Имеет ли право глава сельского поселения вызывать учеников и их родителей к себе?

Права школьника: защитите своего ребенка!

Имеет ли право глава сельского поселения вызывать учеников и их родителей к себе?

О том, как вести себя родителям, если в школе возникла конфликтная ситуация, рассказывает адвокат Юлия Никифорова.

Закон «Об образовании» в 41 статье, пункте 1 очень четко про­писывает, что именно на школу ло­жится ответственность по оказанию первичной медико-санитарной по­мощи. И если ребенку стало плохо, то учитель обязан незамедлительно вызвать медсестру или проводить ученика в процедурный кабинет.

Ребенку могут дать воды, обрабо­тать рану йодом или зеленкой, дать понюхать нашатырный спирт. Мед­сестра без врачебного осмотра не имеет права давать ребенку какие-то серьезные медикаменты. И если школьнику не становится лучше, преподаватель обязан немедленно вызвать скорую помощь и прокон­тролировать, что учащийся будет доставлен в медицинское учрежде­ние.

При этом необходимо, чтобы кто-либо из представителей школы сопровождал ребенка.

На учителя также ложится обя­занность выяснить, почему ребенку стало плохо или определить вино­вного. И, конечно же, в срочном по­рядке оповестить родителей о произошедшем телефонным звонком.

В такой ситуации не существует отговорок вроде «мы не дозвони­лись», «как же отправлять ребенка в больницу без ведома родителей», ведь в случае ухудшения состоянии ребенка или летального исхода вся ответственность (вплоть до уголов­ной) ляжет на директора школы.

Учитель обязан быть внимателен к жалобам учащихся на здоровье, не отпускать ребенка из школы, если ему стало плохо: может быть внутренняя травма, ушиб, перелом, растяжение. Осложнение может воз­никнуть потом, а виновен будет пре­подаватель, проигнорировавший жалобу учащегося.

ТРАВМА В ШКОЛЕ

Чаще всего травмы случаются из-за драк или на уроках физкультуры. В последнем случае отвечать придется даже не учителю, а школе: статья 1068 Граж­данского кодекса РФ гласит, что вред, причиненный работником при исполнении трудовых обязан­ностей, возмещает работодатель.

Поэтому в данном случае именно школа должна возместить родите­лям расходы на лечение ребенка. Если травма случилась в результате драки или агрессивного поведения одного из детей, то опять же вино­вен будет учитель, поскольку он, как представитель школы, обязан пред­принять все меры и не допустить причинение даже самого незначи­тельного вреда здоровью учащихся.

Согласно ст. 1068 ГК РФ, родители должны предъявлять претензии не учителю, а школе.

Любая неприятность, случившая­ся в школе в часы учебного процес­са, ложится на плечи руководства. И даже если ребята отпросились с уроков и на территории школы устроили потасовку, виноваты будут преподаватель и директор, а мате­риально — школа.

Если причинен вред здоровью ребенка или моральный ущерб, родители могут предъявить иск к администрации школы о возме­щении физического и морального вреда.

Но в этом случае они долж­ны будут доказать, что в действиях их ребенка не содержится прямой вины. Конкретные виновники най­дены — требуйте возмещения вреда.

Схема простая: необходимо обра­титься в школу и отдел образования. В Москве телефон Горячей линии

Минобрнауки 8 (499) 553−0963. Если же мирным путем вопрос не решает­ся, то необходимо обратиться в суд. У вас есть все факты причиненно­го вреда, есть расходы, вызванные повреждением здоровья ребенка.

Пункт 1 статьи 1085 ГК РФ относит к расходам, вызванным поврежде­нием здоровья: расходы на лечение, дополнительное питание, приоб­ретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-ку­рортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бес­платное получение.

ВАЖНО! В некоторых школах есть практика использования магнит­ных карточек, с помощью которых учащиеся входят в школу или поки­дают ее. И если, предположим, драка между учащимися произошла даже рядом со школьным крыльцом, но ребенок уже покинул школу (о чем свидетельствует магнитный про­пуск), учителя ответственности не несут. Внимательно читайте Устав учебного заведения!

РЕБЕНКА В ШКОЛЕ ТРАВЯТ ДЕТИ

Ответственность за то, что происходит в стенах школы, лежит на директоре школы и педагоге. Все словесные оскорбления, травля ре­бенка другими учащимися, порча его вещей и тому подобное нарушение прав школьника — это зона от­ветственности школы.

Однако в по­следнее время все чаще приходится слышать жалобы на оскорбления в соцсетях, а это уже — ответствен­ность родителей.

