19 понятие законодательства требования к законодательству или критерии его качества

Требования к законодательству (критерии качества законодательства)

19 понятие законодательства требования к законодательству или критерии его качества

Чтобы быть реальным регулятором общественной жизни, законодательство обязано быть качественным.

Что означает качественное законодательство? Время от времени качество законодательства отождествляют (что, думается, не совсем правильно) с качеством закона, так как законодательство состоит конкретно из законов, и если каждых из них станет качественным, то в сумме они и дадут необходимое качество законодательству в целом.

Обобщая представления ученых по этому вопросу, разрешено выделить три позиции. Во-первых, качество закона – это его дееспособность соответствовать социальным реалиям (экономическим, политическим и другим), т.е. акцент делается на содержании закона.

Во-вторых, качество закона имеет место быть, прежде всего, в том, как в нем формулируются потребности и запросы социальной действительности, т.е. основное в нем – юридическая форма. В том числе и если закон буквально передает запросы жизни, однако он «неудобоварим» сообразно форме, его действенности окажется под вопросом.

В-третьих, качество закона – это совокупность его параметров (касающихся как содержания, так и формы), дозволяющая существовать действенным регулятором общественных взаимоотношений. Наверное, данный полный подход надлежит взять за исходным и последующим образом определить качество законодательства.

Качество законодательства – это внутренние свойственная его форме и содержанию совокупность социальных и юридических свойств, обуславливающих пригодность законодательства удовлетворять конкретные потребности общества. Рассмотрим, каким требованиям должно отвечать законодательство, чтобы быть качественным.

Отражение воли государства

Законодательство должно формулировать волю правотворческого муниципального органа, а через него и волю государства. Так как предполагается, что муниципальные органы обязаны действовать в интересах и во благо народа, то и в законодательстве должна находить отображение воля народа. Таковы абстрактные постулаты, которые на практике далеко не постоянно обретают применение.

Тем не менее, закон считается высококачественным, если подходит настоящим общественным взаимоотношениям.

Закон имеет возможность соответствовать самому высокому уровню законодательной техники, тем не менее, активизировать негативный эффект, если грубо преступает социальную справедливость и не отвечает экономическим, политическим и другим заинтересованностям и потребностям общества.

К примеру, в истоке 2006 г. жители почти всех российских городов вышли на улицы, в знак протеста против внезапного удорожания коммунальных услуг. Их можно понять. Коммунальные тарифы возросли на 30%, а прибавки к пенсиям, пособиям и заработной плате бюджетников не произошло.

У подавляющего большинства народонаселения возникают трудности с получением информации о законодательстве: в большом их массиве немудрено заблуждаться. И даже при должной информированности далеко не все готовы согласовать правовые нормы между собой, найти их иерархию и т.п., будто зачастую приводит к уклонению действовать в соответствии с законодательством.

Конкретно такое положение есть в области налогового права, которое продолжает оставаться мощным, трудным и запутанным.

Налогоплательщики (в особенности мелкие предпринимательские организации) жалуются: чтобы ориентироваться с налоговым законодательством и правильно подсчитать собственные налоги, им приходится звать юристов за большую плату. Наверное, нередко обходится гораздо дороже, чем уплата штрафов за сокрытие налогов.

В правотворчестве необходимо исходить из принципа регулирования с помощью законодательства только тех вопросов, которые граждане и организации не имеют все шансы позволить без помощи других и которые затрагивают их единые интересы.

Неоправданное правовое регулирование общественной жизни не только ведет к ограничению свободы личности, но и вызывает стагнацию экономики законодательства, способную, в едином, нейтрализовать превосходство как социальный регулятор. В индивидуальности, наверняка, касается наружной правовой избыточности, т.е.

когда одни и те же вопросы регулируются большой численностью нормативных актов.

Однако имеется еще одна неувязка – внутренняя правовая избыточность.

Речь идет о возобновлении информации в самом нормативном акте, не несущей дополнительную нагрузку, которую разрешено удалить или изменить в отсутствии конфигурации значения нормативного акта.

