел из-за подготовки к ЕГЭ. И это очень тревожная ситуация.

Дмитрий Медведев посоветовал регионам менять старые школы на новые

– Закон гарантирует право детей на сочетание форм обучения, индивидуальный образовательный трек. Например, на то, чтобы химию и физику можно было посещать в школе, а все остальное изучать дома. Но где вы такое видели? К сожалению, инструментов для реализации этого права сегодня нет. Ребенок либо в школе, либо вне школы. Все.

А чтобы совместить разные формы – на местах не готовы, – говорит заведующий лабораторией образовательного права Института образования НИУ ВШЭ Семен Янкевич. – И здесь же другая большая проблема – компенсации родителям затрат на обучение.

Если ученик идет в школу, государство находит средства на учебники для него, на зарплаты педагогам, оборудование. Если родители занимаются с ребенком дома, они не получают практически ничего.

Сегодня только в Омской области действует достаточно справедливая система – средства передаются родителям, исходя из “полного норматива”, за исключением денег на промежуточную аттестацию. То есть почти столько же, сколько бы получала школа.

– По закону, если у ребенка есть особые потребности, он может учиться и 12, и 13 лет. А успешный школьник может закончить обучение за 10 или 9 лет. Но нормативных документов, как это организовать, нет до сих пор.

Хотя с момента принятия Закона “Об образовании в РФ” прошло уже семь лет, – рассуждает заместитель руководителя аппарата Комитета ГД по образованию и науке Алексей Майоров. – Еще один вопрос – учет достижений, полученных учеником за порогом обычной школы.

Допустим, ребенок занимается в спортивной: почему бы не поставить ему оценку за физкультуру “автоматом”? Или, засчитывать занятия в музыкальной школе на уроках музыки? Москва в последние годы начала это делать. В других регионах ничего подобного нет.

А ведь такая простая вещь разгрузит детей. Но подзаконных актов опять же нет.

Кто платит за учебник

А вот цифра, которая удивит многих: по данным мониторинга ОНФ, школьные учебники покупает каждый третий родитель. И это несмотря на то, что на их закупку регионам выделяются огромные деньги.

– В законе закреплена однозначная норма: учебники бесплатны для каждого ребенка. То есть гарантия закона распространилась пока только на две трети наших учеников, – говорит Любовь Духанина.

– Покупают дидактические материалы 75 процентов родителей, рабочие тетради – 91 процент. Фактически 50 процентов семей, где есть ученики, тратят деньги на ремонт школы, на бумагу, закупку картриджей. Словом, на обустройство.

Это говорит о том, что материально-техническую базу российских школ нам еще развивать и развивать.

Практика показывает: о многих правах школьников их родители даже не догадываются.

– Ежегодно в Рособрнадзор приходит около 15 тысяч обращений по вопросам только общего образования. Жалобы, просьбы, предложения, вопросы… На каждое обращение мы отвечаем, даем разъяснение.

Думаю, у министерства просвещения такая же “картина”, – говорит начальник Управления оценки качества образования и контроля (надзора) за деятельностью органов государственной власти субъектов РФ Рособрнадзора Евгений Семченко.

Дело учителей

– Учительство реально нуждается в колоссальной поддержке. Это и вопрос снижения нагрузки, это и вопрос нехватки кадров, и, конечно, уровень заработной платы. 34 процента учителей отвечают, что они имеют сложности даже с покупкой одежды, – отмечает Любовь Духанина. – 10 процентов учителей работают на две и более ставки. 61 процент – более чем на одну ставку.

Что такое одна ставка? Это 18 уроков в неделю. Но при этом есть еще подготовка к занятиям, проверка тетрадей, внеклассная работа и работа с родителями… В некоторых регионах базовая оплата за ставку педагога составляет три-четыре тысячи рублей. Все остальное – надбавки и стимулирующие выплаты, которые начисляются порой по очень сложным и запутанным схемам.

Если школа задает на каникулы 10 параграфов и 33 задачки из учебника, ее должностные лица могут “заработать” реальный штраф – от 10 до 30 тысяч рублей

Педагоги шутят: “На одну ставку есть нечего, на две – некогда”.

Пять процентов учителей признаются, что получают надбавки и стимулирующие выплаты крайне редко. Вообще не получают стимулирующие выплаты и надбавки – 13 процентов.

А 49 процентов учителей, участвующих в проведении экзаменов в 9-м и 11-м классах, признались, что не получили за это никаких доплат.

Кирилл Каллиников/РИА Новости

– Фактически все, что связано с учителем, со школой, регулируется на уровне региона или муниципалитета, – говорит Любовь Духанина. – В том числе зарплаты педагогов.

Например, в Ульяновской области депутаты приняли решение о введении новых должностей: учитель-наставник, учитель-исследователь, учитель-методист. За эти статусы закреплены размеры добавок.

