Дача ложных показаний в отделе УВД

Как это сделать

Дача ложных показаний в отделе УВД

Уточните имя, отчество, фамилию, звание, должность и место работы сотрудника (важна не только ведомственная принадлежность, но и конкретное подразделение: например, второй отдел следственной части следственного управления УВД ЦАО ГУ МВД РФ по Москве). Важно записать его телефон.

Советую попросить номер мобильного телефона — правоохранители обычно дают городской номер, бесполезный для обратной связи. Объясните, что вы осознаете свой гражданский долг и готовы ему следовать, но вам надо обсудить вызов с адвокатом. А для оперативной связи адвоката с сотрудником (и скорого исполнения вашего гражданского долга) вам нужен именно мобильный телефон.

На типичную реплику «с адвокатами ходят только виновные, а мы так поговорим» не реагируйте — ваш оппонент просто облегчает себе жизнь.

Спрашивать о причинах вызова по телефону бессмысленно: вам не скажут ничего или сообщат неправду. Лучше согласуйте с адвокатом подходящую дату и время для беседы и поручите ему согласовать их с вызвавшим вас сотрудником. Немногие предприниматели знают, что имеют право выбрать удобное для них время в течение пяти дней с момента вызова.

Кто будет проводить допрос?

Важно понять, кто вас вызывает на допрос. Если оперуполномоченный, то зачастую речь идет даже не о допросе, а о даче объяснений или опросе. В этом случае статус лица, дающего объяснения, не регламентирован никак, кроме общих слов в законе о полиции.

По сути, вы не обязаны полно отвечать на вопросы оперуполномоченного (привлечь за это к ответственности очень непросто). Идти на такое мероприятие имеет смысл для того, чтобы выяснить мотивы интереса к вам.

Оперативник всегда заинтересован в возбуждении дела по завершении доследственной проверки, поэтому вряд ли будет объективен. Вероятно, он попытается пригласить вас еще раз. Мой совет — сократите общение с оперуполномоченным до минимума, а лучше поручите это своему адвокату.

Один из моих доверителей долго ходил на все вызовы оперуполномоченного, не желая «будить лихо» в надежде, что тот оценит его законопослушность. Но в итоге добился только обыска в офисе.

Другое дело, если вас вызывает следователь в качестве свидетеля по уголовному делу. Статус свидетеля детально регламентирован уголовно-процессуальным кодексом. Его явка строго обязательна, он предупреждается об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний, а в случае неявки подлежит приводу.

Показания, данные в качестве свидетеля, могут быть использованы как доказательства по уголовному делу. Именно поэтому (несмотря на то, что закон допускает допрос свидетеля в отсутствии адвоката) приходить на допрос предпринимателю одному — большая ошибка.

Даже если вы откажетесь от опрометчиво данных показаний, они все равно могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и против вас. Распространенным способом получения признательных показаний является задержание на 48 часов с последующим предложением сознаться во всем.

Многие, желая покинуть изолятор временного содержания, дают такие показания в надежде отказаться от них потом. Напрасно.

Из правил бывают исключения. Например, иногда следователь поручает оперативнику провести допрос либо самостоятельно проводит доследственную проверку. Такая рокировка мало на что влияет. Важно наличие или отсутствие процессуального статуса свидетеля.

Не говорите лишнего

Допрос всегда начинается с установочных данных — ФИО, год рождения, семейный статус (называйте строго официальные данные: например, если вы состоите в гражданском браке, то для следствия вы не женаты). Всегда спрашивают, состоите ли вы на учете в психоневрологическом или наркологическом диспансере.

Как правило, следователи стараются сделать так, чтобы свидетель начал со свободного рассказа («расскажите, что вы знаете о ситуации»). Это позволит ему выявить с самого начала ваши слабые места.

Рекомендую строить беседу по принципу «вопрос — ответ». Это психологически проще, ведь допрашиваемый и так в стрессовой ситуации. По моим наблюдениям, ответы на первые пять—семь вопросов следователь обычно знает.

Таким образом проверяется ваша искренность.