Таковая избыточность загромождает нормативные акты и затрудняет восприятие их значения. Броским примером в данном отношении является Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права граждан на референдум в Российской Федерации».

Стабильность

Устойчивость никак не значит неизменность законодательства, которая имеет возможность сделать его косным, не подходящим реальности. Устойчивость достигается при наибольшей продуманности и обоснованности закона. Поспешность, поверхностный подход, неадекватное отображение реальности приводят к бессчетным поправкам и корректировкам в законодательстве.

Указ Президента РФ от 09 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» повлек модифицирование более 100 нормативных актов. Он был издан в период подготовки еще одних выборов главы государства. В данный период заостряются надежды народа, что воздействует на итоги выборов.

Стремясь их предвосхитить, Президент провел административную реформу. Но не прошло и месяца, как в этот Указ уже было внесено модифицирование. В последующем изменения заполучили регулярный характер.

Все это говорит о том, что принятие нормативных актов сообразно конъюнктурным суждениям дорого обходится обществу и очень плохо воздействует на устойчивости законодательства.

Источник: https://studbooks.net/749768/pravo/trebovaniya_zakonodatelstvu_kriterii_kachestva_zakonodatelstva

Юридическое качество законодательства и политическое качество государства | Smart Power Journal — общественное онлайн-издание

19 понятие законодательства требования к законодательству или критерии его качества

Президиум Совета законодателей принял решение проводить ревизию базовых законов, принятых за последние 20 лет. Владимир Плигин, который будет руководить этой работой, планирует представить результаты к ноябрю. Надо сказать, что дело это правильное. Однако возникает целый ряд существенных вопросов. Какими силами будет проводиться ревизия, и какой глубины будет проведен анализ?

Качество российского законодательства становится с каждым годом все хуже. Причем, в последние два года ситуация стала просто критическая. Любой практикующий юрист смог бы привести массу примеров правовых «ляпов», выходящих с Охотного ряда.

Постараюсь проиллюстрировать ситуацию на примере, который близок мне. Не так давно, с большой помпой и надеждой был принят новый, регулирующий государственные и муниципальные закупки, закон о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (№ 44-ФЗ). С 1 января он должен заменить собой эпохальный 94-ый закон.

Закон о контрактной системе имеет долгую историю. Работа над ним шла с 2010 года. В первом чтении Госдума приняла его в весеннюю сессию 2012 года, второе чтение закон прошёл в марте 2013 года.

Казалось бы, за такой промежуток времени, закон, регулирующий столь критически важную сферу, должен быть просто образцовым, если не по содержанию, то уж хотя бы с точки зрения юридической техники.

Но, увы…

Должен оговориться, что не стану анализировать вопросы собственно регулирования госзакупок, заложенного в законе, а остановлюсь лишь на его «юридическом качестве».

 Можно выделить три условных вида «юридических ошибок», которые встречаются в законодательстве: откровенные ляпы; некорректное использование понятий; противоречивость норм (внутренняя и внешняя).

 Приведу некоторые примеры таких «ошибок» из нового закона о закупках.

Откровенные ляпы

Под словом «ляпы» (которое в данной ситуации, на мой взгляд, очень мягкое) я понимаю разного рода «ошибки», допускать которые простительно (и то не всегда) только студентам второго курса юридического факультета. Отметим, что ошибки эти условны, а потому и закавычены, так как являются частью закона, то есть сами — закон.

Примером может служить часть 9 статьи 26 федерального закона, которой предусмотрено следующее:

«Уполномоченные органы, уполномоченные учреждения, полномочия которых определены решениями органов местного самоуправления муниципального района, городского округа, вправе осуществлять полномочия на определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) для отдельных муниципальных заказчиков, действующих от имени поселений, бюджетных учреждений поселений и (или) уполномоченных органов, уполномоченных учреждений, полномочия которых определены указанными в частях 3 и 5 настоящей статьи решениями органов местного самоуправления поселений, на основании соглашений между муниципальным районом, городским округом и входящими в их состав поселениями».

Обращаю внимание, что законодатель прямо указывает нам на то, что городской округ может заключать соглашения с «входящими в его состав поселениями». Это была бы революция в муниципальном праве, если бы не ограничение сферы действия рассматриваемого закона.

