Как будет наказан за убийство сосед с диагнозом шизофрения?

Для лечения – «здоров», для преступления – шизофреник: Кто виноват в убийстве полковника СК

Как будет наказан за убийство сосед с диагнозом шизофрения?

Напал сзади

Какая бы несправедливость ни случилась в жизни человека, для того, чтобы на глазах у десятков очевидцев средь бела дня напасть сзади на офицера, нужно быть в невменяемом состоянии. Психиатрам ещё предстоит поставить свой диагноз, однако очевидцы подтверждают, что описать действия убийцы (позже Владислав Капустин скончался на операционном столе) можно именно таким термином.

Сергей Григорьев напал на полковника СК тогда, когда тот вышел к людям, собравшимся у здания ведомства в Техническом переулке. Владислав Капустин отвечал за работу с обращениями граждан.

Незадолго до нападения он подошёл к женщине, которая стояла с плакатом, – она просила обратить внимание на дело её сына. Офицер выслушал её и пообещал разобраться в ситуации, после чего направился в сторону входа в корпус. Тут сзади на него и напал Григорьев, нанеся несколько ударов ножом в спину.

Потом выяснилось, что в качестве оружия он использовал самодельную заточку, рукоятка которой была обмотана скотчем.

Несмотря на тяжелейшие ранения, Капустин смог буквально ползком добраться до проходной и сообщить о нападении. Насколько это было возможно оперативно, полковника СК доставили в НИИ им. Склифосовского, однако врачам спасти его не удалось. К сожалению, удары преступника для 42-летнего полковника оказались смертельными – были задеты аорта и сердце.

У Владислава Капустина остались жена и ребёнок. По данным «Вечерней Москвы», в тот день, перед тем как отправиться на работу, он отвёл десятилетнего сына в школу. Руководство СК уже пообещало оказать семье погибшего всестороннюю помощь и поддержку.

Также там отметили, что Капустин стал случайной жертвой, человеком в форме, на котором выместил свою злобу нападавший.

Владислав Капустин. Следственный комитет РФ/ТАСС 

Григорьевым займутся психиатры

Что касается Григорьева, то он попытался скрыться с места преступления, однако был задержан сотрудниками Росгвардии, патрулировавшими территорию около здания СК. Отчасти им помогло в этом то, что намеревавшийся сбежать мужчина натолкнулся на проезжавший мимо автомобиль, потеряв, таким образом, драгоценные секунды.

По факту случившегося возбуждено уголовное дело по статье 317 УК РФ («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»). Максимальное наказание – пожизненное заключение.

О видимой неадекватности 39-летнего жителя Санкт-Петербурга заявило и следствие после первого допроса – мужчина вёл себя соответствующим образом. Также выяснилось, что он состоит на учёте в психоневрологическом диспансере.

В ближайшее время ему предстоит психиатрическая экспертиза.

Жертва мошенников или фантазёр?

Во время задержания Григорьев объяснил содеянное тем, что поданная им жалоба на бездействие правоохранительных органов не была принята к рассмотрению.

Мужчина без какого-либо успеха пытался вернуть себе жильё, несколько раз обращавшись с соответствующими с заявлениями в органы власти.

Как сообщает «Коммерсант», при Григорьеве было найдено рукописное заявление, в котором он утверждал, что некие мошенники якобы отобрали у него и его матери квартиру в Санкт-Петербурге на улице Есенина.

Корреспонденты «Невских новостей» пообщались с её покупателями. Те отметили, что сделка купли-продажи прошла гладко, и они никаких повесток в суд не получали. По словам новой владелицы квартиры Ирины, не было никаких претензий ни от приставов, ни от правоохранительных органов.

Pravda Komsomolskaya/Globallookpress

При этом известно, что у задержанного имеются проблемы по неоплаченным кредитам, накопились долги по коммунальным платежам и налогам. В результате от банков и ТСЖ на него в суд подано уже почти десять исков.

Боксёр и любитель порнографии

Угрозы в адрес представителей власти Григорьев оставлял и раньше, например, на странице психоневрологического диспансера №9 Невского района Санкт-Петербурга, в котором он наблюдался.

