Имеют ли право родители удерживать 18 летнего ребенка дома силой?

С кем должны оставаться дети после развода?

Имеют ли право родители удерживать 18 летнего ребенка дома силой?

В 95% случаев ребенка, которому не исполнилось 10 лет, по решению суда оставляют с мамой. Но как быть, если ему нет 10 лет и при этом комфортно с папой?

Помните старую притчу о том, как на суд к царю Соломону пришли две женщины? Каждая требовала именно ее признать матерью ребенка. Соломон выслушал обе стороны и вынес решение – разрубить ребенка пополам.

И когда палач занес свой меч, одна из женщин кинулась к малышу с криком: пусть достанется сопернице, только не убивайте! Она и была настоящей матерью.

Иногда, изучая ту или иную проблему, с которой к нам обращаются читатели, думаешь: «А как бы я поступила в трудной ситуации, какой бы выход нашла?», пишет Otyrar.kz.

Герои следующей истории обратились в нашу редакцию с просьбой о помощи. Через несколько лет после свадьбы брак Сергея и Натальи (имена изменены) распался.

По словам Сергея, он делал все, чтобы сохранить семью, но его супруга настаивала на разводе. Их развели. Место жительства их единственной дочери Александры суд определил у матери.

Но отец и бабушка ребенка со стороны отца категорически не согласны с приговором.

«Девочка совсем не хочет жить с мамой, она когда к нам пришла, то написала на листе: «Как же хорошо мне здесь!» – рассказала Раиса Федоровна, бабушка Александры. Мы обратились и в органы опеки и к психологам.

И те, и другие дали заключение, что ребенок одинаково привязан к обоим родителям, потому-то и в суде сын просил определить место жительства дочки – полмесяца у нас, а полмесяца у мамы.

Но судья не стал брать во внимание эти заключения и определил место жительства с мамой. Почему у нас так однобоко подходят к таким случаям? Да, по закону мнение ребенка учитывается с 10 лет, нашей пока девять, но она сама с радостью остается с нами.

Мама ее не работает, следовательно, у нее нет возможности дать ребенку все необходимое. Чем руководствовался судья, вынося такое решение, я не понимаю».

По словам Раисы Федоровны, бывшая сноха не раз вела себя неадекватно, и тому есть многочисленные свидетели. «Наталья несколько раз приходила к нам в дом и скандалила, силой уводила Сашеньку.

Я обычно ей говорю: «Сергей Александру привез, пусть он подъедет, вы с ним поговорите, а потом как решите, так и будет». Но она всякий раз отталкивала меня и силой уводила мою внучку.

Я Сашу вожу на кружок во дворец школьников, но и туда Наталья несколько раз приходила и устраивала скандалы. В один из таких скандалов она сильно меня толкнула, я больно ушибла руку. Педагоги тоже вмешались и даже сказали Наталье: «Бабушка привела ребенка, ей мы и отдадим девочку».

Но она снова силой забрала ребенка. Вы бы видели в тот момент Сашу, как она пряталась за мной и говорила, что с мамой никуда не пойдет…» – рассказывает Раиса Федоровна, вытирая слезы.

К слову, Сергей говорит, что Наталья хорошая мать, но Саше больше нравится быть с ним, чем с мамой…

Готовя материал, я сразу предупредила и Раису Федоровну и Сергея, что поговорю и с Натальей, так как просто обязана выслушать все стороны конфликта, но, увы, созвониться с матерью девочки так и не получилось – ее телефон постоянно отключен.

Адвокат Гульжан Айдарова, представляющая интересы Сергея, отмечает, что в ее практике еще не было случая, чтобы суд определил место жительства ребенка с отцом: «Хотя законом не установлен приоритет матери перед отцом в решении вопроса о месте проживания ребенка, суд оставляет ребенка с матерью. Хотя в соответствии с пунктом 1 статьи 68 «Кодекса о браке (супружестве) и семье в РК» родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей.