Многие, придя на допрос, становятся словоохотливыми. Происходит это часто от волнения, а часто из желания понравиться сотруднику, ведь подсознательно люди считают, что тот отнесется к ним лучше, и рассказывают даже то, о чем их не спрашивают.

Один серьезный бизнесмен, увлеченно рассказывая следователю о проведенных за городом выходных, невольно сообщил органам о том, что он нарушил избранную меру пресечения.

Впоследствии следователь использовал это как повод для помещения рассказчика под домашний арест вместо подписки о невыезде.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Следует помнить, что у вас и следователя диаметрально разные цели. Следователь хочет благополучно передать дело в суд без доследований и без прокурорских замечаний, для чего ему надо вытянуть из вас доказательства. Ваша цель — не навредить самому себе, сказав лишнего.

Каким бы приятным на вид ни был следователь, какие бы ни были у вас общие знакомые, следователь вам не друг, не надо ему помогать. Его задача — войти с вами в психологический контакт.

Представьте, что вы на деловой встрече, будьте сдержанны, лаконичны, не заискивайте, но и не будьте заносчивы.

Если следователь настаивает на чем-то («все-таки вспомните», «давайте вместе подумаем»), напомните ему, что вы обязаны давать только правдивые показания, в достоверности которых убеждены. Если вы не понимаете вопроса, то скажите «затрудняюсь ответить» или обратитесь к своему адвокату. У вас есть право консультироваться с ним в присутствии следователя.

Что касается ссылок на популярную в ТВ-сериалах статью 51 Конституции РФ, дающую право не свидетельствовать против себя и своих близких, то, с одной стороны, это верная мера в случае, если вы чувствуете внезапный обвинительный уклон в беседе со следователем.

С другой стороны, мера эта крайняя и злоупотреблять ею не стоит, т.к. для следователя это ясный сигнал о вашей виновности.

Также стоит помнить, что гражданская жена или муж не защищены положениями этой статьи, а круг близких родственников, указанных в УПК, весьма ограничен.

Не торопитесь

В случае неожиданного задержания бизнесмену как минимум до прибытия адвоката стоит отказаться от дачи показаний. Государство предоставляет защитника бесплатно. Но это рискованный вариант — к сожалению, адвокаты по назначению грешат союзом со следствием, ведь именно от следователя зависит число их клиентов и оплата труда.

Также не рекомендую давать показания сразу после предъявления обвинения. Стоит указать в протоколе, что показания вы давать в целом желаете, но только после детального ознакомления с текстом обвинения и консультации с вашим адвокатом.

Конечно, место допроса хочется покинуть поскорее, но излишняя спешка может привести к фатальным последствиям. Максимальное время допроса составляет восемь часов, а допрашивать могут до 22:00 (за исключением неотложных случаев).

Когда экзекуция закончится и следователь включит принтер, не торопитесь. Сначала внимательно прочтите протокол сами, затем дайте прочесть его защитнику.

Известны случаи, когда одна запятая влияла на смысл сказанного со всеми процессуальными последствиями.

Надеюсь, мои советы помогут предпринимателям в трудную минуту, однако считать себя готовым к поединку со следователем после их прочтения не стоит. Это все равно, что ехать на соревнования по карате после прочтения самоучителя. Допрос — поле битвы. И один в нем — не воин.

Источник: https://www.rbc.ru/opinions/own_business/23/06/2016/576bafc89a79474b953d9c3e

Правозащитники обещают преследовать лжесвидетелей

Дача ложных показаний в отделе УВД

04.12.2019 21:11:00

В Уголовном кодексе усилена ответственность за преступление против правосудия

Сенатор Сергей Калашников предлагает обязательно проводить в судах состязания экспертов. Фото с сайта www.council.gov.ru

В Уголовный кодекс (УК) включены нормы об ответственности за дачу ложных показаний на доследственной стадии, когда происходит проверка сообщений о преступлении.

Ранее наказание полагалось лишь тем, кто лжесвидетельствовал в ходе предварительного расследования. Поправки в УК должны защитить граждан от злоупотреблений экспертными заключениями.

