Я могу обратиться в полицию имея запись разговора с машенниками

Я записываю свои телефонные разговоры, это законно?

Я могу обратиться в полицию имея запись разговора с машенниками

Я записываю вообще все свои телефонные разговоры. Если что-то забыл, могу всегда послушать и освежить в памяти. Если разговор касается не только меня, но и всей семьи — например, звонят рассказать об ипотечном кредите и его условиях, — удобнее потом дать послушать супруге запись с менеджером банка, чем пересказывать своими словами.

Задался вопросом, насколько законна такая запись. Обязан ли я предупреждать вторую сторону о том, что записываю разговор? Могу ли я использовать эту запись для защиты своих прав, например, когда кто-то угрожает мне по телефону? Или же когда частенько звонят с назойливой рекламой, могу я использовать запись, чтобы наказать звонивших по закону?

Вы когда-то писали, что записывать свой разговор можно, это называется надлежащим доказательством. Но в статье про то, как доказать, что договор был, говорите, что суды часто отказываются приобщать записи в качестве доказательств и нужна экспертиза. Я запутался.

Расскажите, что я вообще могу делать со своей записью, а что нет?

Виталий

А вот о том, что дальше можно делать с такой записью и что нельзя, я расскажу подробнее.

Существуют категории информации, к которым нет доступа без согласия обладателя:

  1. Коммерческая тайна.
  2. Сведения о частной жизни.
  3. Персональные данные.

Если телефонный разговор между вами и собеседником касается бытовых вопросов, ни к одной из перечисленных категорий он не относится. Вы можете его записывать и хранить при условии, что записи не будет в открытом доступе в интернете или где-то еще.

В личных целях вы можете пользоваться записями разговоров без ограничений: например, как записной книжкой, чтобы самому себе что-то напоминать.

Тайну телефонных разговоров защищает статья 138 УК РФ. Если вы или собеседник во время разговора решили его записать, статья вас не касается. Но касается, если вы специально записываете чужой разговор, в котором сами не участвуете. Санкции за такое преступление — от штрафа в 80 000 рублей до исправительных работ на срок до одного года.

Объясняю, как это работает. Если вы сами звоните супруге и включаете запись разговора — это законно. Но если вы установите на телефоне супруги программу для записи ее разговоров с другими людьми — это преступление. В суде рассказы о поиске возможных любовников в этом случае не помогут.

Предупреждать собеседника о том, что вы записали разговор, необязательно. Но нельзя передавать посторонним людям аудиозаписи без согласия собеседника. За нарушение грозит административная ответственность по статье 13.14 КоАП РФ и штраф от 500 до 1000 рублей.

На мой взгляд, самостоятельно сделанная аудиозапись разговора не самое лучшее доказательство. Суды крайне неоднозначно относятся к ним и не всегда приобщают в качестве доказательства к делам.

Приведу пример из судебной практики. Женщина дала в долг 1,5 млн рублей, а должник деньги не вернул. В качестве доказательства женщина предоставила в суд аудиозаписи телефонных разговоров с супругой должника. Супруга подтверждала, что деньги заняли для совместного с мужем бизнеса. Раз так — значит, ответчиков по иску двое, шансы вернуть долг выше.

Суд первой инстанции признал аудиозаписи доказательством. Во второй инстанции сказали, что разрешение на запись никто не получал, поэтому это не доказательство. Точку поставил Верховный суд. Он постановил, что закон не нарушали: запись разговора о долге сделал один из собеседников, речь шла именно о долге, это можно признать доказательством.

После этого дела многие СМИ написали, что Верховный суд разрешил ведение записи переговоров. Но на самом деле все не так просто. Решение приняли по конкретному делу, где учитывалось содержание конкретного разговора. запись могли не признать доказательством, если бы в разговоре упоминались какие-то персональные данные.

Правоохранительные органы и суды отдают предпочтение записям, полученным с соблюдением всех процессуальных норм.

Процессуальные нормы — это прописанная в законе последовательность действий, гарантирующая подлинность записи и законность ее получения. Ее делают на учтенный носитель специально обученные сотрудники.

В случае с негласной записью телефонного разговора сотрудники полиции всегда получают разрешение суда. Оспорить подлинность такой записи крайне сложно.

Но даже в этом случае окончательное решение о том, доказательство ли эта запись или нет, принимает суд. И не всегда решения суда однозначны: судьи тоже люди и могут ошибаться. Об этом у нас есть целая рубрика — «Изумительные истории».

Если вы планируете использовать запись разговоров для защиты, стройте беседу так, чтобы собеседник обязательно представился. Постарайтесь проговорить дату разговора, место и обстоятельства, с которыми он связан. Не обсуждайте информацию, относящуюся к личным данным, говорите четко и по делу.

Не используйте ненормативную лексику и специфические термины, понятные только вам и собеседнику. Помните, смысл разговора должен быть понятен не только вам, но и судье.