К сожалению, в рос­сийском законодательстве больше не существует статьи 130 Уголовного ко­декса «Оскорбление личности», к ко­торой можно было прибегать, если ребенка оскорбляют в соцсетях или фотографируют в нелицеприятных ситуациях и отправляют фото общим знакомым. Но никто не отменял мер воздействия с помощью школы или через родителей.

Обязательно объ­ясните ситуацию классному руково­дителю и попросите принять меры. Нелишне будет пообщаться и с ро­дителями таких детей и объяснить, что вы готовы написать заявление в полицию, и ребят (даже девочек) поставят на учет, а это отметка в ха­рактеристике при дальнейшей учебе и поступлении. Убеждения не помо­гают — пишите заявление в полицию.

В какое ведомство обращаться по поводу нарушения прав детей, детально прописано в Федеральном законе от 24.06.1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы про­филактики безнадзорности и право­нарушений несовершеннолетних».

В случаях, когда дети, например, при помощи фотошопа прилепляют голову девочки к телу порноактрисы и вывешивают свое «творчество» в соцсетях, чем могут довести ребенка до нервного срыва или самоубийства, помните, что существует статья 128.1. УК РФ «Клевета».

И здесь закон очень суров финансово. Родителям следует обязательно обратиться к нотариусу и сделать скриншоты этих «произ­ведений», заверяя через нотариуса этот публичный источник. Затем об­ратиться в полицию и через суд тре­бовать уголовного преследования.

РЕБЕНКА ОСКОРБЛЯЕТ ПЕДАГОГ

Учитель не имеет права оскорблять ребенка. Ни словесно, ни тем более действием, например, не пустив его на празд­ник или дойдя до рукоприкладства — это указано в ФЗ «Об образова­нии».

В таких ситуациях сразу же обращайтесь к директору школы и на Горячую линию Минобрнауки, в том числе, оставьте и письменное заявление на сайте Минобрнауки (минобрнауки.рф/обратная-связь/ форма). Соберите от других роди­телей заявления о недопустимом поведении учителя и требуйте за­мены преподавателя.

До тех пор, пока родители не вмешались в ситу­ацию, ребенок имеет полное право не выслушивать оскорбления в свой адрес, а в вежливой форме попро­сить разрешения покинуть класс и обратиться к директору с жало­бой. Неплохо, если ребенок запи­шет оскорбления на диктофон.

Во‑ первых, родители поверят ребенку, что оскорбления имели место быть, а во-вторых, эта запись будет суще­ственным аргументом в общении с директором школы.

Запись не надо показывать педагогу, угрожая рас­правой, но следует обязательно об­ратиться к директору и требовать или выговор для такого педагога, или же его отстранения и замены. Имейте в виду, что ни видео-, ни аудиозапись не может быть доказа­тельством в гражданском суде — потребуется ая экспертиза.

Объясните ребенку его права в школе, но также укажите, что на оскорбления педагога нельзя отве­чать тем же, всегда надо быть веж­ливым и корректным.

ПРОИЗОШЛА КРАЖА

Если в школе случилась кража, учитель не имеет права досматри­вать школьника, которого он может подозревать. Это прерогатива толь­ко сотрудников полиции. Именно их незамедлительно и следует вы­звать для проведения досмотра и оперативно-розыскных меропри­ятий.

Учитель может только по­просить добровольно продемон­стрировать содержимое сумки или портфеля, или же вызвать родителей и попросить это сделать в их присут­ствии, но ученик вправе проигнори­ровать эту просьбу.

Ведь может быть так, что украденную вещь ребенку подбросили в сумку, поэтому досмо­тров без полиции и родителей несо­вершеннолетнего быть не должно.

Желая избежать подобных ситу­аций, педагоги обычно дают роди­телям совет, к которому стоит при­слушаться: давайте ребенку вещи попроще, покупайте недорогие теле­фоны и, тем более, у ребенка в школе не должно быть драгоценностей. Это важно для защиты прав школьника. fotoimedia.

Источник: https://www.goodhouse.ru/family_and_children/education/prava-shkolnika-zashchitite-svoego-rebenka/

Наверное, нет такого человека, у которого за годы обучения в школе не возникало бы недопонимания с учителями. Чем младше ребенок, тем больше родители в курсе, чем он живет в школе, как складываются его отношения с учителями и одноклассниками.

Но по мере взросления школьника мама и папа постепенно отходят от ежедневных подробностей его жизни вне дома. Ребенок проявляет все больше самостоятельности в своих школьных делах.

Поэтому звонки из школы и приглашение на разговор часто застают родителей врасплох: “Все было хорошо, и вдруг что-то случилось…” Что поможет чувствовать себя более уверенно, если у подростка возникли трудности в общении с учителем? Как поддержать ребенка в непростой ситуации? На вопросы обозревателя портала www.interfax.by ответила психолог Оксана Лушанкина (Санкт-Петербург). 