На страничках мужчины в социальных сетях выложены, в основном, различные отсканированные документы, цитаты из законов о задержании и оказании помощи душевнобольным, а также несколько видеороликов. В одном из них мужчина находится в супермаркете, снимая на камеру перевернутые коробки из-под конфет.

В подписи к этим кадрам автор видео называет увиденное «бардаком» и «хаосом». Также на одной из «заброшенных» страниц Григорьева в видеозаписях были размещены боевики и фильмы порнографического содержания.

В то же время ряд интернет-изданий указывают на Telegram-канал, который якобы был создан Сергеем Григорьевым 26 апреля. В нём содержатся путаные сообщения, по которым он представляется определённо неадекватным человеком, но прямых свидетельств того, что канал принадлежит именно ему, нет.

Питерские СМИ также отмечают, что в квартире во 2-м Рабфаковском переулке, где подозреваемый прописан, он не появлялся уже несколько лет. При этом соседи Григорьева рассказали, что мужчина серьёзно занимался боксом и даже получил КМС. Также выяснилось, что он портил имущество соседей, врываясь к ним с топором и ломая двери.

Месяц полечили и хватит

Нельзя сказать, что никаких мер не предпринималось. Григорьеву был поставлен диагноз «шизофрения», его госпитализировали как минимум пять раз, в том числе в принудительном порядке. После лечения мужчину отпускали.

Руководитель отдела медицинской психологии ФГБНУ «Научного центра психического здоровья» Сергей Ениколопов в комментарии «Известиям» отметил, что признать человека опасным для общества вследствие каких-то психических отклонений чрезвычайно проблематично.

Этого можно добиться только через суд при свидетельстве психиатра и участкового полицейского.

jiris/ Shutterstock.com 

Эксперт также пояснил, что в ходе реформирования российского здравоохранения был введён стандарт, согласно которому время лечения больных в психиатрических стационарах ограничивается одним месяцем, после чего наблюдение продолжается только амбулаторно. То есть такой человек остаётся под наблюдением врачей, которые могут следить за его состоянием, только если сам этого хочет.

Кто-то будет получать лекарства, а кто-то не пойдёт, потому что не считает себя больным,

– констатировал Сергей Ениколопов.

По мнению психолога, все жители России находятся в потенциальной опасности, поскольку людей, подобных Григорьеву, на улицах может быть очень много. Эксперт считает, что для изменения ситуации в лучшую сторону необходимо изучить зарубежный опыт и на его основе изменить законодательство.

В свою очередь, доктор медицинских наук, врач-психиатр высшей категории Сергей Гусев также отметил, что сейчас больные всё чаще уклоняются от лечения, в то время как в СССР за этим следили намного строже.

По его словам, даже с помощью полиции не всегда получается добиться их госпитализации. Например, был осуждён врач-психиатр в Архангельске за то, что он госпитализировал больных якобы без имеющихся на то прав.

По данным «Лайфа», последний раз Сергей Григорьев посещал психоневрологический диспансер 27 сентября 2019 года, при этом всё ограничилось разговором с дежурной медсестрой.

Решение о дальнейшей судьбе 39-летнего жителя Санкт-Петербурга примет суд. Хочется надеяться, что оно будет максимально строгим и на свободу мужчина уже не выйдет.

История его собственной жизни показывает, что лечение ему не поможет. 

Источник: https://tsargrad.tv/articles/dlja-lechenija-zdorov-dlja-prestuplenija-shizofrenik-kto-vinovat-v-ubijstve-polkovnika-sk_219659

Душевнобольные преступники в Британии

Как будет наказан за убийство сосед с диагнозом шизофрения?

 Душевнобольные преступники в Британии

Ибо не ведают, что творят
       Существующая в Великобритании система социального контроля за душевнобольными все чаще стала давать сбои, в результате чего психически больные люди получают возможность безнаказанно убивать или совершать другие преступления. Эта тема все чаще возникает в английских средствах массовой информации. Общественность страны, добившаяся в 1990 году от правительства либерализации официальной политики в отношении душевнобольных, похоже, за прошедшие годы изменила свою позицию. Теперь от правительства требуют если не возвращения душевнобольных в клиники, то хотя бы более серьезного контроля за ними. Причиной этих перемен стали жуткие преступления, совершенные больными шизофренией.        