Так сложилась судебная практика, что суды практически всегда оставляют ребенка с матерью. Должны быть очень и очень веские основания для того, чтобы оставить ребенка с отцом. К сожалению, всех тонкостей этого дела я пока не знаю – только изучаю документы.

Но считаю, что самая большая ошибка Сергея была в том, что он попросил назначить полмесяца проживания Саши с мамой, а полмесяца с ним. Это, на мой взгляд, неверно. Такого режима и взрослый не выдержит, не то что ребенок. Судья, вынося решение, отметил, что отец пять дней в неделю работает. И это сыграло не в его пользу.

Но ведь если он не будет работать, то у него не будет возможности содержать дочь. А пока папа на работе, ребенком занимается бабушка. Тем более что у бабушки есть опыт воспитания и общения с детьми такого возраста – на ее попечении находится ребенок ее второго сына. Саша очень ухоженная девочка, и она очень привязана к бабушке и отцу.

Поэтому я не могу сказать, что она запугана и здесь ее удерживают насильно. Чувствуется, что девочке нравится находиться с бабушкой и отцом».

По закону ни у одного из родителей нет приоритета в данном вопросе.

Чем же тогда руководствуется суд? В соответствии с пунктом 5 Нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» суд должен вынести решение, которое соответствовало бы интересам ребенка. Интересам ребенка, а вовсе не родителей, как бы им этого ни хотелось.

Суд учитывает: привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам; его возраст; нравственные и иные личные качества родителей; отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком; возможность создания ему условий для развития и воспитания (род деятельности, режим работы родителей, их материальное и семейное положение и т. п.); другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; мнение ребенка, достигшего 10-летнего возраста, за исключением случаев, когда это противоречит интересам ребенка (статья 62 «Кодекса о браке (супружестве) и семье в РК»).

Весомыми основаниями к удовлетворению иска отца об определении места проживания ребенка вместе с ним будут являться: антисоциальный образ жизни матери; алкоголизм, наркомания; судимость, приводы в полицию; тяжелая болезнь, препятствующая проживанию с детьми; насилие по отношению к детям; невыполнение родительских обязанностей (оставление детей у других лиц, непосещение ими школы и т. п.); отсутствие условий для проживания и воспитания ребенка (антисанитария, отсутствие места для учебы, проживание в одном жилище вместе с большим количеством людей).

Так как Сергей не согласен с решением суда, ему остается обратиться в суд с исковым заявлением об изменении места жительства ребенка.

В исковом заявлении необходимо указать основания для изменения места проживания ребенка, например: наличие жилья, необходимого для проживания и воспитания ребенка, посещение школы по месту жительства, ненадлежащее исполнение родителем своих обязанностей по воспитанию и других оснований.

Также необходимо представить суду доказательства: акт обследования жилища, справки из школы, свидетельские показания учителей и т.д. Кроме того, учитывая возраст ребенка, будет принято во внимание и мнение ребенка, т.е. его согласие на изменение фактического места жительства.

Сергей намерен добиться пересмотра решения суда. Поэтому подал на апелляцию, а это значит, что пока решение суда первой инстанции не вступило в законную силу, Александра может смело оставаться жить с отцом. Его не могут обвинить в неисполнении судебного решения. А за это можно получить реальный срок.

Кто прав в этой истории? Конечно, у каждого человека в такой ситуации свои доводы и аргументы. Но окончательную точку все же поставит суд.

Саида ТУРСУМЕТОВА

P.S.

Какие бы проблемы ни стояли перед родителями, пусть они дошли до точки невозврата настолько, что не могут находиться вместе в одном помещении, они не должны забывать, что ребенок не объект для манипуляций и удовлетворения собственных амбиций. Ребенок не виноват в том, что родители не сумели договориться. Он одинаково любит обоих родителей и имеет право общаться как с матерью, так и с отцом. И разводятся обычно родители друг с другом, но не со своими детьми.

 vitaportal.ru

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Источник: https://www.zakon.kz/4734327-s-kem-dolzhny-ostavatsja-deti-posle.html

Родители не должны шпионить за своими детьми

Имеют ли право родители удерживать 18 летнего ребенка дома силой?