Нападать и отстраняться – неэффективно

Когда родителей вызывают в школу, они могут растеряться и не знать, как правильно вести себя при разговоре с учителем, завучем, директором. Мама и папа могут испытывать страх, вину, обиду, злость. От того, как они справятся со своими эмоциями, зависит исход проблемы.

Неэффективные стили поведения родителей в подобном случае – отстранение и нападение. При отстранении родители не желают вникать в ситуацию и ответственность за решение проблемы отдают ребенку.

Например, мама держится в стороне, боясь навредить: “Если я вмешаюсь, будет еще хуже. К нему будут придираться”. А папа говорит: “Ты там разберись, чтобы нас с матерью не дергали”.

Может показаться, что он прав, ведь дети должны нести ответственность за свои поступки и учиться решать свои проблемы самостоятельно. На самом деле о воспитании самостоятельности речи не идет – родители всего лишь дают ребенку понять, что они не на его стороне.

От мамы и папы он получает посыл: “Сделай так, чтобы нас не трогали. Ты сам за себя”. Родители не задумываются, что, оказавшись в трудной ситуации, ребенок нуждается в защите, а не в поучениях…

От нападения пользы тем более нет. “Сама виновата, это все из-за твоего характера!” – обвиняют родители дочь, получив сигнал из школы.

В то же время они начинают выяснять подробности у родителей одноклассников, поднимают всех на уши и бегут в школу, чтобы доказать, что их ребенок не виноват.

Под их горячую руку попадают все: члены семьи, учителя, одноклассники ребенка и их родители.  

Стратегии отстранения и нападения неэффективны, потому что здесь речь не про интересы детей. Что происходит на самом деле? Взрослые, вспоминая свой детский опыт, когда они оказались один на один с проблемой, пытаются защитить себя – того школьника, которому было обидно и за которого не постояли родители.

Мне приходилось общаться с родителями в школах. Я видела, как самостоятельные и успешные в своей профессии взрослые, переступая порог учебного заведения, превращались в робких школьников, которые смотрят на учителей снизу вверх и боятся зайти в кабинет директора.

Поэтому, чтобы разобраться с тем, что происходит между вашим школьником и учителем, понять суть конфликта и помочь ребенку, постарайтесь сначала помочь себе.

От ситуации можно отстраниться на время, чтобы перевести дух, собраться с мыслями, разобраться в своих чувствах – и только после этого уверенно идти в школу.

Конфликты дома и в школе… одинаковы

Любые ссоры – это часть диалога между людьми, и важно разобраться в контексте ситуации. Трения между учителями и учениками происходят по тем же причинам, по которым ссорятся родители и дети.

В основе конфликтов – вопросы любви и принятия, борьбы за власть, ответственности, авторитета и границ. Разница лишь в том, что дома можно не обращать внимания на поведение ребенка и ждать, что “он перерастет”. А в школе игнорировать конфликтную ситуацию не получится.

Придется что-то предпринимать, потому что происходящее мешает учебному процессу, ради которого все в школе собрались.

Не искать правых и виноватых

Не стоит искать правого и виноватого. Лучше выяснить, что важно для каждого в сложившейся ситуации. Например, если для учителя важно, чтобы ученик его уважал, а ученик хочет, чтобы учитель проявлял к нему больше внимания, следует искать способы, чтобы каждый получил свое.

Быть для ребенка надежным тылом

Ребенок может испытывать страх, обиду, чувство несправедливости, злость. Важно быть рядом с ним и говорить об этих чувствах. Вы можете поддержать ребенка, поделившись воспоминаниями о своих конфликтах с учителями. Он с облегчением поймет, что не один оказался в затруднении. Надежный тыл для ребенка необходим – это основа выхода в любой ситуации.

Прощай, тревога

Когда взрослый человек приходит к пониманию: “Ни мне, ни моему ребенку зла в школе не желают”, тревога уходит, и остается лишь техническая часть проблемы. А вот когда родитель продолжает тревожиться, то помочь ребенку он не в силах.

Не бежать в школу по мелкому поводу

Вмешательство родителей обязательно, когда ситуация связана с угрозой или фактом физического и психологического насилия. В других случаях надо учитывать, что в отношениях между учеником и учителем есть все, что и в любых других отношениях. Ссоры, как и счастливые моменты, неизбежны.

Излишний родительский контроль вредит диалогу ученика и учителя. Например, школьник делится с мамой, как он выяснял отношения с учителем.

Ребенок гордится, что отстоял свое мнение, хотя ему было трудно в споре, а у мамы поднимается тревога: “Его обижают!” Она воспринимает ситуацию, исходя из своей установки “если люди спорят, это плохо”.

