Как избежать обвинения в краже, если присутствует давление со стороны сотрудников полиции?

Оскорбление сотрудника полиции: ожидание и реальность

Как избежать обвинения в краже,  если присутствует давление со стороны сотрудников полиции?

Алексей Поднебесный,

Есть такая статья в Уголовном кодексе: 319 «Оскорбление представителя власти».

Каким же, наверное, дерзким должен быть человек, совершающий такое преступление! Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

К сожалению, практика свидетельствует совсем об обратном: такой «преступник» часто оказывается совсем не таким, как ожидается.

В прошлом месяце один мой знакомый в Нижнем Новгороде столкнулся с такой ситуацией. Вышел вечером на улицу не совсем в трезвом виде и был задержан полицейскими.

Наутро из отдела полиции его выпустили, вот только он не обнаружил золотого обручального кольца, которое до задержания было, а после – исчезло.

Человек никогда ранее с полицией не сталкивался, представление о работе полицейских имеет только по героическим сериалам, показывающим доблестных полицейских во всей красе. Поэтому на счет пропажи кольца к полиции предъявлять претензии он даже и не подумал.

Но пропажа оказалась не самым неприятным событием: через день ему позвонил некий сотрудник полиции и сообщил, что во время задержания он, оказывается, нецензурно оскорблял сотрудников полиции, о чем они составили рапорта, по которым будет возбуждено уголовное дело за оскорбление сотрудников полиции…

Человек, по его словам, совершенно уверен, что никого не оскорблял, не на столько он был пьян, чтобы этого не помнить. Но свидетели говорили об обратном. Ах, да, свидетелями оказались сами же сотрудники полиции, которые везли его на полицейском автомобиле в участок.

Никто из прохожих, никто из сотрудников или посетителей в дежурной части оскорблений не слышал. Только задерживавшие гражданина сотрудники. После доставления в КАЗ человек мирно лег спать на лавку и никому неприятностей не доставлял.

Да и вообще, по характеру этот человек достаточно миролюбивый, к тому же вежливый и интеллигентный.

Тем не менее, было возбуждено уголовное дело, которое расследовал очень молодой следователь из Следственного комитета (бывшее следствие прокуратуры). На допросе этот следователь с усмешкой сообщил, что эта статья «популярная». При этом обвиняемого следователь сразу успокоил: ничего страшного в том, что гражданина обвиняют в этом преступлении нет.

Оказывается, очень просто прекратить это дело и полностью избежать судимости и наказания. Достаточно лишь признать свою вину и принести извинения потерпевшим от оскорбления сотрудникам полиции. В этом предложении практически все слова надо бы брать в кавычки, потому что все термины: вина, извинения, потерпевшие – не выражают ожидаемого от них содержания.

Вины – нет, человек ничего не совершал преступного, извинения – фарс и пустая формальность, потерпевшие – это фактически лжесвидетели, оговаривающие невиновного человека… Но доказательств этому нет! Человек загнан в угол и лишен возможности доказать свою правоту. Здравый смысл здесь не работает.

Торжество формальной системы доказательств и инквизиционного процесса, заклейменных и отвергнутых в юридических учебниках.

Адвокат – на стороне следователя и ненавязчиво намекает подзащитному, что настаивать на своей невиновности бесполезно, и приведет лишь к осуждению и наказанию, которое никому не нужно.

Следователю нужны показатели в отчетности о количестве расследованных и направленных в суд уголовных дел, полиции – показатели «раскрытых» преступлений, прокуратура и суд обслуживают и покрывают элементы системы, с которыми работают в единой связке…

Не имея ни одного свидетеля на своей стороне, перед угрозой судимости, наказания, неблагоприятных последствия всего этого на работе и карьере, гражданин решил принять правила игры, навязанные ему системой.

Недавно закончился суд, который прекратил это уголовное дело в связи с деятельным раскаянием и примирением с потерпевшим.

Гражданин остался несудимым, для него это важнее этической стороны данного процесса, государственные органы, провернувшие эту фабрикацию – получили нужные им единицы для отчетности.

Такая история меня с одной стороны не удивила, потому что такой способ фабрикации уголовных дел я описал в своей книге «В Круге Втором» еще в 2005 году. А с другой стороны, удивила, потому что прошло столько времени, а в работе, вернее, преступной деятельности полиции, следствия, прокуратуры и суда ничего не изменилось! И сделать с этим ничего нельзя, т.к.

все рассказы об этом для контролирующих и надзорных органов (прокуратуры, суда) ничего не значат, для них – это домыслы и слухи, вымыслы, призванные опорочить доблестную полицию, подорвать ее авторитет в глазах населения, кем – вы и сами знаете, врагами, пятой колонной, нацпредателями… Фабрикация уголовных дел в отношении невиновных в России превратилась в слаженную, отточенную систему взаимодействия и покрывательства преступлений друг друга со стороны полиции, сотрудники которой продуцируют лжедоносы и лжесвидетельства в отношении невиновных; следствия, где следователи, зная, что человек не виновен, возбуждают уголовное дело по лжедоносу и ложным показаниям полиции, прокуратуры, которая покрывает эту практику, и суда, где судьи штампуют приговоры в отношении невиновных. Все элементы этой системы утешают себя (и жертву своих преступлений) тем, что суд по таким делам заканчивается прекращением дела в связи с «деятельным раскаянием». Вот так и моему знакомому следователь объяснил, что «ничего страшного», дело в суде прекратят по этому основанию, если жертва «признает вину», судимости не будет. Все довольны. Неужели, чтобы поверить в то, что полиция, следствие, прокуратура и суд в России совершают преступления, осуждают невиновных – и всего лишь ради имитации своей работы по борьбе с преступностью – неужели, чтобы поверить в это, каждый должен лично испытать это на себе? Мое дело, кстати, сфабриковано по этой же схеме: подставной «потерпевший», совершающий лжедонос, и два подставных лжесвидетеля. Все прямо или косвенно связаны с полицией. Судья уже высказал свою позицию адвокату: будет обвинительный приговор, если я не «признаю вину» и не «примирюсь» с лже-потерпевшим. Преступная система обвинения невиновных отточена и не дает сбоев – пока общественность молчит и «все довольны»…