Что вызывало беспокойство общественности

       Политика заботы о душевнобольных людях без помещения их в стационар (получившая название care in the community) возникла в связи с давними спорами по поводу того, гуманно ли запирать этих несчастных в стенах лечебниц. Однако агентства, отвечающие за контроль над “вольными” душевнобольными, не всегда справляются со своими обязанностями. В результате новая политика, принятая четыре года назад, принесла весьма грустные плоды. Вот некоторые из них.        1990 год: Петер Робак, считавший, что он одержим Сатаной, убил Энтони и Барбару Роулингс и их 15-летнего сына Пола в их доме в Биконсфилде. Это случилось через 11 дней после того, как его выписали из психиатрической больницы.        1992 год: 27-летний музыкант Джонатан Зито убит 30-летним бездомным шизофреником Кристофером Кланисом на станции лондонского метро.        1993 год: 28-летний Дэвид Усоро убил 59-летнего соседа по больничной палате Сэмуэла Вернона. Было установлено, что он дважды смотрел фильм “Молчание ягнят” и отказывался принимать назначенные ему транквилизаторы.        1993 год: шизофреник Джон Роус, 49 лет, убил добровольца, сотрудничавшего с психиатрической службой в Оксфорде, Джонатана Ньюби, 22 лет, поскольку желал попасть в спецпсихбольницу в Броадморе.        1994 год: Санита Каура, 27 лет, умерла, после того как на автостоянке в Хоунслоу ее переехал автомобиль, за рулем которого находился параноидальный шизофреник Нилеш Гадер, 35 лет, ранее четыре раза проходивший курс лечения в психиатрической больнице.        1994 год: Сьюзэн Кроуфорд, 32 лет, убита в Херне Хилл, к югу от Лондона, своим любовником Майклом Фолксом, шизофреником, в истории болезни которого и ранее отмечались случаи насилия в отношении женщин. Фолкс нанес своей жертве 70 ножевых ударов. Сотни таблеток, выписанных ему врачом, были найдены при обыске под кроватью Фолкса.        Список жертв можно продолжить. Трехлетний Иен Холмс, забитый до смерти матерью Анабель. 36-летний Пол Стрэтфорд, которого запинал ногами до смерти 27-летний шизофреник Джон Пауэр, принявший по ошибке жертву за своего брата. 72-летняя Вера Уэбстер, убитая выписанным из психбольницы 20-летним внуком Полом Скилтоном.

Страшный список на этом не заканчивается.

       