Важно верить ребенку, когда он уверенно говорит: “Мама, я сам разберусь. Это мои дела!” – и учится справляться со своей тревогой. Если мама не слышит сына, он злится на ее вторжение в школьные дела. Часто бывает: к психологу приходят с проблемой про учителя, а выясняется, что нарушен диалог между родителем и ребенком, а ситуация в школе на самом деле неактуальна.

Доверять учителю

Родители могут сделать для своего ребенка больше, чем пытаться контролировать его отношения с учителем.

Например, мама поможет им обоим спокойно взаимодействовать, если будет доверять учительнице и смирится с мыслью, что у сына появилась “школьная мама”, которую он будет любить, восхищаться, говорить, какая она добрая и красивая.

Не менее важно, чтобы у ребенка были доверительные отношения с родителями. Тогда внешние проблемы он переживает легче, потому что уверен, что главные люди за него.   

Разговаривать с учителем спокойно и уверенно

Провести конструктивный диалог с учителем несложно, если разговаривать не из обиженного и агрессивного, а из уверенного и спокойного состояния. Постарайтесь соблюсти четыре условия.

Первое. В разговоре важно слышать друг друга, а когда люди кричат, диалог невозможен. Если учитель общается на повышенных тонах, можно попросить: “Да, я вас слышу. Вы можете говорить на два тона потише?” – и дождаться, когда собеседник начнет говорить спокойнее. Не продолжайте беседу, пока вашу просьбу не выполнят.

Второе. Проясните, чего от вас ждет учитель, на какую помощь рассчитывает: “Чем конкретно я могу вам помочь? Чего вы хотите от моего сына (моей дочери)?”

Третье. Пусть учитель проговорит, какой выход он предлагает: “Каким вы видите разрешение данной ситуации?” Также озвучьте свой вариант – это поможет найти точки соприкосновения.  

Четвертое. Не позволяйте учителю оскорблять и называть нелестными словами вашего ребенка, даже если он очень провинился.

Когда ребенок видит, что родители на его стороне и умеют решать трудности без обвинений, эмоциональных выпадов, он чувствует себя в безопасности и дома, и в школе.

Если учитель неправ, просить извиниться перед ребенком

Когда вы понимаете, что к ребенку отнеслись несправедливо, попросите учителя извиниться. Просьба должна быть конкретной, например: “Я прошу вас извиниться перед моей дочерью за то, что вы при всем классе накричали на нее”.

Не жаловаться на учителя директору школы

Конфликтная ситуация исчерпана, когда в отношениях между учителем и учеником не осталось напряжения и школьные вопросы решаются привычными способами. Обращение к директору, в отдел образования – это силовые методы, которые применяют люди, находящиеся не в диалоге, а на поле битвы. Если есть желание помочь своему ребенку, поддержать его, лучше прийти на консультацию к психологу.

Беседовала Ирина Барейко

Источник: https://interfax.by/news/stil_zhizni/psikhologiya/1249246/

Школа «строгого режима»

Имеет ли право глава сельского поселения вызывать учеников и их родителей к себе?

Школа – начало начал, и с этим трудно спорить. В селе же она – ещё и центр Вселенной. Не зря переселенцы на дальневосточный Зелёный Клин первым делом ставили школу. Всем миром. Не умевшие писать и читать, они умели мечтать о будущем.

А дети – и есть наше будущее.

З8 попугаев и удав

Знает каждый дошколёнок: удава правильно измерять в попугаях. А любовь к школе, это вам в селе Свиягино Приморского края каждый взрослый скажет, – лучше в банках краски, а не во всяких там километрах, параллелях и меридианах. Кто думает иначе – двоечник и неудачник! Жизнь должна быть яркой! Так, видимо, считает директор местной школы Елена Леонидовна Аксёнова. И спорить с ней – себе дороже.

«Если высказать ей своё несогласие, недовольство по какому-либо вопросу, то это сразу же отразится на твоём ребёнке, его учёбе и оценках, в чём мы не раз убеждались. Дети чувствуют негативное отношение к себе, многие не хотят ходить в школу. Такое поведение педагога недопустимо, так как нарушает психику детей.

Очень многие родители молчат, потому что боятся за своих детей. Двое учеников уже забрали документы из нашей школы и теперь учатся в городе. Не у всех есть такая возможность – переехать в Спасск. Если бы у нас была альтернатива, т.е.

ещё одна школа в селе, то две трети родителей, не задумываясь, перевели бы своих детей в другую школу – подальше от Аксёновой», – написали в обращении в Спасский филиал регионального общественного Движения по борьбе с коррупцией родители.