Для понимания объясню, что города в России, за исключением Москвы и Питера, могут быть либо городскими поселениями, либо городскими округами.

Согласно федеральному закону о местном самоуправлении, городской округ — это собственно и есть поселение, особенность которого в том, что оно не входит в состав муниципального района. Городскими округами, если говорить в советской терминологии, являются города «областного подчинения» (т.е.

, как правило, крупные города или особо значимые). То есть, в состав городского округа ни при каких обстоятельствах не может входить иное муниципальное образование, каковым является поселение.

Некорректное использование понятий

Право не терпит неопределенности и неясности. То, что в нашем обыденном языке может восприниматься как синоним, закон может наделять совершенно иным значением.

Более того, часто одно и то же понятие используется разными федеральными законами в отличных значениях (например, понятие подведомственности в бюджетном законодательстве значительно шире, чем в законодательстве о государственных услугах).

Поэтому, важнейшим вопросом при оценке юридической грамотности законопроекта является анализ правильности применения используемых понятий.

В этом вопросе закон о закупках является примером, мягко говоря, очень вольного обращения с понятийным аппаратом. Так, например, пунктом 6 статьи 3 закона дается следующее определение муниципального заказчика:

«Муниципальный заказчик — муниципальный орган или муниципальное казенное учреждение, действующие от имени муниципального образования, уполномоченные принимать бюджетные обязательства в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации от имени муниципального образования и осуществляющие закупки».

Все бы ничего, кроме того, что законодательство Российской Федерации знает только один единственный муниципальный орган — избирательную комиссию муниципального образования (часть 2 статьи 39 закона о местном самоуправлении). Все иные органы в муниципальном образовании являются органами местного самоуправления (администрация, представительный орган, контрольно-счетный орган и другие в соответствии с уставом).

Отмечу еще, что пока действующим 94-ым законом о госзаказе под муниципальным заказчиком понимаются именно органы местного самоуправления.

Кроме того, бюджетное законодательство, на которое ссылается приведенная норма, предполагает, что от имени муниципального образования бюджетные обязательства принимают на себя только органы местного самоуправления и органы местной администрации.

Правда следует оговориться, что в теории мы для удобства используем понятие муниципальных органов, под которым понимаем всю совокупность местных органов (органы местного самоуправления, органы местной администрации и избирательную комиссию). Но это только в теории и обыденном языке.

Внутренние противоречия в законе

По вопросу недопустимости внутренних противоречий в законе, я даже распространяться не стану. Просто приведу, самый очевидный и понятный пример.

Законом вводится новый институт мониторинга закупок. Регулируется он статьей 97. Оцените последовательность законодателя в рамках одной статьи, а именно в частях 8 и 10 указанной статьи:

«8. В соответствии с законодательством субъектов Российской Федерации и муниципальными нормативными правовыми актами может осуществляться мониторинг закупок для обеспечения соответственно нужд субъектов Российской Федерации и муниципальных нужд.

10. Мониторинг закупок обеспечивается федеральным органом исполнительной власти по регулированию контрактной системы в сфере закупок, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации по регулированию контрактной системы в сфере закупок, местной администрацией».

Как видно, в части 8 закон говорит, что мониторинг может осуществляться на региональном и муниципальном уровне, а в части 10 уже говорит, что мониторинг должен обеспечиваться регионами и муниципалитетами. Так может или должен? Как по одному и тому же предмету, в одной и той же статье может содержаться и диспозитивная и императивная норма?

Кончено, комплексный анализ федерального закона позволяет нам сделать в итоге вывод о том, как следует понимать и применять норму части 8. Но это мы уже притягиваем за уши.

Противоречие нормам других законов

Коллизия с иными федеральными законами является наиболее сложной проблемой в применении законодательства. Рассмотрим один интересный пример такого противоречия, затесавшийся в новеллы закона о закупках.