Последние пару лет Мэнди Снайдер, бухгалтер из Спокана, штат Вашингтон, «наблюдает» за своей дочкой. При помощи удобного высокотехнологичного инструмента mSpy Снайдер может просматривать все текстовые сообщения, фотографии, видео, скачиваемые приложения и историю браузера 13-летней дочки.

Она не думает извиняться за это. Она говорит, что прошлым летом смогла вмешаться, обнаружив, как её дочка переписывается со своим парнем, планируя встречу для секса. «Я знаю, что моя дочь не такая наивная, какой была я в её возрасте, и что в современном мире способов социального общения существует с избытком, — говорит Снайдер. — Но меня, как родителя подростка, этот век технологий пугает». Но, хотя технология может стать причиной появления новых способов попадания детишек в беду, она также может предоставить новые способы следить за каждым их шагом.
С такими технологиями отслеживания, как mSpy, Teen Safe, Family Tracker и т.п., родители могут следить за звонками, текстовыми сообщениями, чатами, постами в соцсети. Они могут изучать карты всех мест, где побывал их ребёнок и его телефон. Приложение Mama Bear даже отправляет родителям предупреждения, в случае, если их чадо превышает скорость, сидя за рулём. Но между защитой и навязчивой идеей грань очень тонка. Новые инструменты для цифрового слежения ставят родителей в затруднительное положение. Юность — такой критический период в жизни ребёнка, когда им нужна частная жизнь и ощущение личного пространства, чтобы выработать собственную личность. Родителям может быть невыносимо следить за тем, как их ребёнок отдаляется от них. Но, как бы ни было соблазнительно для родителей внедриться в тёмные уголки личной жизни их детей, существуют убедительные свидетельства того, что подглядывание за ними повлечёт за собой больше плохого, чем хорошего. В долгосрочной перспективе цель родителя — создать здорового самодостаточного взрослого человека. Процесс выработки здоровой автономности начинается с момента, когда ребёнок способен уползти от вас — так говорит Нэнси Дарлинг, специалист по психологии развития в Оберлинском колледже. «Родительская доля тяжела необходимостью соблюдения баланса стремления ребёнка к самостоятельности и соображений безопасности», — говорит она. Приватность — ключевой момент выработки самодостаточности. «Возможность испытывать уединение — вероятно, базовая потребность человека, превышающая культуру», — говорит Скайлер Хоук, социальный психолог, изучающий развитие юности в Китайском университете Гонконга. В юности мозг, тело и социальная жизнь детей быстро меняются. Во время экспериментов со своей идентичностью и самовыражением им необходимо личное пространство, чтобы разобраться со всем этим, говорит Хоук. Уединение не просто важно для молодых людей, говорит Сандра Петронио, профессор коммуникаций и директор Центра управления приватностью коммуникаций в Индианском университете. Это их обязанность. «Основная забота взрослого человека — выработать индивидуальность, отойти от контроля родителей. Один из понятных способов сделать это — потребовать личное пространство», — говорит она. Существуют убедительные доказательства того, что вторжение в личную жизнь ребёнка нарушает отношения родитель-ребёнок, говорит Петронио. «Родитель своим подглядыванием демонстрирует недоверие, — говорит она. — Всеобъемлющая потребность контролировать ребёнка по-настоящему вредит отношениям». Скрытое подглядывание, добавляет Хоук, вряд ли долго будет оставаться скрытым. Большинство детей лучше своих родителей разбираются в технике. Есть шансы, что они обнаружат эти отслеживающие приложения и разберутся, как взломать систему — будут оставлять отслеживаемый телефон в шкафчике в школе, когда прогуливают уроки, или заведут вторую, тайную учётную запись в Instagram. Неудивительно, что когда дети чувствуют, что не могут доверять родителям, они становятся ещё более скрытными. Хоук наблюдал этот эффект в выборке студентов в Нидерландах, где отношение к индивидуализму и самостоятельности похоже на отношение к ним в США. Исследователи спрашивали детей, уважают ли их родители их личное пространство. Через год