Не один, не два и не три – 20 человек!

Это как надо «насолить», чтобы люди решились вынести «сор из избы» и требовать сместить директора с должности? Коллективные заявления поступили в прокуратуру, в управление образования, главе Спасского района, депутатам Госдумы, краевому руководству. А самые целеустремлённые родители дозвонились до приёмной президента!

«Спонсоры» по принуждению

В российском законодательстве есть лазейка: родители или другие законные представители ребёнка вправе делать пожертвования для образовательной организации. Благотворительность эта сугубо добровольная. В Свиягинском же филиале превратили её в принудиловку.

Вот листок из ученического дневника. Чётким учительским почерком написано: «В школу 3 мая, в четверг. Отдыхаем 30 апреля, 1, 2 мая. На ремонт класса сдать 500 рублей», – и роспись классного руководителя.

Такие поборы стали здесь нормой. Например, для подготовки школы и детского сада к новому 2018 – 2019 учебному году, по информации Наталии Витальевны Краевской, начальника управления образования, из районного бюджета выделено 173436,93 рубля.

Эти деньги предназначались на промывку системы отопления, частичный ремонт кровли здания детского сада, установку эвакуационного освещения, профилактические испытания электрооборудования, контроля качества огнезащитной обработки школьной крыши, приобретение огнетушителей.

Однако «спонсорские взносы» собирали и с родителей – от 500 до 1300 рублей, – утверждают авторы коллективных писем: «Деньги требовали, это не было добровольное пожертвование. Никто потом за собранные средства перед нами не отчитался».

Депутат Думы от партии Дела Владимир Евгеньевич Тычина вынужден был сделать депутатский запрос главе района Алексею Яковлевичу Салутенкову: «Прошу представить отчёт о добровольной финансовой помощи родителей учеников Свиягинской средней школы. Сколько денег собрано? На какие цели потрачены? Кто руководил или руководит распределением средств?»

Движет родителями не скупость, хотя в селе многие живут лишь натуральным хозяйством: работы нет. И денег, соответственно, – тоже.

Тем не менее, люди готовы выкроить из скудного семейного бюджета что-то и для нужд школы и сада.

Кому из нас не хочется, чтобы детям было комфортно? Минувшим летом, например, родители за свой счёт отремонтировали классы начальной школы, но в результате неисправности крыши помещения пришли в непригодное состояние.

Текущий ремонт, в натуре…

Здание дошкольной группы эксплуатируется с 1987 года. На втором его этаже размещались два класса начальной школы и средняя группа детского сада. Как считают родители, из-за неисправности крыши группу детского сада сократили.

Управление образования, в отличие от сельских мам, мне кажется, не видит в этом трагедии:

«В соответствие с нормативом стандартной (базовой) стоимости педагогической услуги Свиягинскому филиалу школы №7 на 2018 год утверждено муниципальное задание по показателю количества детей, получающих услуги дошкольного образования, в количестве 55 человек. На 1 апреля 2018 года фактически числилось 52 ребёнка. Это наполняемость двух групп.

Очередность на устройство детей в дошкольные группы отсутствует. Фактическая посещаемость за 2017 год – в среднем 38 детей. В течение ближайших четырёх лет все дети будут обеспечены местами в двух имеющихся группах. С ноября 2017 года по апрель 2018 – посещено 13 семей, но увеличения не произошло.

При увеличении на 1 сентября 2018 года числа дошкольников до 55 будет открыта третья группа».

Родители и депутат Владимир Тычина считают, что эта информация не совсем корректна. Ведь в той же Васильковке есть дети детсадовского возраста, но посещать сад они не могут, потому что нет подвоза.

Да и если по Свиягино хорошо пройтись, можно собрать детей, которые сидят дома, потому что их родители не могут заплатить за сад. Но ведь это проблема, которую нужно решать.

Наши власти, похоже, предпочитают проблем не видеть.

А что же ремонт крыши?

В 2016 году, по официальной информации, произведён частичный ремонт кровли за счёт средств районного бюджета. И в нынешнем году для этой цели купили гидроизол. Ответственное дело поручили рабочему учреждения.

Вряд ли директор контролировала качество этого, в прямом смысле слова, текущего ремонта. Листы рубероида отслоились от плит перекрытия, вода, естественно, затекает под них. И гидроизол ничего не изолирует. Так – отмазка и перевод денег.

Нужен нормальный капитальный ремонт кровли.

На нынешний год администрация района ещё только запланировала подготовку проектно-сметной документации. В 2019 году для выделения средств из краевого бюджета в департамент образования и науки Приморского края будет направлена заявка (!). А крыша течёт, и это явно не лучшим образом отражается на состоянии здания.