Законом вводится институт банковского сопровождения контрактов (статья 35). При этом закон не определяет суть и содержание такого сопровождения, а лишь наделяет правительство правом установить соответствующий порядок и случаи сопровождения, а также требования к банкам и их отчетам перед заказчиками:

«Правительство Российской Федерации устанавливает порядок осуществления банковского сопровождения контрактов, включающий в себя в том числе требования к банкам и порядку их отбора, условия договоров, заключаемых с банком, а также требования формируемых банками отчетов».

Концепция банковского сопровождения закупок в общем и целом достаточно известна и предполагает, что банк будет осуществлять контроль за расходованием средств исполнителя и отчитываться перед заказчиком. Сейчас мы не будем касаться содержательной стороны вопроса (целесообразно ли введение такого института), а обратим внимание лишь на одно обстоятельство.

И из самого закона со всей очевидностью (хотя это и не прописано прямо), и из концепции банковского сопровождения следует, что банк будет предоставлять заказчику информацию о расходовании средств исполнителя, которые ему выданы в качестве аванса на исполнение контракта. Но это категорически невозможно с точки зрения Гражданского кодекса (статьи 845 и 857), а также закона о банках и банковской деятельности (статья 26), так как нарушает банковскую тайну.

Могут ли устанавливаться исключения из банковской тайны (точнее случаи предоставления информации, отнесенной к такой тайне)? Конечно, но только напрямую федеральным законом, а не актом правительства.

То есть, для избежания коллизий или использования в дальнейшем разных фиктивных механизмов, законом о закупках нужно было прямо предусмотреть материальное (содержательное) регулирование банковского сопровождения, а не отдавать все на откуп правительству.

Причем ситуация складывается парадоксальная. Сам закон о закупках в части банковского сопровождения ничему не противоречит, так не содержит материальных норм. А вот акт правительства, который оно должно будет принять, при любом его содержании будет противоречить законодательству.

Далее можно было бы привести еще великое множество самых разнообразных примеров низкого уровня юридической грамотности закона о закупках. Но, пожалуй, и этого хватит.

Все эти примеры призваны показать два обстоятельства: 1) Существующий государственный аппарат не может обеспечить надлежащее юридическое «качество» принимаемых законов, даже базовых и очень важных. 2) Далеко не все юридико-технические «несоответствия» лежат на поверхности. Для настоящей ревизии потребуется глубокий анализ и принятие ряда сложных общих решений.

Если закон утрачивает свое истинное значение, то нет необходимости корпеть над его техникой. Если закон принимается в качестве ширмы и пыли в глаза, то даже при идеальной проработанности работать он не будет. Если же закон принимается для оформления воли вождя, он будет применяться, даже если его напишет двоечник.

В чем причина?

Прежде всего — неправовой характер современного российского государства. Если закон утрачивает свое истинное значение, то нет необходимости корпеть над его техникой.

Если закон принимается в качестве ширмы и пыли в глаза, то даже при идеальной проработанности работать он не будет (как например, не работает запрет государственным органам требовать от заявителей осуществления всякого рода согласований с другими органами).

Если же закон принимается для оформления воли вождя или нескольких лиц из его окружения, то он будет применяться, даже если его напишет двоечник.

Отсюда вытекает и следующее обстоятельство. Настоящие профессионалы в такой ситуации уходят с государственной службы. Постепенно, но неуклонно. Нужно понимать, что условия госслужбы отнюдь не райские, если, конечно, ты не воруешь. Поэтому, когда теряется содержательный смысл работы, то исчезает и последний стимул работать на государство.

Года два назад, аппарат Госдумы не пропустил бы «ошибок», описанных выше, даже в отношении куда менее важного законопроекта. Поэтому вряд ли можно ожидать сколько-нибудь ощутимых позитивных результатов начатой ревизии. Единственное, на что можно надеяться, так это на то, чтобы под видом ревизии законодательству не устроили зачистку от неудобных властям норм.

Проблема, конечно, заключается и в том, как технологически устроен процесс подготовки законопроектов. Но это касается, прежде всего, проблем их сущностного содержания, о чем мы поговорим позже.

Источник: http://smartpowerjournal.ru/legal-quality-of-the-legislation/

Качество закона. Критерии качества закона

19 понятие законодательства требования к законодательству или критерии его качества

Чтобы быть действенным регулятором общественной жизни, законодательство должно быть качественным.

