Есть ли смысл подать апиляцию на решения суда: взыскать долг солидарно с наследников

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2017 г. N 5-КГ17-135 Судебные акты по делу о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество отменены, дело передано на новое рассмотрение, поскольку взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества, установленного вступившим в законную силу решением суда, недопустимо

Есть ли смысл подать апиляцию на решения суда: взыскать долг солидарно с наследников

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Коммерческого банка “Юниаструм Банк” (ООО) к Кошевой Т.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество

по кассационной жалобе Кошевой Т.Н. на решение Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения Кошевой Т.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения относительно доводов кассационной жалобы представителей Коммерческого банка “Юниаструм Банк” (ООО) Елсукова А.А. и Сопельцева А.Б.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

коммерческий банк “Юниаструм Банк” (ООО) (далее – КБ “Юниаструм Банк”) обратился в суд с иском к Кошевой Т.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество, указывая на то, что между истцом и ИП Кошевым С.А. 1 августа 2013 г. заключён кредитный договор, по которому заемщику предоставлен кредит в размере 4 788 300 руб.

Для обеспечения исполнения обязательств по указанному кредитному договору 6 и 7 августа 2013 г. между КБ “Юниаструм Банк” и Кошевым С.А. заключены договоры ипотеки (залога недвижимости) на земельный участок площадью 921 кв.м по адресу: … область, …, (Кошевой С.А. является собственником 2/9 доли) и нежилое помещение площадью 65,8 кв.

м, расположенное на нём, а также на земельный участок площадью 147 кв.м по адресу: …, и строение площадью 44.7 кв.м, расположенное на нём. После смерти Кошевого С.А. 23 мая 2015 г. принадлежащее ему имущество приняла наследник Кошевая Т.Н. Ссылаясь на то, что задолженность Кошевого С.А. по кредитному договору составляет 4 716 405 руб. 19 коп.

, истец просит взыскать с ответчика как с наследника должника данную сумму и обратить взыскание на заложенное имущество.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. исковые требования КБ “Юниаструм Банк” удовлетворены частично. С Кошевой Т.Н. в пользу КБ “Юниаструм Банк” взыскана задолженность по кредитному договору в размере 2 288 755 руб. 33 коп. Обращено взыскание путём продажи с публичных торгов на следующее имущество:

– 2/9 доли земельного участка общей площадью 921 кв.м, расположенного по адресу: … (начальная стоимость 40 000 руб.), и нежилое помещение площадью 65,8 кв.м, расположенное по данному адресу (начальная стоимость 1 010 000 руб.);

– земельный участок общей площадью 147 кв.м, расположенный по адресу: … (начальная стоимость 30 000 руб.), и нежилое строение (магазин) площадью 44.7 кв.м, расположенное по данному адресу (начальная стоимость 1 320 000 руб.).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г. решение суда оставлено без изменения.

Кошевой Т.Н. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене обжалуемых судебных постановлений.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 14 июня 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке, и определением судьи от 6 сентября 2017 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права были допущены судом первой и апелляционной инстанций по настоящему делу.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 1 августа 2013 г. между КБ “Юниаструм Банк” и ИП Кошевым С.А. заключён кредитный договор N … на сумму 4 788 300 руб. сроком до 29 июля 2021 г. (л.д. 16-28).

6 и 7 августа 2013 г. между КБ “Юниаструм Банк” и Кошевым С.А. во исполнения обязательств по кредитному договору от 1 августа 2013 г. заключены договоры ипотеки (залога недвижимости) N … и N …

, соответственно, предметом залога по которым являются: земельный участок площадью 921 кв.м (Кошевой С.А. является собственником 2/9 доли) и нежилое помещение площадью 65,8 кв.м, расположенные по адресу: …, земельный участок площадью 147 кв.

м и строение площадью 44,7 кв.м, расположенные по адресу: … (л.д. 38-48, 49-60).

23 мая 2015 г. Кошевой С.А. умер (л.д. 81).

Кошевая Т.Н., как наследник первой очереди после смерти Кошевого С.А., приняла наследство (л.д. 140-141).

Вступившим в законную силу решением Омского районного суда Омской области от 29 февраля 2016 г. установлено, что Кошевая Т.Н. после смерти супруга унаследовала спорное имущество, рыночная стоимость которого, согласно проведённой при рассмотрении дела судебной экспертизы, составляет 2 400 000 руб. (л.д. 246-251).