Будем надеяться, что другие регионы реально возьмут пример.

Школьники-“айтишники” получат гранты более чем на 4,6 млрд рублей

По словам экспертов, также необходима и новая система оценки трудозатрат учителя. В современной школе у него появляются обязанности, которых не было раньше. Например, ведение электронного журнала. Никто не провел серьезное исследование, которое бы показало, что электронный журнал облегчил труд педагога. Наоборот, учителя утверждают, что нагрузки только прибавилось. Почему?

Электронные системы работают неустойчиво, и всю информацию приходится дублировать. Если в классе 30 человек и больше, то на заполнение всех форм и отчетов уходит половина рабочего дня. Риски профессионального выгорания – это не пустые слова. И, к сожалению, уход учителя из профессии – уже не редкость.

Подлость собирает лайки

По данным исследования ВШЭ, 70 процентов педагогов хотя бы раз подвергались насилию и травле со стороны учеников. И что особенно тревожно, учителя с тяжелым материальным положением подвергаются буллингу в два раза чаще. Работать в таких условиях никто в педагогических вузах не учит…

Рособрнадзор оценит качество образования в детских садах

Последний прогремевший случай произошел в Красноярске: школьники вставили фото учительницы в порноролик: педагог обратилась в полицию. Какое наказание могут понести учащиеся и какое наказание может применить школа?

– Организовавшие эту травлю люди опозорили прежде всего себя. Если будет доказано, что видео действительно сделали ученики, их родителей могут оштрафовать. Размер штрафа для физических лиц – от 1 до 3 тысяч рублей. Также учитель вправе подать иск на возмещение морального вреда.

А в случае доказательства вины учеников они могут быть поставлены на учет комиссии по делам несовершеннолетних, – говорит Любовь Духанина. – Абсолютно всем: ученикам, родителям, учителям необходимо понимать, что права и ответственность идут бок о бок. Если мы сможем привить это понимание, эту правовую культуру в обществе, тогда мы уйдем от большого количества возникающих конфликтов.

Тогда мы будем понимать и правильно воспитывать наших детей как в стенах школы, так и в наших домах.

Инициатива

В рамках проекта “Равные возможности – детям” Общероссийский народный фронт вместе с фондом “Национальные ресурсы образования” создает интерактивную карту льгот, которые может получить семья с ребенком. Предполагается, что родитель будет указывать регион, статус ребенка, ситуацию, в которой он находится. И ему будет показана вся информация о том, какая компенсация и за что ему полагается.

Знает ли ученик, что…?

– С 6 (!) лет он имеет право на самостоятельное совершение мелких бытовых сделок (например, покупку канцтоваров или продуктов), а также распоряжаться карманными деньгами. В этом возрасте он может пойти в школу. С 8 лет – может участвовать в детских общественных объединениях.

– С 10 лет имеет право дать согласие на изменение своего имени, отчества, фамилии, а также на усыновление или передачу в приемную семью.

– В 14 лет ребенок имеет право устроиться на работу. И распоряжаться не только своей зарплатой, но и отпуском – 31 день в году.

“Учителем года России-2019” стала Лариса Арачашвили из Волгограда

– В 10-11-м классах может самостоятельно осваивать школьную образовательную программу. То есть заниматься без учителей, родителей, репетиторов, сдавая в школе только контрольные работы и экзамены.

“Девять из десяти школьников хотят начать работать еще в период обучения, – говорит Любовь Духанина. – Они рассматривают свой первый практический опыт как возможность попробовать себя в той или иной профессии.

40 процентов из детей говорят нам о том, что хотят иметь деньги на карманные расходы. А 12 процентов детей хотят трудиться, чтобы помогать семье. Почти половина московских старшеклассников работают в каникулы.

Но они не очень довольны той работой, которую им предлагают взрослые: курьеры, разносчики пиццы, уборщики… Дети, с моей точки зрения, обоснованно считают, что они готовы к более интеллектуальному труду.

Могут чинить технику, быть системными администраторами компьютерных сетей на 3-5 компьютеров. Ребята хотят от взрослых более внимательного отношения к себе, к своим способностям”.

Знает ли родитель, что…?

– Школа не вправе не допустить ребенка до занятий, если он пришел без формы или нарушил другие установленные требования к внешнему виду. Это можно рассматривать лишь как основание для применения мер педагогического воздействия.

– Ребенок имеет право учиться в любой российской школе, а не только в ближайшей от дома. Отказать могут только, если в школе нет свободных мест, которые сначала предоставляются тем, кто живет на закрепленной за школой территории. Информацию о вакантных местах школы должны размещать в открытом доступе.

– При приеме в первый класс ребенку не могут отказать из-за того, что он не умеет читать, считать и т.д.