Дырявая крыша – не единственная «достопримечательность» Свиягинской школы.

«Пизанская» башня

Из жалобы родителей: «На территории школы находится водонапорная башня в аварийном состоянии. Она уже дала крен и может в любой момент упасть, от неё откалываются и падают вниз кирпичи. Но руководству до этого нет дела».

Из запроса Владимира Тычины: «У родителей возник вопрос, насколько эта конструкция устойчива. Прошу направить специалиста и обследовать данное сооружение на пригодность и выдать заключение».

А, собственно, почему это не волнует директора Елену Леонидовну Аксёнову? Если случится беда – отвечать-то, думаем, ей!

Объекты «М» и «Ж»

«В школе нет водоснабжения и канализации, поэтому туалет надворный. Он деревянный, зимой там холодно.

К тому же, детский туалет находится далеко от школы, примерно в 200-х метрах, а вот учительский – совсем рядом, но он – под замком, – жалуются родители.

– К моменту приёмки школы на 2018 – 2019 учебный год, туалет не был готов к посещению его детьми. Туда невозможно войти, так как ямы полные, а зимой там образуется каток».

Вот и спрашивает тот же Владимир Евгеньевич главу района, собирается ли кто-либо опорожнить выгребную яму школьного туалета до наступления зимы?

Оказывается, всё куда круче: запланирован капитальный ремонт туалета за счёт долевого (!) участия краевого и районного бюджетов. Проектно-сметная документация уже выполнена и направляется на экспертизу. Работы планируется выполнить до 15 декабря 2018 года. Но ведь страховка ещё никому не вредила? Почему бы существующий «объект» не привести в порядок? Одно другому ведь не мешает?

«Педагогические услуги»

Песенка «Учат в школе, учат в школе, учат в школе» явно устарела. Не УЧАТ, а ОКАЗЫВАЮТ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛУГИ! Почувствуйте разницу!

Из жалобы родителей: «В 2017 году в школу на должность учителя русского языка и литературы принята бывшая техничка школы. Мы сомневаемся, что она имеет должное образование и квалификацию, чтобы преподавать. Просим проверить наличие документов, необходимых для обучения детей».

Из депутатского запроса депутата Владимира Тычины главе района: «В Свиягинской средней школе с начала нового учебного года отсутствует учитель английского языка для младших и средних классов. Какие меры принимаются, и когда будет обеспечен полноценный образовательный процесс?»

Волнует родителей и география, которую ведёт сама Елена Леонидовна: «Каким образом Аксёнова заслужила высшую категорию? На уроках географии и изобразительного искусства, которые она преподаёт, дети предоставлены сами себе, а в это время она занимается своими директорскими делами. В этом учебном году в 5-м классе ещё не было ни одного урока географии, хотя сентябрь уже заканчивается. Её ученики не принимают участие в конкурсах, олимпиадах. Откуда высшая категория?

Аксёнова является также учителем изобразительного искусства. Мы, родители, сомневаемся, что она имеет должное образование и квалификацию для преподавания этого предмета, и просим проверить наличие подтверждающих документов».

«Откосили» от спорта?

К началу учебного года школьный стадион был выкошен частично (две газонокосилки, как объяснила директор, пришли в негодность). Только 8 сентября спортивную площадку привели в надлежащее состояние. Ничего страшного: пусть футбол смотрят по телевизору?..

Помню, на одном из заседаний общественного совета Чкаловского сельского поселения остро стоял вопрос прохудившейся крыши над спортивным залом. Из-за этого срывались уроки физкультуры.

И тут случилось чудо! В родное село приехал один из бывших учеников школы, предприниматель Алексей Дюндик. Он за собственный счёт отремонтировал кровлю. Но кто хотя бы раз упомянул его фамилию? Кстати, в этом году он тоже оказал весомую помощь родной школе.

Закрадывается крамольная мысль: быть может, и на этот ремонт списаны средства?

Казалось бы, теперь у местных школяров есть возможность заняться спортом и в свободное от учёбы время. Ан, нет. Вот и спрашивает главу района тот же Владимир Тычина: «Будет ли доступен спортзал для занятий учеников школы спортом вне учебного времени в зимний период?»

Выкуп по-свиягински

Из письма-жалобы: «Аксёнова Е.Л. ввела в школе обязательную летнюю практику для учеников без согласия на это родителей и самих учеников. В случае отказа от практики нужно принести две банки краски. Выпускники тоже несли краску, иначе была бы плохая школьная характеристика. Краска, как мы понимаем, шла на ремонт».

ФЗ «Об образовании в РФ» запрещает привлекать обучающихся без их согласия и несовершеннолетних – без согласия родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному обязательной программой.