Потребуется подтвердить не только факт разговора, но и его точное время. Детализацию разговоров закажите у своего оператора мобильной связи.

Если у вас есть вопрос об инвестициях, личных финансах или семейном бюджете, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/vse-zapisal/

Правомерна ли звукозапись разговора с сотрудником полиции без уведомления о записи?

Я могу обратиться в полицию имея запись разговора с машенниками

Существует мнение, что если сотрудники полиции действуют на основании государственных полномочий, то гражданин может записывать на диктофон любые разговоры со своим участием без уведомления сотрудников полиции о записи – есть ли такое право у граждан?

Право записи разговоров сотрудников полиции без их уведомления требует наличия определённых условий:

  • оперативные мероприятия сотрудников ОСБ МВД России;
  • фиксирование гражданином нарушения своих прав сотрудником правоохранительных органов, если такая запись не нарушает режима тайны следствия (правомерность записи в этом случае требует доказательства в суде).

В различных форумах и других лентах обсуждений вопроса скрытой звукозаписи читатели пишут следующие комментарии:

  • “… не имеет право записывать по причине нарушения ст. 23 Конституции”;
  • “… имеет право записывать, так как недопустимо ограничение прав и свобод”;
  • “… разговоры, касающиеся самого себя гражданин всегда может записать”;
  • “… полиция является публичной властью и не имеет право скрывать сведения от гражданина”

подобные комментарии создаются простыми читателями, не имеющими юридического образования.

Вопрос: Что же неправильного в приведённых выше утверждениях?

1. Статья 23 Конституции РФ закрепляет за гражданином право неприкосновенности сведений о его личной жизни, в то время как сотрудник полиции при исполнении своих служебных обязанностей является представителем государственной власти и не передаёт в служебных разговорах сведений о своей личной жизни.

Вопрос: Значит ли это, что разговор с представителем власти можно скрытно записывать? – таких оснований у гражданина нет, без присутствия особого случая нарушения его прав.

2.

Заявления о недопустимости ограничения прав, указанных в части 2 статьи 6 федерального закона “О полиции“, записи разговора “самого себя” и официальности действий сотрудников полиции, можно прокомментировать тем, что никто не нарушает права граждан, запрещая вести звукозапись разговора, содержащего сведения составляющие тайну следствия, установленную статьёй 161 УПК РФ и другими нормами, регулирующими режим профессиональной тайны сотрудников полиции.

Следует понимать, что для охраны прав граждан в структуре правоохранительных органов введён информационный режимпрофессиональной тайны и ограничения доступа к процессуальным документам.

Именно поэтому гражданину нельзя осуществлять звукозапись разговоров, в которых присутствуют сведения: раскрывающие следственные методики; содержащие фрагменты документов с ограниченным режимом доступа; содержащие персональные данные или сведения о личной жизни третьих лиц.

В основном такие разговоры связаны с заявлением о правонарушении, получением показаний свидетелей, подозреваемых и другое.

Для осуществления аудиозаписи допроса следователем существует процедура уведомления следователя через письменное заявление (ходатайство) об осуществлении аудиозаписи допроса.

Согласно части 4 статьи 189 УПК РФ: “По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.”

Из нормы закона следует, что предусмотрен особый режим хранения информации, полученной в ходе следствия.

Частью 7 статьи 5 закона “О полиции” устанавливается право доступа для ознакомления гражданина с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не установлено федеральным законом.

Поэтому гражданин или его представитель может получить доступ, требуемый для защиты своих прав, к аудиозаписи, хранимой в особом информационном режиме.

Вопрос: Что можно записывать гражданину при разговоре с сотрудником полиции, кроме доказательств нарушения своих прав, способом не нарушающим особые информационные режимы?

В целях правильного понимания разъяснений сотрудника полиции в отношении прав гражданина, гражданин может осуществить звукозапись разговора с информацией о своих правах и планом необходимых действий для их защиты после разрешения сотрудником полиции осуществления такой записи.

Разрешение требуется для того, чтобы удостовериться в том, что нет нарушений режима профессиональной тайны. Сотрудник правоохранительных органов может запретить аудиозапись и предоставить гражданину свои разъяснения в письменном виде, например, в виде инструкции, справки, памятки (это его право).

Развитие информационных систем государственного назначения позволяет предположить, что в будущем исчезнет потребность в осуществлении аудио-фиксирования действий должностных лиц.

Информационной системой будет проводиться аудио- и видео- протоколирование всех действий представителей гос. служб и гражданину будет достаточно подать жалобу в надзорные органы, чтобы была проведена проверка с использованием материалов государственных информационных систем.

Дополнительный материал по теме этой статьи:

  • Информационные отношения: информационно-правовые режимы
  • Правомерность скрытой и обычной записи разговора на диктофон

12 мая 2019 года.

автор: юрист Демешин Сергей Владимирович.