– Домашнее задание (в рамках основной образовательной программы) на каникулы нарушает права ребенка на отдых. Если школа задает на каникулы 10 параграфов и 33 задачки из учебника, ее должностные лица могут “заработать” реальный штраф – от 10 до 30 тысяч рублей.

Знает ли учитель, что…?

– Педагог имеет право на ежегодный удлиненный отпуск и один годичный отпуск раз в десять лет.

– Если работодатель отправляет учителя на курсы повышения квалификации, то обучение для него должно быть бесплатным, с сохранением средней зарплаты и возмещением командировочных расходов.

– Если школу присоединяют к другой, это считается реорганизацией, и уволить педагога не могут.

– Школа должна создать условия для того, чтобы учитель мог отдохнуть и пообедать – перерыв должен составлять не более двух часов и не менее 30 минут. Или же у учителя должна быть возможность обедать в течение дня, например, на переменах, вместе с обучающимися.

– В 2019 году педагоги могут выйти на досрочную пенсию при наличии педагогического стажа в учреждениях для детей не менее 26 лет, в 2020 году – 27 лет, в 2021 году – 28 лет.

Стоимость каждого издания – 297 руб. (включая НДС и пересылку), с получением в редакции (Москва, ул. Правды, д. 24, стр. 4) – 195 руб.

Реквизиты для оплаты: АО “Издательство “Российская газета”, ИНН/КПП 7714010896/771401001, ОКПО 35258640, ОГРН 1057714039228, ПАО Сбербанк, г.

Москва, БИК 044525225, к/с 30101810400000000225, р/с 40702810438000015949. Укажите ваш адрес с индексом и название: “Учителя и ученики”.

Источник: https://rg.ru/2019/10/14/uchenik-i-uchitel-u-kogo-bolshe-prav-ne-toropites-s-otvetom.html

Тестовые задачи по детской психиатрии

Как можно отчислить из школы конфликтного ребенка в возрасте 7 лет?

1. К вам обратилась семья в связи сконфликтной ситуацией, главным образом,обусловленной изменением поведениястаршего ребенка – мальчика 3 лет.

5месяцев назад он стал посещать детскийсад, но до сих пор плачет, упирается, нежелая по утрам покидать дом, в детскомсаду печален, мало играет с детьми, почтине ест, каждый вечер жалуется, что егообижают дети. Дома вечерами возбужден,непослушен, иногда груб, говорит, чтородители его не любят.

Особенно агрессивенк младшему брату 1 года, может ударить,ущипнуть, отнимает игрушки, говорит,чтобы младшего братика “выбросили”,что он “им не нужен”. К родителямотносится настороженно, тянется большек бабушке.

Отец и особенно мать жестоконаказывают мальчика за агрессию кмладшему ребенку, ругают за нежеланиепосещать детский сад, неласковы, маловремени проводят с ним. В течениепоследнего года (еще до детсада) оченьчасто болеет простудными заболеваниями(иногда по 2 раза в месяц, с перерывом в2-3 дня).

Как Вы объясните эту ситуацию? Какиесоветы дадите родителям? Какие специалистымогут помочь семье?

2. Ребенок 10 месяцев, активный,любознательный, живой, веселый, научилсясам вставать, стоял без поддержки,произносил отдельные слова: “ма-ма,па-па, ба-ба, дай”.

После перенесеннойпневмонии с помещением в больницу(вместе с матерью) стал безучастным,безразличным, перестал вставать, сидитцелый день, отвернувшись, не играет впредложенные игрушки, перестал произноситьслова, играет только собственнымируками, раскачивается в кровати, спитднем и почти совсем не спит ночью, лицохмурое, часто без причины плачет,отказывается от любой пищи, кроме молока.

Как расценить состояние ребенка? Чтопосоветовать родителям? Какие специалистыи в каком учреждении могут помочьребенку?

3. Девочка 14 лет рассказала родителям иподругам, что познакомилась на улице сизвестным эстрадным певцом ЖенейБелоусовым, в которого была уже до этоговлюблена.

Ежедневно рассказывала оразвитии их отношений; как-то сказала,что приглашена к своему кумиру на Деньрождения, в связи с чем бабушка купилав подарок “достойную” юного дарованиякнигу.

Вскоре родители узнали, чтодевочка рассказала подругам и тетке обутрате девственности, о том, что порой”продает себя за деньги”, а вдальнейшем – о том, что “заразиласьплохой болезнью”. В этот период былавзбудоражена, многоречива, ежедневносообщала все новые подробности своего”падения”.

В то же время забросилаучебу, начала пропускать, а затем совсемпрекратила посещать школу, почти невыходила на улицу, стала меньше спатьи значительно прибавила в весе. Родныене знали, что предпринять, но в особенноесмятение их привело то, что они нашликнигу, которую девочка должна былаподарить Жене Белоусову, спрятанной вее комнате. Тогда-то и выяснилось, чтоникогда с ним не встречалась.