дети подглядывавших родителей демонстрировали более скрытное поведение, а их родители сообщали о том, что меньше знают о занятиях, друзьях и местонахождении детей, по сравнению с другими родителями. «Мы можем проследить путь от ощущения вторжения в личную жизнь до увеличения уровня секретности детей и снижения знаний родителей об их детях, — говорит Хоук. — Если родители слишком сильно вторгаются в жизнь детей, это им в итоге откликнется». При отсутствии у ребёнка личного пространства страдают не только отношения родитель-ребёнок. Когда дети чувствуют вторжение, это может привести к появлению у них психологических проблем, которые эксперты называют «усвоенным» поведением — тревожность, депрессия, отдаление. «Есть множество исследований, говорящих о том, что дети, растущие с назойливыми родителями, больше подвержены воздействию этих психологических проблем, в частности оттого, что это подрывает уверенность ребёнка в своих способностях действовать самостоятельно», — говорит Лоуренс Стейнберг, профессор психологии из Университета Темпла и автор книги «Эпоха возможностей: уроки новой науки о юности» [Age of Opportunity: Lessons From the New Science of Adolescence]. Когда родители не дают детям возможности принимать решения самостоятельно, у детей не появляется шанса сделать выводы из этих решений. Хотя у родителей есть обязанность направлять своих детей и беречь их от вреда, юность всё же остаётся временем для выявления пределов, говорит Джудит Сметана [Judith Smetana], профессор психологии, изучающая взаимоотношение молодых людей и их родителей в Рочестерском университете. Возьмём алкоголь. Дети, экспериментировавшие с алкоголем в юности, и не ставшие затем алкоголиками, оказываются психологически более здоровыми, чем те, кто никогда его не пробовал, говорит Сметана. «Не хочу попустительствовать увлечение детей алкоголем, но мы знаем, что это время — время экспериментов, — говорит она. — Такова природа юности». Но даже когда родителям известна важность уединения, бывает сложно понять, где нужно провести черту. Эта черта для каждой семьи будет разной, даже в едином социально-экономическом слое или в одной и той же местности, говорит Дальтон Конли, социолог из Принстонского университета, автор книги 2014 года «Наука быть родителем» [Parentology]. Конли говорит, что был шокирован, узнав, что его коллега шпионит за своими детьми-подростками при помощи видеоняни, находясь в отъезде, на конференции. В то же время, его не смущает практика проверки трат, совершаемых по банковской карте, у своих собственных детей, с целью узнать, где они были и что покупали. «Технология родительского слежения так быстро развивается, что не существует чётких норм того, что считать приемлемым», — говорит он. Дарлинг тоже испытывала искушение отодвинуть границу между независимостью и уединением. Несмотря на то, что она выступает за предоставление детям личного пространства с тем, чтобы они выработали здоровую самостоятельность, она также является родителем, беспокоящимся за них. Она попросила своего младшего сына включить функцию Find My iPhone, чтобы она могла найти его, если не сможет дозвониться. А когда её старший сын, находившийся дома на каникулах в перерыве занятий в колледже, не вернулся домой однажды вечером, «Я сунула нос в его контакты в мобильном, чтобы позвонить его девушке, — признаёт она. — Его это разозлило, но ведь было 3 часа утра, и я беспокоилась». Согласно Дарлинг, дети скорее почувствуют вторжение в личную жизнь, если родители будут вмешиваться в их личные дела — к примеру, подслушивать их разговоры или подсматривать переписку. Но большинство детей признаёт, что у родителей есть законное право на обеспечение безопасности — устанавливать правила по использованию наркотиков или знать, куда дети идут после школы. «Родители должны знать, где находятся их дети», — говорит она. Но и вопросы безопасности не так уж однозначны. В большинстве мест [США] сейчас быть ребёнком безопасно. Согласно статистике ФБР, количество насильственных преступлений упало на 48% с 1993 по 2011 года. Детская смертность падает. Пропадают дети рекордно мало.