Не бейте меня пепельницей по голове

       Шизофреник Стефен Лаудат, выписанный из больницы в соответствии с программой care in the community, убил неизвестного ему человека, так как слышал, что того называли Роном, из чего сделал вывод, что это гангстер Ронни Крей. На самом деле жертву звали Брайан Беннет. Ему было 56 лет, и он посещал психиатра одновременно с Лаудатом. За 15 минут Лаудат нанес Беннету 82 удара ножом и успокоился лишь тогда, когда прибывшая полиция его обезоружила. На следствии он заявил, что в детстве Ронни Крей ударил его пепельницей по голове и поэтому он мечтал когда-нибудь отомстить ему (на самом деле Лаудат никогда в жизни не встречался с Креем).        Психически больной Лаудат совершал акты насилия и в прошлом, а кроме того, отбыл срок тюремного заключения за разбой. Однако, по мнению следствия, история болезни Лаудата не давала оснований для предсказания возможности убийства.        Лаудат родился в Великобритании в семье выходцев с Доминики. Его мать страдала шизофренией, а отец часто бил мальчика ремнем. В 19 лет Лаудат пожаловался на приступы паники, и ему был поставлен диагноз “шизофрения”. Первый его конфликт с полицией возник в связи с тем, что он обокрал, а потом и избил собственную мать. В 22 года Лаудат ходил в подшлемнике и угрожал владельцам магазинов: “Давай деньги или перережу глотку”. Суд приговорил его к четырем годам лишения свободы за разбой, не поинтересовавшись, к сожалению, психическим здоровьем обвиняемого. Но во время медицинского обследования в тюрьме Лаудат ударил в лицо другого пациента, после чего ему был поставлен диагноз “параноидальная шизофрения с возможностью излечения”, и через три месяца он был переведен в специальную психиатрическую больницу. Лаудат охотно принимал лекарства, и персонал характеризовал его как “приятного и готового к сотрудничеству”. В результате через 18 месяцев было принято решение о его выписке, несмотря на предупреждения надзирателя палаты, в которой он находился, и наблюдавшего за ним социального работника. Надзиратель высказывал опасение относительно того, что без необходимых медикаментов состояние здоровья Лаудата может заметно ухудшиться и он станет представлять опасность как для себя самого, так и для окружающих. А социальный работник, встречавшийся с Лаудатом, описал его состояние как “смущенное и довольно параноидальное”.        Выписавшись из больницы, Лаудат сначала поселился в дешевом отеле, а потом снял квартиру, где прожил восемь месяцев до совершения убийства. На вызовы к психиатру для личных бесед он не являлся, а тот не принимал никаких мер, хотя и знал о прошлом Лаудата. Тем временем готовилось решение о снятии его с психиатрического контроля. По словам соседей, “достаточно здоровый” (по мнению врачей) Лаудат кричал в третьем часу ночи, громко хлопал входными дверьми, бил посуду, пилил по ночам. Одна из испуганных им соседок даже установила железный запор на входную дверь. 19 июля прошлого года Лаудат был снят с психиатрического учета, а через восемь дней совершил преступление. Как утверждает сам убийца, сделать это его убедили “голоса”.        

Убийцы чувствуют себя превосходно

       24-летний Джейсон Митчелл, параноидальный шизофреник, находившийся на излечении в психиатрической больнице, во время заседания по определению степени психического здоровья сумел убедить врачей и председательствующего, что достаточно хорошо себя чувствует для того, чтобы его могли выписать под контроль общественности. Вскоре, однако, Митчелл был вновь помещен в больницу, но сумел сбежать. Тремя днями позже он задушил 65-летних Ширли и Артура Уилсонов, а еще через пять дней убил собственного отца в родной деревне Брэмфорд (Суффолк), расчленив его тело.        В декабре прошлого года за убийство супругов-пенсионеров и отца Митчелл был приговорен к трем пожизненным заключениям. Он отбывает заключение в психиатрической больнице Рэмптона. В настоящий момент ведется расследование того, каким образом осуществлялись лечение и контроль за ним в отделении интенсивной психиатрии в больнице Св. Клемента в Ипсвиче, где Митчелл находился в 1990-1994 годах. Расследование ведет служба здравоохранения графства Суффолк.        Руководящий расследованием Оливер Торольд заявляет, что Митчелл был порой образцовым пациентом, но его быстрая смена настроений и агрессивное поведение пугали врачей и других пациентов. По мнению независимого психиатра Бренды Линтнер, у Митчелла не было никаких психотических симптомов, и он страдал скорее индуцированным медикаментами психозом, чем шизофренией. По заявлению другого врача, способности Митчелла обманывать профессионалов относительно своего психического здоровья были “исключительно высоки”.        Торольд описал поведение Митчелла в период его пребывания в камере полицейского участка в Ипсвиче (после ареста). Как выяснилось, Митчелл сообщил полиции и врачам, что все убийцы “чувствуют себя превосходно”. “Это все равно, что делать уборку дома. Если бы я этого не сделал, я не чувствовал бы себя так и не узнал бы, как это хорошо”, — заявил он. Позднее он гикал от радости у себя в камере и распевал песню группы Black It's a Wonderful, Wonderful Life (“Чудесная, чудесная жизнь”).        Лечащий врач Джейсона Адриан Болл, посетивший своего пациента в полицейском участке, был удивлен его странным поведением и явными признаками резкого обострения болезни — странными жестами, манерностью, настороженностью, безучастным выражением лица и самоуглубленностью. “Это было похоже на контролируемый экстаз”, — говорит врач. Интересно, что другой врач, осматривавший Митчелла в участке, оставил прямо противоположную характеристику: тройной убийца вел себя очень вежливо и не выказывал никаких признаков психического заболевания.        По словам Болла, Митчелл страдает шизофренией с подросткового возраста. Первый раз он попал в психиатрическую больницу в 1989 году после нападения на уборщика в церкви. У него неоднократно отмечались случаи слуховых и зрительных галлюцинаций, неестественных перемен в настроении. Однако Митчелл старался все это отрицать и скрывать симптомы заболевания от врачей. Иногда он, правда, признавал, что слышит “голоса”.        