Задавайте вопросы, пишите комментарии, пройдите опрос об интересных темах будущих публикаций (ссылка опроса в описании канала, также в описании указаны правила комментирования публикаций).

Источник: https://zen.yandex.ru/media/info_law_society/pravomerna-li-zvukozapis-razgovora-s-sotrudnikom-policii-bez-uvedomleniia-o-zapisi-5cd81d63dc10c300b339a9cd

Верховный суд признал доказательством тайную аудиозапись разговора

Я могу обратиться в полицию имея запись разговора с машенниками

Верховный суд России, по сути, разрешил записывать важные переговоры по телефону без разрешения собеседников. Более того, под работающие микрофоны можно даже давать в долг, и запись в случае конфликта станет доказательством в суде – не хуже бумажной расписки.

Такую правовую позицию Верховный суд страны занял при рассмотрении конкретного спора. Самое главное: запись собственных деловых разговоров не является вмешательством в чужую частную жизнь. Ведь тот, кто записывает, не посторонний в беседе.

Обсуждаемые вопросы затрагивают его напрямую.

Пять лет назад жительница Тверской области Анна С. дала в долг своей дальней родственнице и ее мужу полтора миллиона рублей. Предполагалось, что супруги возьмут деньги под двадцать процентов годовых и будут расплачиваться в течение трех лет.

Но вскоре все пошло не так: должники отдали лишь небольшую часть и разбежались. В том смысле, что их семья распалась, а платить они перестали. Конечно, сам долг был оформлен распиской, но в суде, куда обратилась Анна С.

, возникла дилемма: кто именно должен отдавать долги?

Было два варианта: либо муж, либо муж и жена пополам. Дело в том, что расписка была оформлена на мужчину.

Однако, как рассказывала истица, вторая половинка семьи присутствовала при заключении договора займа, была согласна с условиями, даже обсуждала возможность возврата долга товаром.

Кроме того, женщина-должница переводила Анне С. деньги в счет погашения займа. А значит, по правовой логике, долг надо делить пополам между бывшими супругами.

Человек вправе фиксировать свои деловые переговоры без разрешения

В суде ответчица заявила, что о долге ничего не знает, а муж якобы брал для себя. Окажись это правдой, с должницы были бы взятки гладки. Но она, мягко говоря, лукавила, и Анна С. достаточно легко разоблачила ее, дав судьям послушать аудиозапись своих телефонных переговоров с должницей.

В наши дни мы порой упускаем из виду тот факт, что слово действительно не воробей. Его легко можно зафиксировать на пленку, и это часто делается без нашего ведома. Так и в данном случае: для ответчицы было большим сюрпризом услышать в зале суда свой же голос двухлетней давности, утверждавший совершенно другое.

Никаких сомнений в реальности записи не было: и голос принадлежал ответчице, и такой разговор в действительности происходил. “Истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи”, говорится в материалах Верховного суда. Даже должница подтвердила, что ее, по сути, поймали на слове.

Вопрос только в том, мог ли приобщить суд к делу диктофон в качестве доказательства. Ответчица протестовала.

По ее мнению, раз ее не уведомили о записи разговора и своего согласия она не давала, доказательство надо признать недопустимым.

Адвокаты ответчицы ссылались на закон “Об информации, информационных технологиях и защите информации”, запрещающий собирать информацию о частной жизни гражданина помимо его воли.

Нижестоящая инстанция с таким подходом согласилась и не приняла запись. А, значит, решать дело надо было так, будто судьи этого разговора не слышали. Однако Верховный суд России отменил решение апелляции и вернул дело на новое рассмотрение, потребовав все-таки прислушаться к пленке. По мнению Верховного суда, запись должна стать самым настоящим доказательством.

Подозреваемых в причастности к педофилии будут “прослушивать”

“Запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – говорится в определении Верховного суда России. – В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется”.

Иными словами, Анна С. никого не подслушивала, не собирала информации о чьей-то чужой жизни. Она фиксировала свою частную жизнь: о том, что кто-то ей должен и не отдает. И, следовательно, имела полное право записывать свои разговоры.

“Как сказано в Гражданском процессуальном кодексе, лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, – пояснил “РГ” адвокат Вячеслав Голенев.

– Таким образом, аудиозаписи отнесены ГПК к самостоятельным средствам доказывания. Поэтому и в данном деле истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

Именно так и решил Верховный суд”.

Конечно, когда деньги даются в долг, лучше оформлять его документально. А еще лучше – заключать договор у нотариуса.

В таком случае потом даже не придется обращаться в суд: если должник перестанет платить, можно принести документы нотариусу, тот сделает исполнительную надпись – и этого будет достаточно, чтобы в дело вступили судебные приставы. Но в крайних случаях, поясняет адвокат, и диктофонная запись может стать доказательством долга.

Источник: https://rg.ru/2017/02/06/verhovnyj-sud-priznal-dokazatelstvom-tajnuiu-audiozapis-razgovora.html

Юридический спектр
Добавить комментарий