Привожу отрывок из моей книги 2005 года, где я описал фабрикацию уголовных дел по вышеописанной схеме именно по статье 319 УК РФ, в те годы это было нужно следствию прокуратуры для имитации плодотворной работы по расследованию и направлению в суд дел прокурорской подследственности. С тех пор, как показала практика, мало что изменилось.

А. Поднебесный. «В Круге Втором». Отрывок. Как я убедился в своей работе, прокуратура района закрывает глаза на фактически известные злоупотребления сотрудников РУВД, так как в противном случае прокуратуре не удастся побеждать в отчетной игре. Дело в том, что прокуратура не занимается раскрытием преступлений.

Только в телесериалах следователи прокуратуры раскрывают преступления, на практике же следователь прокуратуры занимается расследованием уже раскрытого преступления. За раскрываемость отвечает милиция – РУВД. Не будет необходимого количества раскрытых милицией преступлений – не будет показателей у прокуратуры.

На каждого следователя прокуратуры по указанию прокурора области Демидова (уволен в 2006-м году после многочисленных вскрывшихся нарушений, в т.ч. и благодаря публикации моей книги, ныне пристроен зам.министра юстиции – прим.автора) необходимо иметь по два направленных в суд уголовных дела в месяц.

Конкретные механизмы, которые используют прокуроры районов для побед в этих отчетных играх, могут несколько отличаться, но в целом система одна: лояльность прокуратуры к злоупотреблениям милиции в обмен на необходимое количество раскрытых уголовных дел для прокуратуры. Так в Канавинском районе на поток поставлено раскрытие уголовных дел, связанных с оскорблением сотрудников милиции.

Почти 90 % плана по прокуратуре по направлению уголовных дел в суд приходится на эту категорию дел. Механизм таков: сотрудники милиции задерживают подвыпившего субъекта и доставляют его в отделение милиции. Человек, естественно, начинает возмущаться.

На это сотрудники милиции тут же составляют рапорта о том, что задержанный их оскорбил грубой нецензурной бранью, после чего задержанный сразу же освобождается.

По этим рапортам возбуждается уголовное дело по статье 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти», а так как оскорблены (то есть являются потерпевшими) сотрудники милиции, то расследование этого дела отнесено законом к подследственности прокуратуры.

Ни сами сотрудники милиции, ни следователи прокуратуры не скрывают, что в большинстве случаев никакого оскорбления в действительности не происходило. Практически по всем таким делам в качестве «свидетелей» этих оскорблений выступают одни и те же подставные лица – стажеры милиции или родственники, знакомые, любовницы и т.п «оскорбленных» сотрудников милиции.

Протоколы допроса этих «свидетелей» следователи прокуратуры готовят на компьютере путем копирования одних и тех же текстов, когда-то ранее подготовленных, меняя в них только фамилии обвиняемых и те или иные конкретные обстоятельства. Даже фразы, которыми обвиняемые «оскорбляли» сотрудников милиции остаются из дела в дело идентичными.

Сами «свидетели» при «допросах» самих себя не присутствуют, приходят только расписаться в протоколе допроса, подготовленном следователем прокуратуры. То же самое и с «потерпевшими» – «оскорбленными» сотрудниками милиции.

Сами сотрудники милиции за фабрикацию таких дел тоже получают поощрения, рапорт о таком преступлении приравнивается к раскрытию реального преступления, например, кражи, грабежа, и поэтому чем больше «оскорблений» претерпят сотрудники милиции, тем выше будут статистические показатели и Канавинского РУВД.

Такими «оскорблениями» милиционеры иногда делятся друг с другом, когда, например, у кого-то не хватает показателей в отчетном месяце. Так, задержать человека, который «оскорбил» при задержании сотрудников, могут одни сотрудники, а оформить могут на других сотрудников. Если клиент был сильно пьян, то он, как правило, не помнит, кто именно его задерживал.

Когда же его начинает допрашивать следователь прокуратуры о том, кто его задерживал и кого он оскорбил, то обвиняемый может сказать, что задерживал его сотрудник милиции на вид толстый и маленького роста, а по материалам дела окажется, что этот милиционер худой и высокий. Если бы не погоня за статистическими показателями, то дела бы такие не возбуждались бы в таком количестве.

Об обоснованности, точнее о полной необоснованности возбуждения таких дел наглядно свидетельствует тот факт, что практически все они прекращаются в суде.