Преступник пытается скрыть свое сумасшествие

       9 октября 1995 года 29-летний параноидальный шизофреник Роберт Наппер был направлен по приговору суда в специальную психиатрическую больницу Броадмур на неопределенный срок, после того как признал себя виновным в убийстве ножом молодой женщины, 27-летней Саманты Биссет, а также в изнасиловании и удушении ее 4-летней дочери Жазмайн. За неделю до вынесения приговора скончалась мать Саманты, 53-летняя Маргарет Моррисон.        В ноябре 1993 года Наппер наблюдал за квартирой своей жертвы и видел, как та занималась любовью со своим знакомым. После ухода мужчины преступник проник в дом. Эксперты предполагают, что после нанесения восьми ударов ножом в шею Саманты Биссет Наппер придал ее телу одну из сексуальных поз, а затем выпотрошил внутренности и расчленил труп. Жазмайн, лежавшая в детской кроватке в окружении многочисленных игрушек, подверглась сексуальному насилию, а потом была задушена.        Органы следствия изучают связь между преступлениями, за которые был осужден Наппер, и событиями в Уимблдон Коммон в июле 1992 года. Тогда женщина по фамилии Никель была на глазах двухлетнего сына убита многократными ударами ножа. Роберт Наппер имеет алиби на время совершения этого преступления, но оно не совсем удовлетворяет полицию. Кроме того, Наппер признает себя виновным еще в нескольких преступлениях, относящихся к 1992 году, — изнасиловании молодой женщины на глазах у ее ребенка и покушениях на изнасилование. В двух случаях экспертиза ДНК подтверждает его виновность.        Наппер ранее лечился у психиатра, но ни разу не лежал в больнице для душевнобольных. По определению судебного психиатра, он “является высоко психотичной личностью, тщетно пытающейся скрыть свое сумасшествие”.                АЛЕКСЕЙ Ъ-АЛЕКСЕЕВ        

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/120205

История об убийстве в психбольнице на Урале, за которую Бастрыкин приказал наказать врачей

Как будет наказан за убийство сосед с диагнозом шизофрения?
https://www.znak.com/2019-09-27/istoriya_ob_ubiystve_v_psihbolnice_na_urale_za_kotoruyu_bastrykin_prikazal_nakazat_vrachey

2019.09.27

Наиль Фаттахов / Znak.com

Публичная порка, которую на последнем личном приеме граждан устроил председатель следственного комитета России Александр Бастрыкин, получила большой общественный резонанс. Главный следователь страны снова сосредоточился на жалобах по уголовным делам врачей.

Одной из заявительниц оказалась жительница Челябинской области — ее душевнобольного брата еще в январе 2016 года убил в психбольнице пациент.

Убийцу, как и следовало ожидать, отправили на принудительное лечение, освободив от уголовной ответственности, а вот наказания для врачей, допустивших случившееся, родственники убитого, по их словам, добиваются уже больше трех лет.

Бастрыкин тут же на приеме отобрал удостоверение у челябинского следователя по уголовному делу и приказал в течение месяца привлечь кого-то из медиков к уголовной ответственности. Znak.com попытался разобраться в этой истории, в которой далеко не все однозначно. 

Убийство 25-летнего душевнобольного мужчины произошло 30 января 2016 года в областной специализированной психоневрологической больнице № 2 в поселке Мирный Чебаркульского района.

По версии следствия, 61-летний пациент психбольницы устал слушать крики привязанного к кровати соседа по палате.

Тогда он несколько раз ударил его, а затем надел ему на голову полиэтиленовый пакет и задушил мужчину, прижав к его шее стоявшую в туалете швабру. 