Что значит качественное законодательство? Иногда качество законодательства отождествляют (что, думается, не совсем правильно) с качеством закона, так как законодательство состоит именно из законов, и если каждый из них будет качественным, то в сумме они и придадут нужное качество законодательству в целом.

Обобщив мнения ученых по данному вопросу, можно выделить три позиции.

Во-первых, качество закона — это его способность соответствовать социальным реалиям (экономическим, политическим и иным), т. е. акцент делается на содержании закона.

Во-вторых, качество закона проявляется, прежде всего, в том, как в нем формулируются потребности и требования социальной реальности, т. е. главное в нем — юридическая форма. Даже если закон точно транслирует требования жизни, но он «неудобоварим» по форме, его действенность окажется под вопросом3.

В-третьих, качество закона — это совокупность его свойств (касающихся как содержания, так и формы), позволяющая быть действенным регулятором общественных отношений.

Пожалуй, этот комплексный подход следует взять за исходный и следующим образом определить качество законодательства.

Качество законодательства — это внутренне присущая его форме и содержанию совокупность социальных и юридических свойств, обусловливающих пригодность законодательства удовлетворять определенные потребности общества.

Рассмотрим, каким требованиям должно отвечать законодательство, чтобы быть качественным.

Законодательство должно выражать волю правотворческого государственного органа, а через него и волю государства. Поскольку предполагается, что государственные органы должны действовать в интересах и во благо народа, то и в законодательстве должна находить отражение воля народа.

Таковы теоретические постулаты, которые на практике далеко не всегда находят применение. Тем не менее закон считается качественным, если соответствует реальным общественным отношениям.

Закон может соответствовать самому высокому уровню законодательной техники, тем не менее вызывать отрицательный эффект, если грубо нарушает социальную справедливость и не отвечает экономическим, политическим и иным интересам и потребностям общества.

Например, в начале 2006 г. жители многих российских городов вышли на улицы, протестуя против резкого удорожания коммунальных услуг. Их можно понять. Коммунальные тарифы возросли на 30%, а прибавки к пенсиям, пособиям и заработной плате бюджетников не произошло.

У подавляющего большинства населения возникают проблемы с получением информации о законодательстве: в большом их массиве немудрено запутаться. И даже при должной информированности далеко не все способны увязать правовые нормы между собой, определить их иерархию и т. п., что зачастую приводит к нежеланию действовать в соответствии с законодательством.

Именно такое положение существует в области налогового права, которое продолжает оставаться массивным, сложным и запутанным.

Налогоплательщики (особенно мелкие предпринимательские организации) жалуются: чтобы разобраться с налоговым законодательством и правильно посчитать свои налоги, им приходится приглашать юристов за немалую плату. Эго часто обходится гораздо дороже, чем уплата штрафов за сокрытие налогов.

В правотворчестве надо исходить из принципа регулирования с помощью законодательства лишь тех вопросов, которые граждане и организации не могут решить самостоятельно и которые затрагивают их общие интересы.

Неоправданное правовое регулирование общественной жизни не только ведет к ограничению свободы личности, но и вызывает инфляцию законодательства, способную вообще парализовать право как социальный регулятор. Особенно это касается внешней правовой избыточности, т. е.

когда одни и те же вопросы регулируются большим количеством нормативных актов.

Однако есть еще одна проблема — внутренняя правовая избыточность.

Речь идет о повторении информации в самом нормативном акте, не несущей дополнительную нагрузку, которую можно удалить либо преобразовать без изменения смысла нормативного акта.

Такая избыточность загромождает нормативные акты и затрудняет восприятие их смысла. Ярким примером в этом отношении является Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права граждан на референдум в Российской Федерации».

Page 3

Стабильность отнюдь не означает неизменности законодательства, которая может сделать его косным, не соответствующим реальности. Стабильность достигается при максимальной продуманности и обоснованности закона. Поспешность, поверхностный подход, неадекватное отражение действительности приводят к многочисленным поправкам и исправлениям в законодательстве.

Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» повлек изменение более 100 нормативных актов. Он был издан в период подготовки очередных: выборов главы государства. В этот период обостряются ожидания народа, что влияет на результаты выборов.

Стремясь их предвосхитить, Президент провел административную реформу. Однако не прошло и месяца, как в данный Указ уже было внесено изменение. В последующем изменения приобрели регулярный характер.

Все это говорит о том, что принятие нормативных актов по конъюнктурным соображениям дорого обходится обществу и крайне негативно сказывается на стабильности законодательства.

Если правовая реформа не успевает за развитием общественных отношений, она превращается в тормоз. Задачей законодателя является определение хотя бы ближайших перспектив в развитии общества и выработка нормативных актов наперед. Сиюминутное правовое регулирование, практика «латания дыр» не повышают качества законодательства.

Исторически негативным уроком в этом отношении является положение дел с принятием Земельного кодекса РФ (далее — ЗК РФ). В начале 1990-х гг. общество стало переходить к рыночным отношениям. Земля же как один из главных атрибутов рыночной экономики была передана в гражданский оборот только 10 лет спустя, да и то с определенными ограничениями.

Page 4

Законодательство должно состоять из законов, которые достаточно полно регулируют тот или иной фрагмент общественной жизни. Требование полноты предполагает, что нормативный акт содержит «прорисовку» всех элементов правоотношений, которые возникнут на его основе: объекты, субъекты, их права и обязанности, санкции на случай нарушения прав участников правоотношения.

Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» выгодно отличается от своего предшественника. Однако законодателю и в нем не удалось с исчерпывающей полнотой урегулировать вопросы, связанные с защитой окружающей среды.

Так, в нынешнем Законе предусмотрена гражданская ответственность и причинение вреда природе, тогда как административная ответственность по-прежнему регулируется КоАП РФ.

При этом законодатель не учел давно наметившуюся тенденцию переноса правонарушений из названного Кодекса в специальные законы, каковым и является Федеральный закон «Об охране окружающей среды».

Конкретность

Законодательство должно быть конкретным, т. е. содержать чётко выраженные правила поведения, способные однозначно регулировать определенную сферу общественных отношений. Преобладание в них призывов, декларативных норм сказывается на практике их реализации, существенно снижает эффективность законодательства и приводит к серьезным негативным последствиям.

Закон РСФСР от 15 декабря 1978 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры» из-за неконкретности своего содержания дает возможность его обойти. Необходимость его конкретизации многочисленными подзаконными актами порождает засилье ведомственных инструкций, в которых Закон может, как это бывало неоднократно, «потонуть».

Однако степень конкретизации имеет определенный предел. Нормативный акт не в состоянии предусмотреть многообразие жизненных обстоятельств. Для того чтобы законодательство не страдало мелочной регламентацией и постоянно не корректировалось, необходимо сохранять разумную обобщенность его содержания.

Демократичность

Большое значение в деле повышения качества законодательства имеет процесс его демократизации. Способствовать этому может проведение следующих мероприятий:

  • 1) свободные выборы, когда роль административного ресурса сведена к минимуму;
  • 2) развитие партийной системы и реальное, а не номинальное участие партий в предвыборной борьбе;
  • 3) более широкое использование референдумов;
  • 4) широкое обсуждение законопроектов в СМИ;
  • 5) проведение опросов общественного мнения относительно законопроектов и его реальный учет в законотворчестве;
  • 6) других.

Необходимо постоянно повышать качество законодательства. Прекращение работы в этой области (даже на самый непродолжительный срок) может стоить обществу очень дорого.

Page 5

Исторически выделяют две тенденции развития права и закона – европейскую и восточную. В рамках каждой из них существуют свои разновидности верховенства права (и закона).

Роль закона возрастает по мере создания централизованных государств и особенно усиливается в период абсолютизма.

Но его верховенство утверждается лишь с наступлением буржуазной эпохи и только в странах романо-германской правовой семьи.

Высшая юридическая сила закона проявляется в его непререкаемости (никакой другой орган, кроме законодательного, не может отменить или изменить закон), законам должны соответствовать акты всех государственных органов.