Под их действие также подпадут правоохранители, сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).

Президент Владимир Путин подписал закон об изменении ст. 307 УК, согласно которой «уголовная ответственность за заведомо ложное показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод предусматривается на всех стадиях судебного и досудебного производства».

Как выяснила «НГ», в правозащитной среде эту поправку считают, по сути дела, «правовой революцией». Прежде всего потому, что теперь есть основания требовать уголовной ответственности тех сотрудников СИЗО и колоний, которые в ходе служебных проверок выгораживают себя или коллег, замалчивая известные им факты коррупции и пыток.

Как сказал «НГ» экс-начальник отдела по противодействию коррупции и инспекции личного состава управления кадров ФСИН Спартак Круглов, за последние годы у большинства сотрудников ФСИН «сформировалось ложное чувство долга».

По словам основателя соцсети Gulagu.

net Владимира Осечкина, правозащитники давно настаивали на таких поправках: «Всех сотрудников ФСИН и МВД, кто в ходе проверок по жалобам о пытках давал ложные объяснения и покрывал садистов, будет ждать наказание за преступление против правосудия».

И если прежде, заметил он, тюремщики могли безнаказанно врать, то теперь им за это грозит уголовная ответственность, которая к тому же закрывает для них возможность продолжить службу в правоохранительной системе.

Как рассказал «НГ» правозащитник Борис Ушаков, на стадии доследственной проверки многие сотрудники ФСИН дают показания об отсутствии каких-либо нарушений «из ложного чувства локтя и так называемой чести мундира».

Причем даже для тех случаев, когда вина тюремщиков уже была доказана и становилось очевидным, что их сослуживцы лгали, никаких правовых последствий старая редакция ст. 307 не предусматривала.

Но теперь, уверен Ушаков, большинство адвокатов станут ходатайствовать о проведении дополнительных проверок, чтобы «инициировать организацию уголовного преследования по каждому факту лжесвидетельства».

Член общественного совета при ГУ ФСИН по Ростовской области Елена Елисеева пояснила, что в ст. 307 речь идет о штрафах и принудительных работах, но для сотрудников ФСИН и правоохранительных органов судимость по ней означает участие в «преступлении против правосудия».

Действующий замначальника одной из белгородских колоний, который пожелал остаться неизвестным, ситуацию описал таким образом: «Обычно руководство заранее нас предупреждает о приезде прокуроров или следователей СК. Сотрудники отдела собственной безопасности УФСИН.

Они следят за тем, чтобы никто не давал показаний, не согласованных с начальником территориального органа». Рядовых тюремщиков, подчеркнул он, запугивают возможным увольнением или лишением премии, так что «эти люди по команде подписывают все, что им скажут».

По мнению собеседника «НГ», теперь ситуация может измениться, ведь не каждый захочет идти «под статью».

Напомним, что в подписанных президентом поправках в ст. 307 УК предусмотрена и ответственность за фальшивые заключения экспертизы также на всех стадиях судебного и досудебного производства. Ведь показания экспертов не только ложатся в основу приговора, но и в некоторых случаях становятся основанием для возбуждения новых дел.

Поэтому сенатор Сергей Калашников предлагает лишить суд права отказать одной из сторон процесса в просьбе о параллельной либо повторной экспертизе. Таким образом, судья получает два заключения, которые может сопоставить.

«Не секрет, что тот, кто заявляет о необходимости проведения экспертизы, тот ее и заказывает там, где считает для себя выгодным», – пояснил Калашников.

«Это полезный и логичный законопроект, позволяющий развивать реальную состязательность сторон в гражданском и арбитражном процессе.

Стороны смогут максимально реализовать свои права, а суд получит возможность оценить противоречащие друг другу заключения и отдать предпочтение более обоснованному», – пояснил «НГ» советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян.

В свою очередь, юрист Сергей Савченко напомнил о проблеме в уголовном удопроизводстве, когда судьи априори отдают предпочтения экспертизам со стороны обвинения. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-12-04/3_7743_lie.html

Юридический спектр
Добавить комментарий