Как оценить ситуацию? К какому врачуи в какое учреждение направить подростка?

4. Мальчик 14 лет, ученик 8 класса. В 1 и 2классах был отличником, с 3 по 5 классыучился на 4 и 5.

В течение последних 3 летнеоднократно обследовался в различныхотделениях соматической больницы поповоду длительного повышения температуры(до 37о- 37,5о), болей в животе,в сердце, приступов сердцебиения, вовремя которых испытывал страх смерти.

За эти годы стал пассивным, не хотелвстречаться со сверстниками, играть вподвижные игры, боялся выходить наулицу, расставаться с матерью, постепенносовсем прекратил посещать школу, урокиделал только в присутствии матери, струдом осмысляя учебный материал,утратил интерес к учебе.

По рекомендациипедиатра обучался индивидуально надому. После осмотра на городскоймедико-педагогической комиссии былустановлен диагноз “олигофрения встепени дебильности” и предложенообучение во вспомогательной школе.

Можно ли сомневаться в таком диагнозе?Что посоветовать родным ребенка? Какиеспециалисты и в каком учреждении могутпомочь ребенку?

5. К Вам за советом обратились родителииз наблюдаемой Вами семьи в связи стребованием администрации школы:проконсультировать у психиатра их сына16 лет и принести выписку из историиболезни с диагнозом подростка в школу.

Что Вы посоветуете родителям мальчика?Каковы в этом случае права родителей иадминистрации школы? Куда родителимогут обратиться, защищая права своегоребенка?

6. Мальчик 11 лет, ученик 5 класса.

С раннегодетства замкнутый, неконтактный, избегаетдетей, не мог адаптироваться ни в одномдошкольном детском учреждении, не могпереносить смены режима и уклада жизни,странный, чудаковатый, нелепый, свычурными манерами, жестами, интонациями,предпочитающий обычным детским играмрисование схем метро, игру в одиночествев фантастический подземный город,изучение придуманного им языка. Нарядус этим постоянно возбужден, болтлив,суетлив, злобен при замечаниях, прямолинеени совершенно неприспособлен в быту. Всвязи с тем, что не мог соблюдатьустановленный порядок в школе (вставал,громко говорил, возражал учителю, неотвечал у доски, занимался только тем,что ему нравилось), во 2 и 3 классе былпереведен на домашнее обучение, а в 4классе снова учился в школе. За это времядрузей не появилось, но стал спокойнеена уроках, выполнял задания, усвоилнекоторые правила школьной жизни.Успевал хуже, чем при индивидуальномобучении. В начале 5 класса родители,считая индивидуальное обучение своегоребенка более простым и продуктивным,стали настаивать на возобновлениидомашнего обучения.

Правы ли они? Что Вы им посоветуете?Какие аргументы в данном случае за ипротив индивидуального обучения?

7. Ребенок 7 лет, из полной, дружной,интеллигентной семьи проходит обследованиеперед поступлением в 1 класс. Он не знаетбукв, счета, не любит слушать чтение, неможет пересказать простого текста,запас его знаний и речь крайне бедны.

При обследовании ребенка врачом ипсихологом выявлено явное снижениеинтеллекта – легкая умственная отсталость(дебильность).

В то же время, посколькудиагноз умственной отсталости пока неявляется официальным (ребенокконсультирован не в районной поликлинике),родители настаивают на том, чтобыопределить его в обычную школу.

Что посоветовать таким родителям?Какие условия необходимы в случае обучения ребенка в массовой школе?

8. Классный руководитель и администрацияшколы настаивают на отчислении ученика10 класса, 16 лет. С конца 9 класса сталпропускать школу, успеваемость снизиласьс 5 и 4 до 2 и 3.

Стал нелюдим, мрачен, груби резок при попытках его “воспитывать”,поссорился со своими друзьями, послевызова в школу родителей и громкогоразбирательства на педсовете совсемотказался ходить в школу.

Время проводитили лежа на диване у телевизора, или (повечерам) в компании асоциальныхподростков, где неоднократно выпивал,пробовал употреблять наркотики. С трудомвстает, совсем не читает, пересталпосещать секцию классической борьбы,отказался летом ехать на сборы.

Прирасспросе выяснилось, что ему труднососредоточиться, порой ощущает “пустотув голове”, мысли путаются, обрываются,считает, что переутомился, чувствуетсебя поглупевшим, стремится избежатьинтеллектуальных нагрузок.