Установлено, что сам убийца страдает хронической шизофренией и не может осознавать характер своих действий. В связи с этим от уголовной ответственности по статье 105 УК РФ («Убийство») он был освобожден и направлен на принудительное лечение в психиатрическую лечебницу в другом регионе.

Мы связались с одним из свидетелей тех событий, который знает картину изнутри. Наш собеседник в силу нескольких причин пожелал остаться анонимным.

В самой больнице после убийства прошла служебная проверка, в ходе которой установили, что нарушение допустила медсестра Светлана Стрелец. Она не спросила обязательного в этом случае разрешения у дежурного врача на то, чтобы связать буйного пациента, а сделала это по своей инициативе, как и увезла его из общей палаты в отдельный бокс.

Там в связи с подозрением на инфекционное заболевание содержался 61-летний мужчина с шизофренией. Причем, судя по показаниям медсестры, данным о ходе следствия и по тому, что говорят очевидцы — два санитара, она хотела сделать как лучше.

Молодой мужчина кричал, ругался, нецензурно выражался, чем настраивал против себя еще 20 таких же душевнобольных людей, содержащихся в общей палате.

«Если бы она не сказала санитарам его связать и увезти в тот бокс, то его бы в палате или избили, или еще что сделали, — говорит собеседник Znak.com. — Да, прежде, чем связывать пациента, она должна была получить на это санкцию.

Но именно в этот момент дежурного врача не было в отделении — он принимал вновь прибывших пациентов. 61-летний пациент — тот, что в итоге убил, — сам по себе мирный, все знают, что он себя все доктором представлял, людей лечил якобы. У него и прозвище было. Он был в боксе, так как подозревали инфекцию.

А молодого буйного парня везти было просто больше некуда, чтобы изолировать от остальных. Конечно, можно было вколоть ему седативное, но на это медсестра не решилась. Увезла в этот бокс и ушла дальше к пациентам. Произошло то, что произошло.

Убил пенсионер парня, потому что тот кричал без умолку, оскорблял его, говорил что-то про антихриста. Дед не выдержал и задушил его, надев на голову мешок, который нашел здесь же в боксе».

Больше трех лет родственники убитого парня пытались доказать, что фактически виноват в его смерти не психически больной человек, который его убил, а именно врачи: персонал, работавший в ту ночь, и главный врач учреждения, который не сумел наладить работу клиники должным образом. О том, что случившееся стало просто трагическим стечением обстоятельств, родители парня думать не хотят.

В результате буквально пару месяцев назад (представитель потерпевших считает, что это произошло, когда сестра убитого записалась на прием к Бастрыкину), после нескольких отказов, в следственном отделе по Чебаркулю СУ СКР возбудили уголовное дело о халатности (статья 293 УК РФ).

Поручили его следователю Александру Князеву — он ведет едва ли не все общественно значимые дела на этой территории (дело полицейского Рифа Биктимирова и главы Чебаркуля Сергея Ковригина как раз у него).

Следователь начал разбираться, но точку ставить пока не собирался: слишком неоднозначная история, а судебные перспективы и вовсе практически нулевые. Следовать федеральному тренду «мочи врачей» он не хотел. 

Примерно это, по данным Znak.com, Князев скажет на приеме у Бастрыкина: да, нарушения в действиях персонала больницы есть, но они дисциплинарные. В ответ, как уже сообщалось, Бастрыкин выхватит у следователя удостоверение и заявит, что тот уволен. Позже, правда, появится информация, что Князев лишь временно отстранен. 

Сам следователь Александр Князев от общения со СМИ воздержался, как и его руководитель Виталий Александров. Старший помощник главы СУ СКР по Челябинской области по связям со СМИ Владимир Шишков также сообщил, что от комментариев отказывается. 

Вместе с тем, как стало известно Znak.com, сейчас врачу-психиатру Вадиму Репинскому, который дежурил в ту ночь, предъявлено обвинение в халатности, повлекшей по неосторожности смерть потерпевшего (часть 2 статьи 293 УК РФ).

Медсестре Светлане Стрелец — по статье 125 УК РФ («Оставление в опасности»). Но, как считают источники в следствии, и у первого, и у второго дела очень сомнительные судебные перспективы.