Управление образования, подстёгнутое жалобой родителей, вынуждено было разъяснить директору Свиягинской школы этот момент. Хотя занятая его чиновниками позиция не может не удивлять: жалобы из Свиягино как-то обтекают его мимо.

Рассказывает одна из авторов писем-жалоб, Наталья Владимировна Бойко:

– В августе 2018 года я обратилась к бывшему врио губернатора А.В. Тарасенко по поводу возникших в школе проблем. Жалоба была направлена в управление образования района, и 6 сентября приехала комиссия.

Мы с несколькими родителями узнали об этом случайно и в присутствии Елены Леонидовны Аксёновой задавали вопросы, в частности, о принудительном «спонсорстве».

Она не опровергла ни одного факта нарушений, только обмолвилась, что просила учителей не делать записи в дневниках о поборах.

«Внутренние вопросы» общественному обсуждению не подлежат?

Ситуация в школе назрела, как гнойник, и Свиягинский Совет общественности решил её всесторонне обсудить. Однако Елена Леонидовна приглашением его председателя, Почётного гражданина Спасского района и старосты села Валентины Григорьевны Тычина пренебрегла:

Источник: https://www.arsvest.ru/rubr/5/53334

Зачем школам информация о доходах родителей?

Имеет ли право глава сельского поселения вызывать учеников и их родителей к себе?

Алматинцам разъяснили, какую информацию родители учеников обязаны предоставлять по требованию классного руководителя, а какую – нет.

Казахстанских родителей раздражают частые просьбы учителей заполнить очередную анкету.

По их словам, школы интересуются, где они живут и работают, в какой должности и даже какой у них размер заработной платы.

Кроме того, в некоторых опросниках приходится отвечать, есть ли у ребенка своя комната, в своей ли квартире они живут или арендуют и так далее. Все это раздражает людей и вызывает неприятие.

Глас народа

В нашу редакцию обратилась жительница Алматы, которая попросила четвертую власть выяснить, насколько законны такие опросы – какие сведения передавать можно, а какие лучше оставить при себе.  

«Я понимаю, им нужны наши телефоны, адреса. Но какая им разница, кем я работаю, или они разделяют родителей на обеспеченных и необеспеченных? Вопрос – для чего? Не буду говорить о сборах денег, для кого это секрет? Пусть побольше внимания уделяют детям и обучению, а не родителям», – сказала наша собеседница, пожелавшая остаться инкогнито.

Она далеко не одна такая возмущенная, многие мамочки и папочки придерживаются такого же мнения. Но одно дело повозмущаться и замолчать, и совсем другое открыто об этом заявить. Вот позиция других героев нашей публикации.

«Отношусь к этому анкетированию крайне отрицательно, т.к. считаю, что это личная информация и она никак не касается школы. Вопросы про финансовую помощь тоже были. Поставила прочерк в этой графе, не стала указывать о том, что помощь от нас каждый год осуществляется то в виде жалюзей, то с ремонтом. А так, в школе нельзя собирать деньги… », – сообщила Зарина Сыдыкова.

«Для того, чтобы нас найти, если что-то случиться, достаточно номеров мобильных телефонов родителей. По месту работы в этот момент за Вами никто не поедет. А вот попросить «посильной добровольной помощи», если место работы престижно, всесильно или высокодоходно, будет проще», – подчеркнула другая жительница мегаполиса Елена Ломаева.  

На самом деле похожих комментариев было гораздо больше, но далеко не все из негодовавших согласились на публикацию. Хотя слова людей выглядели достаточно реалистично и было понятно, что им не по душе система опросов.  

Власть отвечает

Разобраться в ситуации и прояснить, для чего собираются личные данные родителей, нам помогла руководитель отдела образования Ауэзовского района города Алматы Гульнар Ходжабергенова.

«В классном журнале, в конце, есть специальная страница «Сведения о родителях учащихся».

На этой странице школы собирают сведения: ФИО отца, матери или же заменяющих их лиц; затем адрес проживания, место работы и кем работают родители. Нужно указывать все телефоны.

Классный журнал – это документ государственного образца строгой отчетности. Такие личные данные для его заполнения собирают во всех школах с 1 по 11 классы», – пояснила она.

А вот информацию о том, в какой квартире проживают семьи – в своей или в чужой, по словам Ходжабергеновой, отделы образования не запрашивают. Однако для статистики им все же нужно знать, имеют родители городскую прописку или нет. Также Ходжабергенова пояснила, в каких случаях школы интересуются, имеет ли ребенок отдельную комнату.