Основанием прекращения служит примирение сторон, что по прокурорской отчетности считается так называемым нереабилитирующи основанием, то есть считается, что преступление было, но ввиду примирения сторон суд прекращает уголовное преследование подсудимого. Здесь есть еще одна уловка прокуратуры.

Если потерпевший и обвиняемый примирились, то дела небольшой тяжести, каковыми и являются дела об оскорблении сотрудников милиции, могут быть прекращены и в ходе следствия. Нецелесообразно направлять такие дела в суд, поскольку суду не остается ничего иного, кроме как прекратить такое уголовное дело.

По сути направляя в суд такие дела прокуратура необоснованно загружает суд ненужной работой, которую могла бы проделать сама, то есть прекратить уголовное деле по тем же самым основаниям и руководствуясь той же самой статьей 25 УПК РФ «прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон».

Но это приведет к ухудшению прокурорской отчетности, фактически лишит смысла всю затею с возбуждением таких дел. Если дело, возбужденное прокуратурой, прекращается самой же прокуратурой, то в существующей отчетной системе считается, что не было оснований возбуждать такое дело, то есть оно было возбуждено незаконно, что грозит взысканием прокурору и негативно сказывается на отчетности. Но если в такой же ситуации такое же дело прекращается в суде, то для прокурорской отчетной системы это не имеет никаких негативных последствий. Дело в суд направлено, свою «работу» прокуратура выполнила, а как дальше с делом поступит суд, по большому счету прокуратуру это не касается. Поэтому дела прекращаются только в суде. Примирение с потерпевшим – это «нереабилитирующее» основание прекращения уголовного дела, такое основание не портит отчетности. Однако рассматривая эту ситуацию с точки зрения истины, реальной действительности, а не лживой прокурорской «потемкинской» отчетности, всегда нужно помнить, что в таких делах обвиняемые вынуждены признавать свою вину под давлением подставных свидетелей, и примирение является фикцией, поскольку в большинстве случаев не было и никакого оскорбления. Даже если предположить, что оскорбление имело место, то все равно в тех случаях, когда дело направляется прокуратурой в суд и судом прекращается, это значит, что прокуратура занимается исключительно показушной, не нужной обществу и налогоплательщикам работой, зря тратит наши с вами деньги. Такая «работа» прокуратуры направлена исключительно на цели собственного воспроизводства, призвана имитировать бурную деятельность.

С такой практикой, когда с целью создания видимости большого числа расследованных и направленных в суд уголовных дел сотрудниками милиции под руководством прокуратуры в больших количествах фальсифицируются уголовные дела об оскорблениях сотрудников милиции, я столкнулся только в Канавинской прокуратуре. В Шахунской прокуратуре такими делами не занимаются. Так, за два с половиной года моей работы в Шахунском районе только одно или два подобных преступления (статья 318 УК РФ) было совершено. И это реальный показатель количества подобных преступлений, именно столько – одно или два за год, совершается их в действительности. В Канавинском же районе в 2004 и 2005 гг ежемесячно возбуждалось более двадцати уголовных дел по фактам оскорблений сотрудников милиции. Это говорит о том, что большинство этих дел сфальсифицированы.

Источник: https://7x7-journal.ru/posts/2014/10/24/oskorblenie-sotrudnika-policii-ozhidanie-i-realnost

«Как тещу охранники „Пятерочки“ на 2500 рублей развели»

Как избежать обвинения в краже,  если присутствует давление со стороны сотрудников полиции?

Все доброго времени суток, это маленькая история об одной Пятёрочке рядом с моим домом, данная история не является критикой, указанием к действию или бездействию, не должна нести смысловой нагрзуки и пишу я ее, только для того, что бы читатели не попали в такую же ситуацию. На фото рандомная Пятёрочка, автор указан.

Предистория, в одном из районов Москвы, когда то снесли все пятиэтажки, еще давно лет 15 назад и вместо них построили много домов по 44-ому проекту (там еще буквы я так не помню, а искать лень).

Дома муниципальные и так вышло что когда-то моя будущая теща с моей будущей женой переехали в эти дома. Открыли рядом Пятёрочку, ну и как-то она им приглянулась, от дома две минуты, после работы удобно зайти, не дорого, качество соответствует ценам. Кароче удобный магазин рядом с домом.

И ходят они в нее уже лет 10, кассиры уже все знакомые, можно и закупиться и поболтать постоять.

А теперь сама история, теща сидела на больничном с высоким давлением, почувствовав себя лучше решила сходить в магазин за продуктами, набрала того-сего, примерно на 1800 рублей, оплатила все, разложила по пакетам, и отправилась с тележкой на выход. В этой Пятёрочке сделан отдельный тамбур с камерой хранения и тележками.

Пока она она дошла, к ней подошел администратор магазина и охранник, без формы в потасканных трениках, не русский, из ближайшей азии. Они в устной форме выразили подозрение что теща хотела что-то украсть. Поскольку теще и так не здоровилось, да и 50 с лишним лет человеку, она растерялась и что делать в такой ситуации не понимала.

Они просмотрели ее пакеты, сумку, а потом нашли в тележке, закатившейя за сумку шампунь, стоимостью 150 рублей. Теща говорит, господа, я не заметила, давайте оплачу.

А они говорят нет, пройдемте в подсобку, теща говорит мне плохо я сейчас себе скорую вызову, а они говорят мол а мы вызовем полицию, ну тут теще совсем похреновело и она пошла в подсобку.