Тем не менее, некоторые эксперты говорят, что никогда ещё социум не требовал так сильно пристальнее следить за своими детьми — это очевидно из тех ставшими частых случаев, когда родителей арестовывают за то, что их дети в одиночку ходят в школу или играют в парке без присмотра.

Многие эксперты обвиняют в этих переменах современные СМИ, постоянно предоставляющие устрашающие заголовки, касающиеся опасностей и похищения. «СМИ увеличивает страх, а страх превращается в ограничения для детей, подростков и даже молодых людей, — говорит Петронио. — У него есть возможность подорвать развитие набора навыков у молодых людей, которые необходимы им для того, чтобы стать независимыми взрослыми». И действительно, некоторые дети живут в опасных районах. И этим детям, судя по всему, лучше жить под строгим надзором их родителей. Исследование специалистов Виргинского университета обнаружило, что у детей из мест проживания представителей среднего класса, характерных отсутствием риска, отношения с матерями и социальная адаптация получается хуже, если их родители подрывают их самостоятельность. Наоборот, среди семей с низким доходом и высоким уровнем риска отношения с матерями были лучше, когда те были более авторитарными. Но во многих местах желание родителя шпионить за детьми может быть продиктовано не столько заботой об их безопасности, сколько стремлением уменьшить собственную тревожность. «В итоге получается, что вы пытаетесь утолить вашу жажду знаний, поскольку вы не выносите неопределённости, вы не даёте ребёнку возможности научиться тому, как принимать правильные решения», — говорит Петронио. Исследования Хоука показывают, что родители, шпионящие за детьми, меньше уверены в своих способностях, больше тревожатся по поводу их взаимоотношений с детьми, и больше беспокоятся — часто безосновательно — по поводу поведения их ребёнка. «На основе моего исследования, я считаю, что подглядывание может характеризовать как адаптацию ребёнка, так и родителя — возможно, последнего даже в большей степени», — говорит он. Когда дело касается установления здоровых границ, то, как говорят психологи, хорошее общение лучше подглядывания, а дети, которые активнее делятся со своими родителями, лучше приспосабливаются к жизни. «В итоге, наилучший способ узнать, что происходит с вашими детьми — послушать, что они сами расскажут», — говорит Хоук. Некоторые родители говорят, что отслеживание улучшает общение с детьми. Снайдер говорит, что использование приложения для отслеживания телефона дочери стало стартовой площадкой для обсуждения таких тем, как секс, наркотики, самоубийство и друзья. «Поскольку я читаю её переписку с друзьями, мы можем без подготовки общаться по поводу происходящего в её жизни, — говорит Снайдер. — Не думаю, что у нас были бы такие же открытые отношения, построенные на уважении, без помощи mSpy».

И всё же, вероятно, можно утверждать, что большая часть родителей, скачивающих шпионские приложения, делают это не для того, чтобы вести приятные разговоры с детьми.

Очевидно, что личная жизнь и пространство важны детям для того, чтобы помочь им стать здоровыми взрослыми.

Теперь, когда вторгаться в личную жизнь стало легче, чем когда бы то ни было, родителям придётся задавать себе неудобные вопросы каждый раз, когда они собираются пересечь эту черту.

  • родители
  • дети
  • слежка
  • опека
  • гиперопека

Источник: https://habr.com/ru/post/410237/

Права и обязанности родителей

Имеют ли право родители удерживать 18 летнего ребенка дома силой?

Согласно ст. 61, 63 СК РФ родители несут равные обязанности в отношении своих детей, имеют право и обязаны воспитывать своих детей, заботиться о здоровье, физическом, психическом и нравственном развитии ребенка.

Родители троих малолетних детей А. и Б. проживали после расторжения брака в одном жилом помещении. Между ними возник спор по поводу участия в воспитании своих детей. Спор не затрагивал конкретных форм, методов воспитания, а состоял в том, что каждый из них желал отстранить другого от участия в воспитании детей.