Двигатьсяне хочется, постоянно испытываетсдавление головы (“как обручем”),сердцебиение и замирание сердца, рукии ноги постоянно холодные, влажные,появилось большое количество угрей,запоры, потерял аппетит, засыпает к 2-3часам ночи, спит беспокойно, с тяжелыми,страшными сновидениями. Стремитсяизбежать всякой нагрузки, чтобы“разгрузить мозг”, отдохнуть. Не видитничего хорошего впереди, нередкопоявляются мысли о бессмысленностижизни и самоубийстве.

Источник: https://studfile.net/preview/6177725/

«Ужасный» ребенок. Что делать?

Как можно отчислить из школы конфликтного ребенка в возрасте 7 лет?

Это все-таки случилось. К нам в пришкольный лагерь привели ужасного ребенка. Точнее,  даже  двух. Мальчика и … мальчика. Что теперь делать?

Если появляется «ужасный» ребенок в группе летнего лагеря или отряде лагеря загородного – это становится настоящим испытанием.

Конечно, проблемы бывают (и их немало) во время учебного года, но во время учебы идут уроки, педагог ставит отметки, есть завуч и директор, которым можно передать проблемного ребенка «по старшинству», сами родители относятся к периоду учебного года серьезнее, чем к лагерной программе.

В летнее время, когда уроки не проводятся, проблемы отсутствия воспитательной работы в современной школе, и соответственно, отсутствия воспитания у детей становятся особенно острыми.

Под «ужасным» в данном случае следует понимать ребенка, который не понимает и не выполняет никаких правил, совершенно не слышит педагога, не может контролировать свое поведение, проявляет агрессию и неуважение (так называемое хамство) как по отношению к другим детям, так и к педагогу.

Попросту непрерывно орет и истерит, плюется, дерется, сбегает из помещения лагеря и с прогулок, ломает материалы и т.д.

Чаще, конечно, такие проявления свойственны мальчикам, чем девочкам, что обусловлено как физиологически (психика мальчиков в среднем более нестабильна, а уровень самоконтроля ниже), так и социокультурно (отцы в семьях чаще проявляют агрессию, орут и истерят по разным бытовым поводам, чаще давая негативную модель поведения сыновьям). И это можно наблюдать уже в начальной школе.

Недостаток или полное отсутствие воспитания у детей (и взрослых) чаще всего проявляется в отсутствии ощущения границ и понимания того, что это такое.

Дело в том, что приемлемое поведение и общение существует у человека не как единственно возможная его модель, а как свобода в выборе вариантов поведения и стиля общения, заключенных между некоторыми условными границами.

Это касается самых разных сторон поведения. Например, опоздания.

В большинстве бытовых случаев опоздание в пределах пяти минут не считается опозданием, а вот опоздание на полчаса – серьезное нарушение договоренности о встрече. Или одежда.

Существует множество способов одеться, находясь в пределах дресскода, но есть и определенная граница, за которую не стоит выходить: например, приходить на работу в шортах или рваных джинсах.

У детей считается приемлемым драться и давать сдачу (и некоторых мальчиков этому обучают их собственные плохо воспитанные отцы), а у взрослых – это уже за границей допустимого.

Если говорить о детях, то они непрерывно прощупывают взрослых, родителей и педагогов, на устанавливаемые ими допустимые границы поведения в смысле запретов и обязанностей.

Ребенок, например, может не одеваться самостоятельно, ожидая, что его оденет родитель или педагог – вплоть до 8-9 лет, не есть самостоятельно, он может лезть куда-то или убегать и не реагировать на «нельзя», зная, что ему ничего не будет за нарушение этого «нельзя».

Напротив, он получит дополнительное внимание от взрослого, а среди сверстников станет героем. Часто ребенок выбирает провоцирующий стиль поведения, «пугая» взрослого, что вот-вот он убежит с площадки, залезет туда, куда запрещено, падает в истерике, требуя очередную игрушку или развлечение.

При этом он добивается от родителей намного более широких границ, чем те, с которыми сталкивается в школе или лагере. Или почти полного их отсутствия, то есть такой ребенок вообще может делать все, что хочет, не считаясь с окружающими, в том числе с их замечаниями или даже поступать наоборот, назло окружающим.

А начинается все с того, что ребенка считают маленьким, его любят и жалеют, разрешают делать то, что неприятно или неудобно – «как же, он маленький»… Когда ребенок просто хватает за волосы и щиплется, никто его не останавливает, не говорит, что ему неприятно, все терпят.

Потом этот ребенок растет, постоянно нарушая границы, например, перебивает взрослых и вклинивается в их беседы, но это кажется прикольным, так как его считают маленьким.

И вот он уже берет без спросу чужие вещи (или попросту ворует), прибивает гвоздями за лапки котят, обливает бензином и поджигает щенков – и все еще маленький. Вот он не уступает место старикам в транспорте – а вот он ставит им подножку и для куража отбирает у них деньги и продукты.