Там, после оказания небольшого давления, администратор предложил в итоге вариант с оплатой злополучного шампуня, а вот охранник стоял на своем, грозил милицией и предложил заплатить штраф.

2500 рублей были пробиты на кассе сигаретными пачками в виде штрафа…

Теща оплатила их с карты и отбыла домой, пить валокордин и валерьянку и что-там еще пьют.

К счастью карточка была оформлена на жену, а она человек более грамотный в этих вопросах, получив подряд две смски о списании она обратила внимание на вторую сумму, если 1800 с копейками было понятно, то ровные 2500 ее смутили и позвонила она маме с вопросом, мол что она там такого интересного прикупила. А после короткого диалога, поняв всю неадекватность ситуации, отправилась в пятерку, благо ехала с работы пораньше и уже была около метро в ожидании автобуса.

По дороге захватила карточку и пришла в магазин, позвала администратора, представилась дочкой и по совместительству адвокатом 🙂 Прошла с администратором в подсобку и начался интересный разговор, суть проста, жена спрашивает какого буя вы берете штраф с физ.

лица, кто вы собственно такие, ответ типа это мы ща полицию вызовем… Жена говорит, вызывайте, администратор звонит участковому, ну или делает вид что звонит, а тот типа не берет.

Они такие, ну мы типа правы мы магазин, ваша мать воровка, ну и что, что там продуктов было на 1800, шампунь то за 150 стащила! Жена говорит, вы нарушаете закон, я сейчас сама позвоню 112 и буду писать на вас заявление, они такие ну не надо 112 ну зачем, давайте мы вам вернем штраф… Идут они с этим охранником в трениках на кассу и через 2 минуты деньги мгновенно возвращаются на карту.

Забавная история не правда ли? Теща конечно переволновалась, не сообразила, не позвонила старшей дочери, которая и есть настоящий адвокат, да к тому же состояла в органах, не позвонила младшей дочери или мне. Но человек уже в возрасте, неделю с давлением под 200 любого могут подкосить, да разум подтупить.

А вы, уважаемые читатели помните главное:

– Ни в какие подсобки ни с кем не ходить.

– Ни в какие разговоры и перепалки с сотрудниками не влезать.

– Если они считают что вы что-то украли – пусть вызывают 112

– Если они вас задерживают дольше пяти минут и никого не вызывают, вызывайте сами.

– Если вы действительно забыли что-то оплатить и машинально сунули в пакет, то знайте, если сумма покупки не оплаченных товаров меньше 1000 рублей, полиция даже не поедет на вызов. А если приедет, то проблемы будут у магазина, так как кража до 1000 рублей не является по сути преступлением. (Ну в комментах кто-нибудь объяснит подробней)

– Обыскивать вас имеют право только сотрудники полиции в присутствии двух понятых, которые не работники магазина или иного места где собственно вы находились, это сумки пакеты рюкзаки.

– Для личного досмотра двое понятых должны быть одного с вами пола, сам досмотр должен проходить в гигиеническом чистом помещении.

– Штраф вам может выписать только орган власти, МВД, суд,  и т.п.

– Вы не обязаны признавать что, вы что-то украли или хотели украсть, есть 51 статья конституции (вроде 51ая)

Даже если вы действительно немного клептоман(ка), вы всегда можете либо оплатить эту вещь, раз она уж вам так понравилась, либо отказаться от нее.

Всем удачного дня и ночи и помните о своих правах, а если испуганы и не осознаете что происходит, звоните родным, они подскажут 🙂

Источник: https://pikabu.ru/story/veselaya_pyatyorochka_ili_razvod_na_lokha_6290813

Как вести себя на допросе

Как избежать обвинения в краже,  если присутствует давление со стороны сотрудников полиции?

Никаких дружеских бесед с работниками правоохранительных органов не бывает: если полиция хочет с вами пообщаться, это допрос или опрос. Идти на него без адвоката категорически не рекомендуется. Не стоит путать допрос с опросом.

Допрос проводят в рамках уголовного дела, а опрос — при проверке; в последнем случае отвечать на вопросы вообще необязательно. Подобная же разница — между обыском и обследованием помещения. Обыскивают помещение исключительно в рамках уголовного дела, при этом полицейские могут выбивать двери, срезать замки и всё забирать.

А при проверке ничего такого они делать не вправе и вообще их можно даже не пускать.

В законе нет указаний на то, что граждане обязаны давать объяснения представителям правоохранительных органов. Не предусмотрена и ответственность за отказ от объяснений. Есть лишь санкции за отказ от дачи показаний на допросе в ходе уголовного расследования или рассмотрения дел об административном правонарушении.

По сути вы можете просто отказаться давать какие-либо объяснения и не называть причину, сославшись на статью 51 Конституции РФ, в соответствии с которой никто не обязан свидетельствовать против себя, своего супруга (супруги) и близких родственников.

Право работников правоохранительных органов может быть реализовано только в случае взаимного согласия.

Если вы уже находитесь в отделении или сотрудники полиции, пришедшие в офис, требуют от вас показаний сию минуту, откажитесь. Всегда лучше промолчать, если вы сомневаетесь в том, как правильно отвечать на поставленные вопросы. Потом, проконсультировавшись с адвокатом, вы сможете заявить о своём желании дать показания, и сотрудники полиции обязаны будут вновь вас опросить.