«Зачастую к нам обращаются разные органы, в частности, из суда мы получаем запрос, когда мы оформляем опеку над ребенком, когда он остается без попечения родителей. Тогда в обязательном порядке социальный педагог или представитель школы приходит в квартиру, где проживает ребенок, и проводит акт обследования жилищно-бытовых условий.

 Мы обязаны требовать от родителей, чтобы они создавали нормальные условия для проживания и обучения своего ребенка, чтобы у него была комната, рабочий стол, чтобы он вовремя ложился спасть. Когда мы такие рейды по неблагополучным семьям проводим, выясняется, что родители сами по себе, ребенок сам по себе, ненакормленный.

То есть обследование мы делаем только в том случае, если судебные органы, РОВД или органы опеки это запрашивают», – сказала она.

Также Гульнар Ходжабергенова пояснила, для чего нужна информация о месте работы родителей.

«В школе случаются различные ситуации. Такой банальный пример – два подростка подрались. У нас есть школьные полицейские. Но они детей до 14 лет без присутствия родителей не имеют права допрашивать. Поэтому нам нужно срочно связаться с родителями. Или, допустим, ребенку стало плохо.

Мы везем его в больницу и должны сиюминутно поставить родителей в известность. И если мы их по мобильному телефону не находим, выходим на руководство организации, где они работают, просим найти такого-то сотрудника. Иногда мы записываем координаты родственников – бабушек, дедушек, через них выходим на мам и пап.

Для таких случаев все контактные данные родителей нам очень важны», – сказала она.

По аналогичным причинам школам требуется знать адрес проживания своих учеников. Как пояснила Ходжабергенова, если созвониться с родителями не получается, классный руководитель обязан прийти домой и убедиться, что с ребенком все в порядке.

Если предоставление данных о месте проживании, работе и контактных телефонах является обязательным для всех родителей, то справки о заработной плате, как пояснила Ходжабергенова, требуются не у всех родителей. По ее словам, эти данные нужны школам лишь для того, чтобы оказывать адресную социальную помощь нуждающимся.  

«На начало каждого учебного года мы запрашиваем информацию, сколько детей обучается в той или иной школе из малообеспеченных, многодетных, неблагополучных семей. Нам, например, не важно знать имена детей, мы запрашиваем цифровую информацию: в какой-то школе пять детей, в какой-то – десять.

Всё остальное школы собирают для отчетности перед фискальными органами – прокуратурой, финконтролем и так далее.

Для того чтобы перечислять средства из фонда всеобуча на счета родителей или приобретать для их детей что-то, родители обязательно должны подтвердить статус детей – справками, копиями документов.

В этом случае в обязательном порядке запрашивается информация о зарплате. Чтобы оказать ребенку помощь, доход семьи не должен превышать определенного размера. Допустим, в семье мать, отец и четверо детей. Если зарплата родителей превышает прожиточный минимум на шестерых человек хоть на один тенге, тогда школа не имеет права оказывать помощь. Если не превышает, то оказывает.

Еще школы запрашивают справку о том, что родители безработные и у них нет других источников дохода, то есть они не являются индивидуальными предпринимателями. Родители собирают этот перечень документов, после чего комиссия в школе рассматривает и определяет, полагается ли ребенку помощь.

Если да, то ему предоставляется бесплатное питание, канцелярские товары, а в летнее время мы таких детей отправляем в лагеря за счет средств из местного бюджета. Опять-таки нам нужны для того документы. Без документов не можем относить детей к льготным категориям», – разъяснила специалист.

Если же родители не планируют получать адресную помощь, они вправе отказаться от заполнения графы о зарплате и предоставления справок насчет семейных доходов. При этом если у мам и пап возникают вопросы по поводу сбора личной информации и обеспечения ее конфиденциальности, то все вопросы они могут решить с директором учебного заведения.

«Если он не примет меры, и родитель не получит исчерпывающий ответ, следующая инстанция – районный отдел образования. Во всех школах в фойе висят телефоны нашей горячей линии. На этих стендах вся информация вывешена.

Если же и мы не принимаем соответствующие меры, как считает родитель, то следующая инстанция – Управление образования. Но у нас такого еще не было.

Если родители к нам обращаются, мы стараемся принять все меры и удовлетворить их», – сказала Гульнар Ходжабергенова.

Приведенные ею аргументы выглядят весьма обоснованными. Имея достаточную информацию о семье, педагогам легче решать, кому необходима помощь. А на случай, если представители школы перегибают палку и спрашивают чуть ли не о том, где ключи от сейфа лежат, можно с уверенностью ответить отказом и напомнить, что излишнее любопытство ничем хорошим не заканчивается.  

Источник: https://www.ktk.kz/ru/blog/article/2016/09/22/72337/

Юридический спектр
Добавить комментарий