Постепенно ребенок начинает приносить не просто неудобство, а настоящие мучения окружающим, но его еще считают маленьким и несмышленым, и никто не пытается объяснить ему границы и правила допустимого поведения.

Проблема еще в том, что начиная с 2000-х годов в России было воспитано эгоистичное поколение молодых людей, не понимающих, что такое коллектив, и что с мнением и удобствами окружающих нужно считаться и не нарушать границы приемлемого поведения. И вот сейчас эти родители воспитывают уже второе поколение детей, не знающих границ и не понимающих, что такое общество и его требования.

Источник: https://pedsovet.org/beta/article/uzasnyj-rebenok-cto-delat

«От него все стреляются»: как избавить класс от ученика с деструктивным поведением

Как можно отчислить из школы конфликтного ребенка в возрасте 7 лет?

«У нас Давид посреди контрольной включил на полную громкость какую-то тупую музыку. Татьяна Владимировна стала с ним разбираться, кричать, дневник отобрала. Все отвлеклись, время потеряли, я тоже. Не успела все решить», — объясняет мне дочь тройку по математике. Оценка, конечно, на ее совести, но о подобных выходках Давида она рассказывает то и дело.

Такие дети есть в большинстве классов — независимо от престижа школы и возраста учеников. Они могут кричать на уроках (о переменах и говорить нечего), лупить соседей по парте, обзывать одноклассников, хамить учителям.

Могут вытворять и вещи похуже: воровать, распивать алкоголь в школе, употреблять психотропные вещества и склонять к этому одноклассников. Но такие случаи мы рассматривать не будем — здесь все и проще, и сложнее одновременно: противоправные поступки находятся в ведении полиции.

И если вина ученика будет доказана, убрать его из класса нетрудно.

А как быть тем, кто несколько часов в день находится в одном помещении с неуправляемым одноклассником, который может и харкнуть, и оскорбить, и завопить, но при этом никаких правонарушений не совершает? В первую очередь этот вопрос волнует родителей. На родительских форумах описаний «неадекватов» в классе и того, что они вытворяют, — очень много.

Вот лишь несколько цитат от пользователей сайта umama.ru.

— Ребенок полный неадекват, родителям до фонаря, вчера … требовал в раздевалке подать его одежду, потому что не может ее сам найти … причем требовал грубым матом, свидетели есть.

— Ходили летом в пришкольный лагерь, там Вася пряжкой от ремня разбил одному мальчику голову. Вызывали родителей, скорую, улеглось …Теперь объектом для Васи стал мой сын.

По мелочи рассказывать не буду, но сегодня Вася зарядил ему по уху так, что сын некоторое время ничего не слышал.

[Потом] Вася расцарапал однокласснице МЕЛОМ лицо! Вы представляете, как надо давить на мел, чтобы на лице были царапины?

— У сына был похожий одноклассник, доставал всех, включая классную.

Вот вроде нормальный ребенок, но то на соседа гуашь выльет, у того по всему пиджаку желтая краска растеклась, то мел на уроке ест, то все сидят контрольную пишут, а он сотовый свой разбирает-собирает, ну и лупил всех. Классная каждый день родителей его вызывала на беседы, ее трясло уже потом при одном только упоминании его фамилии.

По словам психологов, «неадекватов» можно разделить на несколько групп:

  • дети с нарушениями здоровья, которые просто физически или психологически не могут долгое время сидеть на одном месте и заниматься каким-то одним видом деятельности;
  • ученики из неблагополучных семей — дети алкоголиков, наркоманов, живущие без родителей, с пожилыми опекунами, бабушками, дедушками, которые в силу возраста не могут обеспечить должное воспитание;
  • избалованные дети.

Подход можно найти к школьникам из любой группы, уверены и родители, и педагоги со стажем.

— В моей практике был случай: в одном из классов появилась такая группа учеников — никому не давали нормально учиться, обижали тех, кто послабее, задирали девочек, курили за школой. Лидер, как водится, один — собрал команду и терроризировал всех вокруг. От них страдала вся параллель — и дети, и учителя. На одном из педсобраний я сказала: возьму его к себе в класс.

А мой класс был дружным, обижать кого-то, насмехаться — такого в привычке у ребят не было. Вначале он пытался и у меня какие-то свои порядки установить, но в итоге перенял тот тип поведения, что был у большинства. Сейчас он уже вырос, выучился, семью завел.

Недавно встретились с ним на улице, говорит: «Если бы не вы, Елена Викторовна, попал бы после школы в тюрьму, и все».

Найти подход к ученику и его родителям

Специалисты отмечают: любое неадекватное поведение — это крик ребенка о помощи, желание привлечь к себе внимание. «Ни один человек не рождается правонарушителем, преступником.