Закон занимает главенствующее положение в системе правовых актов государства; содержащиеся в законах нормы регулируют обычно основные, наиболее важные общественные отношения; в законах наиболее полно выражается государственная воля правящего класса, его экономические и политические интересы.

«Война законов» возникает в результате правового нигилизма с одной стороны и правового идеализма – с другой.

Она приводит к изданию противоречивых или даже взаимоисключающих правовых актов, которые как бы нейтрализуют друг друга и бездействуют.

Законотворчество должно обеспечивать условия, при которых отсутствуют как пробелы в праве, так и излишняя зарегламентированность общественных отношений.

Юридическая техника призвана структурировать правовой материал, совершенствовать язык правовых актов, делать его более понятным, точным и грамотным. Во многом именно уровень юридической техники символизирует собой определенный уровень правовой культуры конкретного общества.

Для правильного применения правовых норм необходимо уметь точно определить действие нормативно-правового акта, содержащего эти нормы, во времени, в пространстве и по кругу лиц.

Page 6

Перейти к загрузке файла
  • 1) Конституция РФ.
  • 2) ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных законов, конституционных законов, актов палат Федерального Собрания».
  • 3) Теория государства и права: учебник / А.В. Мелехин -Маркет ДС, 2007
  • 4) “Теория государства и права: учебник” (Н.И. Матузов, А.В. Малько – Юристъ, 2004)
  • 5) “Теория государства и права: учебник  для юридических вузов” (под ред. А.С. Пиголкина – ОАО “Издательский Дом “Городец”, 2003)
  • 6) А.И. Абрамова «Взаимодействие палат российского парламента в современном законодательном процессе» (“Журнал российского права”, 2008, N 7)
  • 7) В.А. Куроптев «Проблемы законодательной техники»  (“История государства и права”, 2008, N 10)
  • 8) Г.И. Денисов «Юридическая техника: теория и практика» (“Журнал российского права”, 2005, N 8)
  • 9) О.А. Иванюк «Качество закона и проблемы юридической техники (Обзор научно-практической конференции) (“Журнал российского права”, 2008, N 2)
  • 10) Р.Н. Донченко «Правовой нигилизм как устоявшееся обще социальное явление» (“Юрист”, 2005, N 6)

  Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter

Источник: https://studwood.ru/828401/pravo/kachestvo_zakona_kriterii_kachestva_zakona

19 понятие законодательства требования к законодательству или критерии его качества

19 понятие законодательства требования к законодательству или критерии его качества

Чтобы быть действенным регулятором общественной жизни, законодательство должно быть качественным.

Что значит качественное законодательство? Иногда качество законодательства отождествляют (что, думается, не совсем правильно) с качеством закона, так как законодательство состоит именно из законов, и если каждый из них будет качественным, то в сумме они и придадут нужное качество законодательству в целом. Обобщив мнения ученых по данному вопросу, можно выделить три позиции.

Во-первых, качество закона — это его способность соответствовать социальным реалиям (экономическим, политическим и иным), т. е. акцент делается на содержании закона. Во-вторых, качество закона проявляется, прежде всего, в том, как в нем формулируются потребности и требования социальной реальности, т.

е. главное в нем — юридическая форма.

Даже если закон точно транслирует требования жизни, но он «неудобоварим» по форме, его действенность окажется под вопросом3.

В-третьих, качество закона — это совокупность его свойств (касающихся как содержания, так и формы), позволяющая быть действенным регулятором общественных отношений.

Пожалуй, этот комплексный подход следует взять за исходный и следующим образом определить качество законодательства.

Качество закона (нормативного правового акта)

нормативно-правовых актов должно соответствовать основным направлениям развития общества.

Для нашего общества – это цели, закрепленные в Конституции России: формирование демократического, правового и социального государства, достижение полной гарантированности, реальности прав, свобод и законных интересов личности и др. Все нормативные акты должны исходить из конституционных принципов,таких как народовластие, суверенность, федерализм, разделение властей и проч.

2. Не менее важно соответствие содержания реальным условиям жизни, реальным общественным отношениям.