А. обратилась в суд с иском к Б. о передаче ей детей на воспитание, а Б. — со встречным иском к А. о передаче ему детей на воспитание.

Суд, признав возможным по личным и иным качествам родителей участие каждого из них в воспитании детей, принял решение об отказе матери А. в удовлетворении иска и удовлетворил иск отца, которому и передал детей на воспитание.

Решение суда как незаконное было отменено судом кассационной инстанции.

Представляется, что судебная коллегия правомерно отменила решение суда.

Передавая детей на воспитание отцу, суд тем самым лишил мать права и отстранил от исполнения обязанности по воспитанию, чем нарушил требования ст. 54, 62, 63 СК РФ.

Следует отметить, что лишение либо ограничение права родителей на воспитание детей возможно лишь по основаниям, предусмотренным ст. 69, 73 СК РФ и в случае предъявления соответствующего иска.

В анализируемом деле такой иск не предъявлялся, оснований для лишения одного из родителей права на участие в воспитании и освобождении от обязанности по воспитанию детей не имелось.

Родители заблуждались в отношении существа права и обязанности по воспитанию несовершеннолетних детей, а суд неправильно истолковал ст. 54, 62, 63, п. 2 ст. 65 СК РФ.

Представляется, что самостоятельным предметом иска требование о передаче ребенка на воспитание одному из родителей быть не может. Оба родителя имеют право и обязаны воспитывать своих детей, в том числе и при раздельном проживании.

Неправильное применение ст. 54, 62, 63, п. 2 ст. 65 СК РФ, скорее всего, вызвано неясностью изложенных в них положений. Закон предусматривает преимущественное право родителей на воспитание детей перед другими лицами. Такое требование родителями (одним из них) может быть заявлено в случае, когда дети находятся у третьих лиц.

Родители, несомненно, имеют преимущественное право на воспитание детей перед другими лицами. Однако, проживание детей не с родителями, а с другими лицами не освобождает родителей от воспитания своих детей. Для эффективной реализации права на воспитание, бесспорно, дети и родители должны проживать совместно.

Родители вправе предъявить иск к третьим лицам о передаче им ребенка на воспитание.

В том случае, когда иск предъявлен родителем к другому родителю необходимо разъяснять истцу-родителю право предъявлять иск, предметом которого является не требование о передаче ребенка на воспитание от одного из родителей к другому, а иное требование, например, об определении места жительства ребенка по месту жительства одного из родителей при их раздельном проживании.

Неясно изложен и п. 2 ст. 65 СК РФ в части наделения родителей правом на устранение разногласий между ними по вопросам воспитания путем обращения в орган опеки и попечительства или суд.

Во-первых, устранение разногласий возможно путем применения одного из способов защиты; во-вторых, обращение в орган опеки и попечительства либо в суд не является способом защиты, а рассматривается в качестве формы защиты прав.

Следует напомнить, что вопрос об отстранении от участия в воспитании может быть разрешен лишь в рамках иска о лишении либо ограничении родительских прав.

Другим обстоятельством, подлежащим учету, следует назвать и то, что затруднительно разрешить этот вопрос и в связи с лишением, ограничением родительских прав в случае проживания родителей и детей в одном жилом помещении. Решение станет неисполнимым.

Родитель, лишенный родительских прав, ограниченный в родительских правах своим присутствием в различных его проявлениях будет участвовать в воспитании ребенка. Ребенок, наблюдая за поведением отца (матери), уже получает уроки воспитания.

Изложенное позволяет сделать обоснованный вывод о том, что требование о передаче ребенка на воспитание от одного родителя к другому не может быть самостоятельным предметом иска. Положения ст. 63, п. 2 ст. 65 СК РФ следовало бы уточнить с целью обозначения, в частности, способов защиты.

Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей (ст. 64 СК РФ).

Источник: https://studme.org/1580011915860/pravo/prava_obyazannosti_roditeley

Юридический спектр
Добавить комментарий