Если поведение школьника выходит за границы того, что мы привыкли считать адекватным, надо разбираться с причинами, а их, как правило, всего две: или здоровье, или отношения в семье. И то, и другое можно корректировать.

И чем раньше этим заняться, тем меньше будет возможностей для развития деструктивного поведения», — уверена педагог.

К сожалению, не каждый учитель будет искать подход к сложным детям. Сказывается и нагрузка, которая лежит на преподавателях, и какие-то другие причины, нежелание или неопытность — ведь часто в начальной школе и среднем звене работают только что окончившие вуз или педколледж учителя, которые просто пока не умеют работать с такими детьми.

Родители трудного ребенка — еще одна сложность: далеко не всегда они сами отличаются адекватностью.

И речь даже не идет о неблагополучных или, по законодательной терминологии, социально опасных семьях: работа с учениками из таких семей регламентирована несколькими документами, начиная от Семейного кодекса и ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и заканчивая методическими рекомендациями Минобра.

По закону, на школу возлагается обязанность выявлять несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении; оказывать помощь в воспитании и обучении детей из социально опасных семей; вести индивидуальную профилактическую работу с обучающимися, имеющими проблемы в поведении, обучении, развитии и социальной адаптации.

Гораздо труднее общаться с родителями, которые просто не замечают деструктивного поведения своих отпрысков. В разговорах с классным руководителем и с родителями одноклассников они встают горой на защиту своего ребенка. С одной стороны, это правильное родительское поведение: прилюдно ребенка защищать нужно.

Но адекватные родители при этом способны услышать информацию, выявить главное и дома, наедине с ребенком, спокойно обсудить ситуацию, выяснить подробности, объяснить, если ребенок был неправ.

Другое дело, когда родители закрывают глаза на проделки своих детей, склонны оправдывать их поведение, обвиняя при этом других школьников или учителей в провоцировании конфликта.

В обсуждениях на родительских сайтах нередко пишут, что родители попросту отмахиваются от обвинений в адрес своего ребенка. «Да ваш первый начал, а мой только сдачи дал», «Мой ребенок на такое неспособен», «Вы все придумываете о моем Петеньке, чтобы своего Ивана выгородить!» — типичный набор фраз родителей «неадекватов».

— У нас в классе похожая ситуация. Уже есть девочка с печеночным кровотечением, мальчик с переломом челюсти… И этот УРОД (кстати, недавно устроивший на перемене сеанс демонстративного онанизма — прямо в классе, пока учительница вышла) преспокойно ходит в школу, а его мамаша на все жалобы реагирует: «Что вы на моего ребенка накинулись? Он гипердинамичный и ВЕСЕЛЫЙ мальчик».

Доказать таким родителям, что их ребенок действительно ведет себя неадекватно, можно, используя современную технику: записать драку или словесную перепалку на видео и предъявить запись в качестве аргумента.

Родительский комитет должен внимательно изучить школьный устав, в котором прописаны правила поведения в образовательном учреждении. Случаи нарушения устава нужно фиксировать для дальнейшей аргументации. Кстати, фиксация таких нарушений входит в обязанности классного руководителя. Как и объяснение педсовету, почему не удалось избежать конфликта.

Зачем школе медиаторы

Справедливости ради стоит отметить, что иногда действительно сложно установить, кто виноват в той или иной ситуации: учитель может «назначить» виновным ребенка, который был замечен в деструктивном поведении, но не выяснить реальную причину конфликта.

В 2010 г. российские законодатели подписали документ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

Согласно этому закону, в школах должны быть созданы службы примирения (или медиации): специальный орган, состоящий из работников образовательной организации, учащихся и их родителей, прошедших необходимую подготовку.

Их задача — урегулировать и минимизировать конфликты, возникающие как между учениками, так и между школьниками и преподавателями.

В Свердловской области, по данным директора Центра медиации Ольги Махневой, действует порядка 400 школьных служб примирения.

К слову, есть такая и в школе, где учится моя дочь. Но ничего о ее существовании она не знает. «Если такая служба у нас есть, почему они ничего не делают с этими уродами из 7 «В»: вчера сидим с Никой на перемене, болтаем, они просто проходили мимо, ударили меня портфелем по голове, Нику — по спине, обозвали и ушли как ни в чем не бывало», — возмущенно рассказывает мне Лера.

Если в классе есть ученик, который создает конфликтные ситуации, школьная служба примирения должна провести работу как с ним, так и с его родителями. Предпринять какие-то шаги медиаторы смогут после того, как зарегистрируют соответствующее обращение — оно может быть как от других учеников, так и от родителей, и от преподавателей.

Узнайте, есть ли в вашей школе служба примирения (медиации), и обратитесь туда с жалобой на ученика с деструктивным поведением. Служба примирения должна не только разобрать конкретную ситуацию и провести разъяснительную беседу, но и через какое-то время проверить, как развиваются события, полностью ли исчерпан конфликт.