Как обычно ведут допрос

Нужно чётко понимать, что друзей, единомышленников или сочувствующих в заведениях, куда могут пригласить на допрос, нет и быть не может. У следователя и обвиняемого принципиально разные цели. Задача первого — раскрыть преступление и улучшить отчётные показатели.

Задача второго — по крайней мере не ухудшить своё положение и не навредить себе. Поэтому, как бы следователь себя ни вёл, не думайте, что он хочет вам помочь. Вежливость и показной интерес — это только инструменты для того, чтобы разговорить собеседника и получить недостающие сведения.

Если бы следователь всё знал и имел доказательства, то с вами бы не общался. Верить ему не стоит, а тем более нельзя соглашаться на сотрудничество. И дело не в том, что все следователи — плохие люди. Наоборот, может быть, они очень хорошие и добрые.

Но их работа — выуживать из людей информацию и сажать их. У вас разные цели и задачи. 

Во время допроса следователь обязательно будет использовать приёмы психологического воздействия. Его задача — разоружить человека, вывести его из психического равновесия, зародить сомнения в правильности выбранной позиции, другими словами — загнать вас в состояние, которое в психологии обозначается термином фрустрация. Для этого он будет менять тональность, темп и направленность разговора.

Приём, который использует каждый профессиональный следователь, — это создание у человека преувеличенного представления об имеющихся у полицейского доказательствах. Цель — заставить вас поверить, что он знает всё. Не додумывайте ничего за следователя. Пусть он сначала скажет, что ему известно, приведёт доказательства, а потом уже вы можете отреагировать. Не облегчайте ему жизнь, усложняя свою.

Поведение следователя направлено
на то, чтобы расстроить, расшатать вашу защиту, найти изъяны
в выбранной вами линии поведения

Следователи на допросе прибегают к типовым приёмам. Вот к чему стоит быть готовым: в начале беседы следователь попытается установить психологический контакт с подозреваемым, создать атмосферу доверия, возможно, будет вести разговоры на нейтральные темы.

Доказательства предъявляются по возрастанию значимости — самое убедительное приберегается на потом, всегда используется фактор внезапности. Не исключены неприязненные высказывания (или провоцирование на них подозреваемого) в отношении участников событий, не присутствующих на допросе.

Вероятно, следователь будет создавать преувеличенное представление об осведомлённости полиции, приводить моральные доводы и делать упор на совесть подозреваемого.

Поведение следователя направлено на то, чтобы расстроить, расшатать вашу защиту, найти изъяны в выбранной вами линии поведения. Его задача — добиться, чтобы вы начали помогать ему в достижении его целей.

Если следователь внезапно стал повышать голос или запугивать вас, воспринимайте это как хороший знак. Скорее всего, это значит, что обвинение зашло в тупик, а следователь кричит, нервничает или злится от осознания собственного бессилия.

Так что в случае любой агрессии со стороны следователя мысленно похвалите себя, замолчите и ждите, пока он перед вами извинится. Если извинений не последует, а давление и оскорбления продолжатся, смело требуйте другого следователя.

Лучше, конечно, это делать через своего адвоката, который обратится с жалобой к руководителю следственного подразделения или в прокуратуру.

Как стоит себя вести

Правильный психологический настрой на допросе — залог вашего успеха. Не стоит философствовать, вступать в полемику или демонстрировать свои ораторские способности. Повторю, что задача следователя — вас разговорить.

Не помогайте ему! На все вопросы надо отвечать как можно более кратко и по существу. Желательно ограничиваться словами «да» или «нет». Чем больше человек говорит на допросе, тем проще ему запутаться, быть уличённым в нестыковках и тем легче следователю уцепиться за что-то.

Человек растерян, он становится более уязвимым, им можно манипулировать и загонять в угол.

Следователь — профессионал. Будьте профессиональны и вы. Если вопрос требует описания, выражайтесь как можно лаконичнее. Каждое слово должно быть как следует обдумано. Помните, что вы не ограничены во времени (минимальное время допроса не установлено, максимальное — восемь часов).

Настройте себя на медленный темп: вам спешить некуда. Отвечайте даже на самые простые вопросы не торопясь, используйте паузы. Приучайте следователя к такому темпу разговора. Если он начинает вас подгонять, честно признайтесь, что немного волнуетесь и вам не по себе.

Испытывать чувство дискомфорта в такой ситуации совершенно естественно.

Во время допроса следователь обязан вести протокол. Ваш адвокат проследит за этим, но вы тоже имеете право вести свои записи, в том числе фиксировать вопросы следователя.

Не упустите эту возможность! Имейте при себе блокнот и ручку. Это даст вам время на обдумывание вопросов и ответов и снизит волнение. Пусть нервничает следователь, а не вы.

Также не забудьте взять с собой питьевую воду и таблетки от головной боли. Используйте их по мере необходимости.

Не имеет значения, виновны вы
или нет, — ведите себя как человек, который невиновен

Вам выгодно всё, что даст дополнительное время на обдумывание. Если вопрос непонятен или вы не знаете, как на него отвечать, ограничьтесь фразой «затрудняюсь ответить». Всё, что сказано на допросе, возможно, будет использовано против вас в суде…

если до него всё-таки дойдёт. По статистике, обвинения во многом строятся как раз на показаниях, полученных во время допросов, то есть именно ваши слова и ваши формулировки могут быть использованы против вас и сделают вас обвиняемым.