Разрешая спор и удовлетворяя иск КБ “Юниаструм Банк”, суд первой инстанции исходил из положений статей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающих невозможность одностороннего отказа от исполнения обязательств и необходимость их надлежащего исполнения, а также из положений пункта 3 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, предоставляющих кредиторам наследодателя право предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с решением первой инстанции и апелляционным определением суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу пункта 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (ст. 323). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст.

 128 ГК РФ); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

При отсутствии или недостаточности наследственного имущества требования кредиторов по обязательствам наследодателя не подлежат удовлетворению за счёт имущества наследников и обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества (п. 1 ст. 416 ГК РФ).

Пунктом 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г.

N 9 разъяснено, что стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от её последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Поскольку смерть должника не влечёт прекращения обязательств по заключенному им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несёт обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключён кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на неё). Размер задолженности, подлежащей взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

При рассмотрении данной категории дел суд, исходя из положений законодательства об ответственности наследников по долгам наследодателя, обязан определить круг наследников, состав наследственного имущества и его стоимость, а также размер долгов наследодателя.

Как видно из материалов дела, после смерти мужа ответчика Кошевого С.А. открылось наследство, состоящее из земельного участка площадью 921 кв.м (Кошевой С.А. является собственником 2/9 доли) и нежилого помещения площадью 65,8 кв.м, расположенных по адресу: …, а также земельного участка площадью 147 кв.м и строения площадью 44,7 кв.м, расположенных по адресу: …

При рассмотрении гражданского дела N 2-159/2016 по иску ПАО “Сбербанк России” к Кошевой Т.Н.

о взыскании задолженности по долгам наследодателя судом была назначена оценочная экспертиза унаследованного имущества, по результатам которой общая стоимость наследственного имущества составляет 2 400 000 руб.

Также установлено, что Кошевая Т.Н. во исполнение долговых обязательств наследодателя уплатила денежные средства в размере 111 244 руб. 67 коп.

Вступившим в законную силу решением Омского районного суда Омской области от 29 февраля 2016 г. определено, что объём ответственности наследника Кошевой Т.Н. по долгам Кошевого С.А. составляет 2 288 755 руб. 33 коп.

(с учётом добровольно уплаченных ею средств в погашении долга наследодателя), в связи с чем с Кошевой Т.Н. в пользу ПАО “Сбербанк России” были взысканы денежные средства в названном размере.

Коммерческий банк “Юниаструм Банк” (ООО) был привлечён к участию в деле в качестве 3-го лица. Решение суда банком оспорено не было.

Доказательств, свидетельствующих об ином размере наследственного имущества, перешедшего после смерти Кошевого С.А. к ответчику по настоящему делу, суду представлено не было.

Таким образом, поскольку взысканная с Кошевой Т.Н. сумма задолженности наследодателя Кошевого С.А. равна стоимости наследственного имущества, оснований для удовлетворения заявленных КБ “Юниаструм Банк” требований не имелось.

Выводы суда о том, что положения пункта 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя), применимы к спорным правоотношениям, основаны на ошибочном толковании норм материального права. Взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества, установленного вступившим в законную силу решением суда, недопустимо.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что поскольку решение Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г.

и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

приняты с существенными нарушениями норм материального права, то данные судебные постановления подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права и установленными обстоятельствами.

Руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий Кликушин А.А.

В деле по взысканию банком сумм по долгам наследодателя с его наследника СК по гражданским делам ВС РФ отметила следующее.

По ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству вправе при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости предмета залога преимущественно перед другими кредиторами.

Вывод о том, что это правило применяется к спорным правоотношениям, ошибочен.

В рассматриваемом случае в рамках иного спора с этого же наследника уже был взыскан долг в пользу другого кредитора в размере стоимости унаследованного имущества.

Поэтому нет оснований для взыскания сумм по другому кредиту с этого же лица. Тот факт, что исполнение обязательства наследодателя по данному долгу было обеспечено залогом недвижимости (унаследованной ответчиком), на указанный вывод не влияет.

Взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества не допускается.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71676710/

Верховный суд объяснил, в каких случаях наследник не платит по долгам

Есть ли смысл подать апиляцию на решения суда: взыскать долг солидарно с наследников

Тяжелую и неприятную тему по наследственным долгам рассмотрела Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда.