Четыре действенных буквы — ПМПК

Если поведение сложного ребенка никак не меняется, родительский комитет может ходатайствовать перед классным руководителем о том, чтобы ученика направили на психолого-медико-педагогическую экспертизу (ПМПК).

Это комиссия, которая состоит из специалистов разных сфер — медиков, психологов, педагогов, которые с помощью разных тестов должны определить, может ли ребенок учиться в общеобразовательной школе либо ему будет лучше в коррекционном классе или на домашнем обучении.

Академические задолженности, асоциальное поведение, неумение адаптироваться в коллективе — это основания для направления детей на ПМПК. Еще одна категорией детей, которой необходимы рекомендации комиссии, — подозреваемые, обвиняемые либо подсудимые по уголовному делу несовершеннолетние дети.

Обычно угроза ПМПК заставляет родителей плотнее заняться воспитанием: мало кому хочется, чтобы его ребенок попал в специализированное учебное заведение.

Но здесь есть существенная сложность: провести такую экспертизу возможно только на основании заявления от родителей или законных представителей ребенка или с их письменного согласия.

Да и результаты экспертизы носят рекомендательный характер: если родители, несмотря на выводы ПМПК, не захотят перевести ученика в специализированную школу, выгнать из класса его никто не сможет.

Выход в данной ситуации один: родители других учеников совместно с классным руководителем должны объяснить, что прохождение ПМПК — лучший (или единственный) вариант для ребенка.

— Все родители подключили своих знакомых во всех инстанциях. Поставили на учет в милицию, постоянно проверяла родителей опека, с родителями мальчика постоянно разговаривали другие родители, не давая уходить от разговора. Угрожали. Может, жестко поступили, но родителей того мальчика и самого мальчика задавили в итоге, и в классе наступил мир и покой.

Некоторые родители используют совсем непедагогические меры, чтобы приструнить мешающего всем ученика. Главное — не переходить грань закона и попробовать вначале более правомерные способы.

— У знакомой в 8-м классе сын был, образовалась подобная неразрешимая проблема. Учителя не справляются, одноклассник срывает уроки. Знакомая — тетенька решительная, пришла, посидела на уроках. При ней хулиган присмирел.

Оказалось, что она подошла к нему и пообещала физически расправиться. Комплекция позволяла. Он ей, конечно, сперва загонял, что она не имеет права, но она ему объяснила, что ей пофиг на права, с ментами она договорится, а ему от этого легче не будет.

Вот такая непедагогичная история.

Жестко, но эффективно

Наиболее жесткие меры, которые могут применяться к ученикам с деструктивным поведением, — штраф и исключение из школы. Но они работают только в старших классах: учеников до 15 лет исключить из образовательного учреждения на законных основаниях невозможно.

Административный штраф накладывается на ребенка, совершившего серьезное правонарушение — начиная от порчи школьного имущества или кражи и заканчивая появлением в школе в состоянии опьянения. Штраф будут выплачивать его родители, законные представители или опекуны.

Менее жесткая, но тоже эффективная мера — постановка неблагополучного ученика на внутришкольный учет (ВШУ). В этом случае ученик и его семья попадают под пристальное внимание школьного психолога, социального педагога, педсовета школы, в особых случаях подключается опека.

Ребенок, поставленный на ВШУ, в обязательном порядке должен заниматься с психологом, в зависимости от ситуации занятия могут проводиться и с родителями. Педагоги могут в любой момент прийти с проверкой в семью ученика. Как правило, такой контроль отрезвляет и самого нарушителя, и его родителей, а занятия со специалистами дают положительный эффект.

Родители одноклассников могут ходатайствовать, чтобы ученика поставили на учет, если он:

  • систематически пропускает без уважительных причин учебные занятия;
  • был замечен в попрошайничестве;
  • неоднократно нарушал устав школы и правила поведения обучающегося;
  • не успевает по многим школьным предметам;
  • был замечен в употреблении психоактивных веществ.

Если, несмотря на принятые меры, ни учащийся, ни его семья не отреагировали на ситуацию, родительский комитет и педагоги, в соответствии с ФЗ «О системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», имеют полное право обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних.

Но все-таки главное правило, которым следует руководствоваться тем, кто мечтает избавить класс от неприятного ученика: не навреди.

«Иногда ни педагог, ни собственные, ни другие родители не задумываются, что они пытаются бороться… с ребенком. И это ужасно.

Надо стараться его услышать, понять, а борьба способна лишь сделать из ребенка изгоя и потенциального преступника», — считают опытные педагоги.

Иллюстрации: Сергей Логинов для 66.ru; архив 66.ru

Источник: https://66.ru/news/society/196383/

Юридический спектр
Добавить комментарий