Если закон «придумывается», если он не вписывается в существующую действительность, он обществом отторгается, не действует, остается на бумаге. Именно поэтому, как уже отмечалось, правотворческому процессу предшествует в большинстве случаев правообразование, и законодатель берет за основу закона уже сложившиеся в обществе правила, которые апробированы жизнью.

Юридическая техника_Кашанина Т.В_2011 -496с

480Методическое обеспечение курсаТема 4. Общие правила юридической техники (содержание юридической техники)1.Понятие содержания юридической техники.2.Правила достижения социальной адекватности юридических документов (содержательные правила).3.

Правила обеспечения логики юридических документов.4.Структурные правила составления правовых документов.5.Языковые правила написания юридических документов.6.Реквизитные правила оформления юридических документов.7.Процедурные правила принятия юридических документов.

Раздел II ПРАВОТВОРЧЕСКАЯ ТЕХНИКАТема 5.

Правотворчество1. Понятие правотворчества и его виды (правотворчество народа, правотворчество государственных органов, корпоративное правотворчество).2.Понятие законодательства.

Требования к законодательству или критерии его качества (отражение воли государства, стремление к минимальному его объему, стабильность, своевременное обновление, полнота, конкретность, демократичность и др.).3.Ошибки в правотворчестве.4.

Экспертиза проектов нормативных актов.5.Понятие правотворческой техники.Тема 6.

Правила формирования содержания нормативных актов1. Требования нормативных актов (законности, соответствия норм права нормам морали, целесообразности, обоснованности, эффективности, своевременности, стабильности, экономичности, реальности, оптимальности).2.

Основные способы и приемы формирования содержания (запреты, предписания, дозволения, принципы права, правовые дефиниции, декларации, юридические конструкции, правовые презумпции, правовые фикции, правовые аксиомы, исключения).

Социальные и юридические критерии качества закона

3Критерии качества закона — совокупность существенных свойств, определеяющих способность закона реально удовлетворять общественные потребности и частные инетересы в соответствии с целями развития общества и гос-ва.

Понимание и применение законов должно быть одинаковым на всей территории страны.

Свойства, которыми должны обладать нормы права — выделяют четыре вида свойств: 1) юридические — нормативность, полнота и конкретность нормативно-правового регулирования; 2) языковые — простота, краткость, ясность, точность; 3) логические — определённость, последовательность, непротиворечивость; 4) социологические — юридическая и социальная эффективность права.

Социальные критерии качества закона: 1) Соответствие основным направлениям развития общества. 2) Соответствие конституционным принципам. 3) Соотношение содержания законов реальным условиям жизни и общественным отношениям.

4) Законность — соответствие НПА конституции и вышестоящим НПА. 5) Гуманизм — отражение потребностей и интересов человека 6) Демократизм — соответствие требованиям равенства и социальной стправедливости.

2) Полнота — характеризуется, требованием предусматривать в проекте все три элемента (гипотезу, диспозицию и санкцию) либо отсылать к акту, где содержатся те или иные компоненты проектируемых норм права.

При недостаточно полной регламентации правоотношений в законе появляются пробелы, которые влекут за собой возникновение ситуаций, когда субъективное право, предоставленное законом, не может быть реализовано по мотивам отсутствия соответствующего нормативно правового предписания.

3) Конкретность — разработка механизма реализации нормы права в конкретных отношениях. Неконкретность регулирования неизбежно влечёт за собой появление декларативных норм, которые превращают акт, не обязывающий ни к чему призыв.

4) Правильный выбор типа и уровня правового регулирования 5) Закрепление юридических средств (гарантий) реализации правовых норм 6) Систематизированность законодательства 7) Соответствие НПА правилам юридической техники 8) Динамичность законодательства — своевременное рпинятие НПА, соответствующих требованиям времени 3Дата добавления: 2014-02-24; просмотров: 3371; | | Не нашли то, что искали?

Источник: https://dtp-sovetnik.ru/19-ponjatie-zakonodatelstva-trebovanija-k-zakonodatelstvu-ili-kriterii-ego-kachestva-96930/

Юридический спектр
Добавить комментарий