Известно, что долги, которые остались после смерти человека, никуда не исчезают. Если при жизни гражданин не смог или не успел расплатиться по своим обязательствам, то сделать это придется его близким, получившим наследство.

В наследственном законодательстве есть один-единственный вариант, при котором можно избежать расплаты по старым обязательствам. Это – отказаться от наследства целиком и полностью. В таком случае ничего родные никому не должны.

Кстати, этим обстоятельством в последнее время часто стали пользоваться недобросовестные наследники. Когда им доподлинно известно, что добро, которое остается после умершего человека, в разы меньше его долгов, они начинают усиленно разыскивать дальних родственников, которые об обязательствах умершего, набежавших по ним процентах и прочих неприятных вещах ничего не знают.

Верховный суд разъяснил права детей на наследство

Почти постороннего гражданина настоящие наследники поздравляют с тем, что именно ему доверено получить имущество, от которого по разным обстоятельствам они отказались.

Если не очень юридически грамотный такой “счастливчик” дойдет до нотариуса и оформит принятие наследства, то он и станет главным и единственным ответчиком по прижизненным долгам наследодателя.

Обычно только спустя несколько месяцев такой наследник узнает, что мизерное по деньгам наследство в виде старых вещей и кривой табуретки – ничто в сравнении с оставшимися долгами.

Но в нашем случае Верховный суд разбирал еще более сложную ситуацию с наследственным долгом. Оно и понятно – в жизни всегда бывает больше вариантов, чем перечислено в инструкциях и статьях закона.

У нас все началось с решения районного суда, который постановил взыскать с некого гражданина очень немалые деньги. Это была сумма долга умершего человека и госпошлины, которую заплатил банк при обращении в суд.

Банк пошел в суд с просьбой – заменить ему должника, который, точнее, которая скончалась несколько месяцев назад, не исполнив до конца свои обязательства.

Наследником по закону оказалась дочь банковской должницы, но в силу своего младенческого возраста за нее до совершеннолетия по подобным обязательствам должен отвечать взрослый. В нашем случае за долги перед банком по решению суда должен расплатиться отец ребенка.

Он попробовал оспорить решение районного суда, но и в первой, и во второй инстанции проиграл дело. Тогда был вынужден дойти до Верховного суда. Изучив дело, Судебная коллегия по гражданским делам решение местных судов отменила, отправила назад и велела его пересмотреть с учетом собственных разъяснений.

Вот что написал Верховный суд.

По статье 44 Гражданского процессуального кодекса в случае выбытия одной из сторон: смерти гражданина, реорганизации предприятия, переуступки прав требования, перевода долга и прочих аналогичных случаев – суд допускает замену лица в обязательствах.

По Гражданскому кодексу (статья 1175) наследники, принявшие наследство, отвечают солидарно по долгам наследодателя. Причем каждый из наследников отвечает по долгам в пределах стоимости перешедшего к нему имущества.

Если попадаются суду такие дела, то, заявил Верховный суд, сначала надо выяснить, привлекались ли граждане к наследованию и как они реализовали свои наследственные права. Надо определить размер и стоимость наследственного имущества, в пределах которого наследник будет отвечать по долгам.

Только спустя несколько месяцев такой наследник узнает, что мизерное наследство – ничто в сравнении с оставшимися долгами

Верховный суд подчеркнул: возложение на наследника обязанности полностью погасить долги выбывшей стороны, без учета любого из перечисленных обстоятельств, ведет к необоснованной замене стороны в долговом обязательстве.

В нашем случае два гражданина обращались к нотариусу с заявлением о принятии наследства, о котором идет речь. Интересно, но районный суд посчитал, что одного этого факта вполне достаточно, чтобы переложить на наследника долг.

Но суд не проверил того факта, что обоим заявителям нотариус отказал в выдаче свидетельства о наследстве. Дело в том, что никакого наследственного имущества просто не было.

Фактически, подчеркнул Верховный суд, районные коллеги ограничились запросом, что наследники обращались к нотариусу. А то, что он им ответил, местный суд не заинтересовало.

Из этого Верховный суд сделал вывод – поскольку отсутствовало имущество, за счет которого наследники могли нести ответственность по долгам, долг умершей гражданки нельзя перенести на ее наследников.

Ни первая, ни вторая инстанция на ответ нотариуса не обратила внимания. Из-за этого и было вынесено два незаконных судебных решения.

Источник: https://rg.ru/2015/04/07/sud.html

Юридический спектр
Добавить комментарий