Врач действительно не знал, что медсестра решила сделать что-то без его ведома и никак не мог на это повлиять, а сама медсестра, во-первых, явно действовала не умышленно, а во-вторых, для такого состава она должна была, к примеру, совершить какое-то противоправное действие, а потом оставить человека в таком состоянии. Но вообще связывать буйных пациентов не запрещено, просто для этого нужна санкция руководителя. 

Медсестра Светлана Стрелец от комментариев отказалась. Зато согласился пообщаться врач Вадим Репинский.

«В тот день я находился на дежурстве, принимал вновь прибывших пациентов. Эти два пациента были не мои, я не принимал их, не был их лечащим врачом, — говорит Вадим Репинский. — Я тогда обошел все отделения, все проверил и пошел в ординаторскую, куда ко мне прибежала медсестра и сказала: „У вас больной умер“.

То есть я не знал о том, что пациент буйный, о том, что медсестра сама приняла решение его связать и отправить в бокс. Если бы меня предупредили, я бы назначил ему укол успокоительного, но этого сделано не было.

Медсестру тоже обвинять абсурдно: больной, по ее словам, кричал, не давал спать другим пациентам, и вот если бы она оставила его в общей палате — это действительно было бы оставление в опасности. Она приняла решение, ошиблась. Но это именно проступок, не преступление».

Однако потерпевшие уверены, что смерть их сына произошла из-за бардака в медучреждении, где не была должным образом организована охрана, санитары не были обучены технике работы с больными, а средний медперсонал не знал, как следует поступать в нештатной ситуации. И родные все три года добивались возбуждения уголовного дела даже не в отношении дежурного врача и медсестры, а в отношении главного врача больницы (сейчас этот пост занимает Илья Скробот). 

«Потерпевший не был агрессивным, до обострения заболевания жил с родителями, помогал им по хозяйству, очень хорошо разбирался в компьютерах, на чем зарабатывал деньги, — рассказала представитель потерпевших, адвокат Елена Бондаренко.

— Да, это был человек с хроническим заболеванием психики, но родителям он очень помогал, они его любили. Обострение заболевания началось пару лет назад. Обычно в таких случаях потерпевшего лечили в другом медучреждении, но в этот раз территориально госпитализировали в это. А в нем бардак.

Во-первых, у нас есть свидетель, который подтверждал, что за месяц до убийства один из санитаров сломал потерпевшему челюсть (по этому факту принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с тем, что невозможно установить, была челюсть сломана в медучреждении или до поступления в него, — прим. ред.

) Этот санитар в итоге уволился. Затем произошло убийство. Но фиксация больного — это крайняя мера, решение о которой может принимать только врач, а не средний медперсонал. Во-вторых, до применения этой меры больному нужно было поставить успокоительное, медсестра этого не могла не знать.

В-третьих, потерпевшего поместили в блок, где находился инфекционный, то есть заразный, больной. К нему нельзя было „подселять“ человека. Еще один момент — при фиксации пациента медперсонал обязан контролировать его состояние каждые 10 минут.

Здесь этого не было, в своих самых первых показаниях медсестра говорит, что слышала, как тот пациент, что убил потерпевшего, кричал, что убил человека, но якобы не придала этому значения. Сейчас они все хором говорят, что проверяли бокс каждые 10 минут».

Также, по словам Елены Бондаренко, в боксе находились посторонние предметы, в том числе пакет и швабра, при помощи которых убили потерпевшего. В учреждениях подобного типа это недопустимо. 

Кроме того, родные уверяют, что больница даже не извинилась перед ними. 

«Они его зафиксировали и бросили с таким же психически больным человеком один на один, только вот второй не был привязан, — говорит Елена Бондаренко. — Молодой человек был бы жив, если бы не халатное отношение руководства больницы к пациентам. Мы бы хотели добиться, чтобы за все это ответил главный врач, который допустил все это».

По словам адвоката, в рамках уголовного дела будет подан иск о компенсации морального вреда родителям убитого.

Источник: https://www.znak.com/2019-09-27/istoriya_ob_ubiystve_v_psihbolnice_na_urale_za_kotoruyu_bastrykin_prikazal_nakazat_vrachey

Юридический спектр
Добавить комментарий