При допросе мелочей не бывает.

Отдельно следует остановиться на отличиях в поведении виновного и невиновного человека. Невиновный, как правило, отвечает на прямое обвинение бурной отрицательной реакцией. Виновный придерживается выжидательной позиции. Невиновный постоянно обращается к конкретным пунктам обвинения, опровергает их фактическими доводами.

Виновный уходит от конкретных пунктов и избегает возврата к главному обвинению. Невиновный активен в своей защите. Виновный пассивен: он знает, в какой степени доводы против него верны, и ведёт себя соответственно. Невиновный остро переживает перспективу позора, осуждения со стороны сослуживцев, близких и знакомых. Виновный интересуется лишь возможным наказанием.

Не имеет значения, виновны вы или нет, — ведите себя как человек, который невиновен.

Со следователем нужно общаться так же, как и с любым другим должностным лицом: вежливо, корректно, но ни в коем случае не заискивающе и не извиняющимся тоном. Следователь делает свою работу, а вы — свою.

Какие бы вопросы следователь ни задавал, как бы ни испепелял вас взглядом или, наоборот, как бы ни был с вами притворно мил и любезен, старайтесь сохранять спокойствие и хладнокровие, не впадайте в панику. Помните: паника и здравомыслие несовместимы. А ясность сознания и понимания происходящего в беседе со следователем вам крайне необходимы.

Допрос — это и схватка двух людей на правовом поле, и борьба двух характеров, в которой все действия следователя направлены на подавление психики обвиняемого.

Подробнее о взаимоотношениях с полицией можно прочитать в книге Александра Селютина «Полицейская проверка», вышедшей в издательстве «Альпина Паблишер»

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/direct-speech/172853-dopros

Самая полная инструкция по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности

Как избежать обвинения в краже,  если присутствует давление со стороны сотрудников полиции?
Юридическая энциклопедия “МИП” » Инструкции » по судебным и следственным ошибкам

Статья написана бывшим сотрудником аппарата прокуратуры РФ, младшим советником юстиции Сафроновым С.В.

Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.

После этого поговорим про вынесение судами незаконных и необоснованных приговоров, рассмотрим примеры.

Попробую изложить все простым языком, несильно углубляясь в тонкости юридической терминологии, чтобы было намного понятнее, что я хочу сказать.

Итак, всем известно, что УПК РФ устанавливает на всей территории РФ состязательный порядок уголовного судопроизводства. Что это значит? В процессе участвует две стороны – сторона обвинения, которая выступает против обвиняемого, и сторона защиты (в гражданском процессе, для сравнения, участвуют истец и ответчик).

Сторону обвинения представляет прокурор (помощник прокурора, заместитель прокурора), потерпевший, а сторону защиты – подсудимый и его адвокат. Адвокат, выступая как представитель подсудимого и его доверитель, подтверждает свои полномочия ордером и адвокатским удостоверением.

Каждая сторона во время судебного разбирательства представляет суду свои доказательства, заявляет отводы (самоотводы) участникам судебного процесса, протесты.

Обеспечение явки свидетелей (неявка свидетеля не рассматривается как отказ от дачи показаний) осуществляется государственным обвинителем, который, как правило, оформляет поручение следователям и сотрудникам оперативных подразделений.

 По окончании судебного процесса судья делает вывод о виновности или невиновности подсудимого, а также о правильности квалификации его деяний органами следствия и о наказании за совершенное преступление. Принятое судом решение может быть обжаловано в суде высшей инстанции.

Как показывает моя практика, если дело доведено до суда, подсудимый будет осужден в 90% случаев.

И лишь 10% остается на то, что в суде могут всплыть так называемые «подводные камни» (изменятся обстоятельства, истекут сроки давности, убеждения в виновности подозреваемого могут поменяться в силу собранных адвокатом доказательств, приглашение нового свидетеля и т.п.), и дело будет прекращено либо подсудимый будет оправдан.

Таким образом, напрашивается вывод – чтобы обвиняемый мог по максимуму обезопасить себя от возможного наказания и последующей судимости, добиться смягчения наказания, необходимо приложить максимум усилий в ходе предварительного расследование уголовного дела, то есть до суда.

Нужно заключить типовой договор (соглашение) с адвокатом на оказание юридической помощи, который включает в себя следующие примерные разделы, регулирующие отношения адвоката и клиента: предмет и порядок выполнения соглашения, срок действия соглашения, порядок его расторжения.

В содержании договора указываются дополнительные условия. оговоренные при заключении соглашения, адреса и реквизиты сторон. Услуги адвоката оплачиваются непосредственно при заключении соглашения.

Если адвокат участвует в уголовном процессе по назначению суда (а не по договору), то процессуальные издержки ему возмещаются.

И работа защитника должна начинаться не с момента возбуждения дела в отношении подзащитного, а уже в ходе проведения предварительной процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144 – 145 УПК РФ.

Данная проверка заключается в собирании органом предварительного расследования различных данных (документов, вещей, опросов лиц, розыска свидетелей, потерпевших, пострадавших и т.д.

), на основании которых будет сделан вывод о необходимости возбуждения уголовного дела либо об отказе в возбуждении и непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию.

Поэтому, в ходе данной проверки подозреваемому нужно давать пояснения только в присутствии защитника. Так вы сможете избежать давления со стороны органов следствия, которое имеет место при расследовании многих уголовных дел.

В некоторых случаях, когда доказательства практически отсутствуют, есть смысл воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и вообще отказаться давать какие-либо пояснения.

По крайней мере, до консультации с вашим защитником не стоит давать пояснения по поводу даже явных недоразумений, исключающих ваше участие в конфликте, в результате которого возбуждено уголовное дело. 

Как показывает моя практика, порядка 30 процентов уголовных дел возбуждается именно на первичных показаниях потенциального подозреваемого. Особенно если человек ранее не попадал в подобную ситуацию и теперь ему нанесли визит сотрудники полиции, он обязательно растеряется.

Испытав психологическое давление (угрозы, оскорбления, клевета, шантаж, предложение сотрудничать со следствием, обещания не привлекать к ответственности и т.д.), человек принимает решение сознаться в преступлении, даже которого не совершал, но к которому привлекается как подозреваемый.

В будущем отказаться от показаний, изменить их очень сложно, а доказать факт применения незаконных методов расследования со стороны сотрудников полиции практически невозможно.

Именно поэтому, при возникновении такой непредвиденной ситуации как проведение в отношении вас процессуальной проверки незамедлительно обращайтесь за помощью к адвокату.

Это должен быть не начинающий адвокат, который недавно как студент защитил диплом и прошел преддипломную практику, услуги которого стоят недорого, а опытный адвокат, довольно известный, который может быть и не защищал знаменитостей и общественных деятелей, не имеет в своей практике так называемых “громких” дел, но который имеет обширную юридическую практику. Услуги опытного адвоката платные и гонорар немаленький, но нанимать стоит все же опытного правоведа, потому что качество оказываемых им услуг (защита обвиняемого в суде) намного выше. Узнать, сколько стоят услуги адвоката Вы можете посмотрев прейскурант с указанием цен (прайс-лист) на сайте адвокатского бюро. Стоит отметить, что нанятый Вами адвокат должен иметь узкую специализацию: это должен быть именно адвокат по уголовным делам, а не автоюрист/автоадвокат, адвокат по ДТП, семейный адвокат или адвокат по экономическим преступлениям. В данной ситуации — это крайне важно. Специфика ведения уголовных дел в судах общей юрисдикции и дел, касающихся  хозяйственной деятельности предприятий, в арбитраже различна.

Допуск адвоката в уголовное судопроизводство возможен с момента задержания подозреваемого, заключения под стажу или предъявления обвинения. Все необходимые процессуальные действия до возбуждения уголовного дела должны пройти под контролем вашего адвоката, который осуществляет сопровождение клиента и добивается прохождения данного этапа без нарушений закона.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда уголовное дело уже возбуждено.

Начинается предварительное расследование с вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела (далее – ВУД). Сразу оговоримся, что в случае несогласия с вынесенным постановлением последнее может быть обжаловано лицу, осуществляющему руководство следственного органа, прокурору либо в суд. Именно постановлением о ВУД открывается первая страничка уголовного дела.

Теперь рассмотрим типичные ошибки из моей практики, которые я и мои коллеги выявляли в этом процессуальном документе и которые могут повлиять на дальнейшую судьбу уголовного дела.

Так, часто следователь забывает ставить в документе дату и время его вынесения (либо ставится неверно), неправильно определяет квалификацию деяния, выносит постановление от имени другого лица, что являются грубейшими нарушениями.

  • 1) Неверное указание времени вынесения постановления повлекло его отмену прокурором.

Источник: https://advokat-malov.ru/voprosyi-i-otvetyi/instrukcii/po-sudebnym-i-sledstvennym-oshibkam.html

Меня задержали. Что делать? — Meduza

Как избежать обвинения в краже,  если присутствует давление со стороны сотрудников полиции?

Соблюдение вами законов не гарантирует, что их будут соблюдать по отношению к вам.

Известно множество случаев, когда людей не просто задерживали, а арестовывали и приговаривали к реальным срокам по абсурдным обвинениям.

А в административном порядке, как показывает мониторинг ОВД-Инфо, задержать вас могут вообще без каких-либо веских оснований — например, если вы играете в петанк в парке или пускаете мыльные пузыри.

Первым делом нужно сообщить родственникам или друзьям о том, что случилось, и где вы находитесь. В январе 2016 года вступил в силу закон о «праве на звонок» для задержанных по уголовному делу.

Раньше закон требовал уведомлять родственников подозреваемых в совершении преступления в течение 12 часов с момента задержания, причем это мог сделать и следователь. Новый закон предоставляет право на телефонный звонок самому подозреваемому и не позже, чем через три часа после того, как его доставили к следователю.

Звонить можно только в присутствии сотрудника правоохранительных органов. Неуспешные попытки дозвониться не учитываются — закон дает право на разговор, а не на звонок. 

Для задержанных по административным делам ничего не изменилось: как и раньше, они имеют право позвонить своим близким «в кратчайший срок», но не позднее трех часов с момента задержания.

Кроме того, по просьбе задержанного сотрудники полиции обязаны сообщить, где он находится, его защитнику, а также по месту работы или учебы задержанного.

Де-факто, полиция как правило не забирает мобильные телефоны у задержанных в административном порядке — так что право на звонок ограничено разве что зарядом телефона. 

Первые часы после задержания самые ценные для следствия и самые страшные для задержанного. Если ни родственники, ни адвокаты не знают, где вы, на вас легко оказать давление и вы можете признаться в таких преступлениях, о существовании которых даже не подозревали.

Пока вы изолированы от внешнего мира, вам могут даже не говорить, где именно вы находитесь — если с вами случится что-то плохое, установить, где это случилось и кто виноват, будет почти невозможно.

Сигнал наружу о том, как и где вас задержали, где вы находитесь, хоть как-то гарантирует вам безопасность. А в лучшем случае — и свободу.

По закону человек, которого задержали по подозрению в уголовном преступлении, может звонить только родственникам и близким, так что лучше им и звонить — если понадобится, они, в свою очередь, должны найти юридическую помощь.

Определение понятия «близкие» можно найти в Уголовно-процессуальном кодексе.

Если вас задержали на публичном мероприятии или из-за вашей политической или общественной деятельности — звоните на горячую линию ОВД-Инфо, это увеличит ваши шансы выйти на свободу целым и невредимым. 

В законе это не оговорено. Там сказано, что право на звонок предоставляется «в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения». Так что едва ли вам позволят обсуждать подробности или говорить на другие темы. 

Не более двух суток. Задержание — временная мера, поэтому прежде всего надо следить за часами. Если вас задержали в рамках уголовного дела, то задержание не может длиться более 48 часов: в этот срок вам должно быть предъявлено обвинение и суд должен или принять решение о мере пресечения, или отпустить вас на свободу.

Срок административного задержания не может превышать трех часов с момента доставления задержанного в отдел полиции — до 48 часов оно может длиться только в том случае, если вам предъявляют административное правонарушение, предусматривающее административный же арест, или в случае если не удалось установить вашу личность. 

На бумажки. Всякое дело — административное или уголовное — состоит из документов. Шансы на положительное решение вашего дела в суде многократно возрастают, если какие-либо документы оформлены с нарушением процессуальных норм. Во всем остальном, с высокой долей вероятности, суд будет опираться на слова полицейских, а ваши слова признает не заслуживающими доверия.

Любой полицейский документ — протокол об обыске, задержании или административном правонарушении — содержит множество обязательных полей, а времени на их грамотное и своевременное заполнение у сотрудников полиции мало.

Ваша задача — добиться того, чтобы ваши показания — если вы их даете — были переданы верно, а все остающиеся свободными места были заполнены прочерками.

Также вы имеете право — и это важно — на получение копии протоколов: это позволит вам и вашим юристам подготовиться к суду и не позволит полицейским создать подложный документ уже без вашего участия.

Если в ходе составления протоколов вы обнаружили ошибку — например, сотрудник полиции не попросил вашей подписи, не написал дату или написал ее неверно и т. д. — не поправляйте его: каждая ошибка играет вам на руку.

Самое важное право — молчать.

Сославшись на 51-ю статью Конституции (никто не обязан свидетельствовать против себя самого), вы можете ничего не сообщать задержавшим вас сотрудникам полиции или следователям.

При прочих равных, до консультаций с опытным юристом не стоит давать правоохранительным органам вообще никакой фактологической информации о себе и своих действиях. Нет информации — нет дела.

Закон гарантирует задержанным множество других прав (о которых, по закону о полиции, им должны сообщить при задержании): право на защиту, переводчика, медицинскую помощь, получение передач с едой и предметами первой необходимости, если задержание длится более трех часов — на горячую еду, а в ночное время — на место для сна. Разработанные правительством нормы регулируют бытовые аспекты содержания задержанного, включая температуру в камере, рацион питания и порядок выхода в туалет.

Самые разные. Если вы не знаете своих прав, то даже самые базовые из них могут быть нарушены сотрудниками полиции. В докладах правозащитников описаны различные нарушения при административных задержаниях — от превышения сроков задержания до недопуска скорой помощи и юристов.

Часто сотрудники полиции норовят взять у задержанных отпечатки пальцев — соответствующие аппараты стоят в каждом ОВД, но по закону проводить дактилоскопию, если ваша личность установлена, можно только в случае выдвижения уголовных обвинений или после решения суда о вашем административном аресте.

В своих ежегодных докладах Уполномоченный по правам человека регулярно отмечает систематическое нарушение норм о предоставлении горячего питания, постельных принадлежностях и бытовые условия содержания, таких как доступ к туалету и метраж камеры (см. доклады за 2011 и 2012 годы).

Любое задержание несет угрозу вашему здоровью и даже жизни: как свидетельствует статистика «Комитета против пыток», избиения, издевательства и выколачивание признаний по-прежнему входят в повседневный арсенал российской полиции. 

Звонить дежурному прокурору по вашему городу (он никогда не спит) и в службу собственной безопасности МВД.

Соответствующие телефоны должны быть на информационном стенде в отделении полиции — но лучше знать эти номера заранее, помогать вам их искать никто не будет.

Если вы задержаны в административном порядке и у вас не отобрали телефон, позвонить сможете вы сами. В других случаях сообщить о происходящем в контролирующие органы могут ваши родственники или друзья.

Наталия Смирнова, Григорий Охотин (оба — ОВД-Инфо)

Источник: https://meduza.io/cards/menya-zaderzhali-chto-delat

Юридический спектр
Добавить комментарий