Является ли это бездействием судебного пристава исполнителя?

Содержание
  1. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 января 2017 г. N 53-КГ16-30 Суд отменил апелляционное определение и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело о взыскании убытков в указанном размере денежных средств, подлежащих взысканию с должника по исполнительному листу, в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя, поскольку суду необходимо учесть, что надлежащим ответчиком является РФ в лице Федеральной службы судебных приставов России, т.е. необходимо привлечь к ответственности надлежащий государственный орган и рассмотреть дело по существу
  2. Взыскание убытков с судебных приставов
  3. Верховный суд РФ разъяснил, какие действия приставов могут оказаться незаконными
  4. Судебная практика по оспариванию органами прокуратуры действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 января 2017 г. N 53-КГ16-30 Суд отменил апелляционное определение и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело о взыскании убытков в указанном размере денежных средств, подлежащих взысканию с должника по исполнительному листу, в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя, поскольку суду необходимо учесть, что надлежащим ответчиком является РФ в лице Федеральной службы судебных приставов России, т.е. необходимо привлечь к ответственности надлежащий государственный орган и рассмотреть дело по существу

Является ли это бездействием судебного пристава исполнителя?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Киселёва А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Наконечной В.А. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Красноярскому краю о возмещении убытков

по кассационной жалобе Наконечной В.А. на решение Советского районного суда г. Красноярска от 28 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 28 марта 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя УФССП России по Красноярскому краю Чухиной А.А., просившей в удовлетворении жалобы отказать, установила:

Наконечная В.А. обратилась в суд с иском к Управлению Федерального казначейства по Красноярскому краю о взыскании за счет казны Российской Федерации 674 000 руб., а также судебных расходов по оплате юридических услуг и уплате государственной пошлины.

Иск мотивирован тем, что Наконечная В.А.

понесла убытки в указанном размере денежных средств, подлежащих взысканию с должника ООО “Сибирский стиль” по исполнительному листу, в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в несвоевременном принятии мер к обращению взыскания на имущество должника в виде транспортных средств, которые по данным регистрирующего подразделения органа внутренних дел числились состоящими на учете за ООО “Сибирский стиль”.

Постановление о запрете регистрационных действий в отношении транспортных средств было вынесено судебным приставом-исполнителем только 21 апреля 2014 г., к этому времени должник снял с учета транспортные средства. Наличие у должника иного имущества в ходе исполнительного производства не установлено.

Решением Советского районного суда г. Красноярска от 28 октября 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 28 марта 2016 г., в удовлетворении исковых требований Наконечной В.А. отказано.

В кассационной жалобе Наконечная В.А. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 21 декабря 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что 1 августа 2013 г. судебным приставом-исполнителем отдела судебных приставов по Емельяновскому району Красноярского края было возбуждено исполнительное производство о взыскании 674 000 руб.

с должника ООО “Сибирский стиль” в пользу взыскателя Наконечной В.А., основанием к чему послужило предъявление взыскателем исполнительного листа, выданного на основании вступившего в законную силу решения суда.

Разрешая спор по существу и отказывая Наконечной В.А.

в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, с позицией которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что в материалах дела отсутствуют доказательства причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и причинением истице имущественного вреда. Также суд указал, что иск мог быть удовлетворен только в том случае, если в результате бездействия судебного пристава-исполнителя возможность исполнения судебного акта утрачена, однако данное исполнительное производство не прекращено.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 октября 2007 г.

N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Исполнительное производство осуществляется на принципах законности, своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения (статья 4 указанного Федерального закона).

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 N 118-ФЗ “О судебных приставах”, в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

В силу пункта 2 статьи 119 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Аналогичные положения содержатся в пункте 2-3 статьи 19 Закона о судебных приставах, регулирующей вопрос об ответственности судебных приставов за противоправные действия, повлекшие причинение ущерба. Ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 16 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием.

Приведенные выше правовые нормы регулируют правоотношения, возникающие в процессе исполнительного производства и устанавливают обязанности пристава-исполнителя совершать действия по принятию мер по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Основной задачей таких действий является правильное и своевременное исполнение судебных актов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Из смысла указанных выше норм, для правильного разрешения дела суду надлежало установить наличие или отсутствие виновного действия (бездействия) судебного пристава-исполнителя, в частности предпринимались ли судебным приставом-исполнителем исчерпывающие меры к установлению имущества должника с целью обращения на него взыскания, утрачена ли возможность исполнения исполнительного документа в настоящее время и возникновение у истицы убытков вследствие виновных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Из материалов дела следует и установлено судом, что на основании исполнительного листа 1 августа 2013 г. судебным приставом-исполнителем отдела судебных приставов по Емельяновскому району возбуждено исполнительное производство N … в отношении должника ООО “Сибирский стиль”.

Решением Емельяновского районного суда Красноярского края от 4 сентября 2014 г. заявление Наконечной В.А.

об оспаривании действий (бездействия) судебного пристава исполнителя отдела судебных приставов по Емельяновскому району удовлетворено: бездействие судебных приставов-исполнителей отдела судебных приставов по Емельяновскому району по принятию всех мер, предусмотренных законом, во исполнение решения Советского районного суда г. Красноярска от 7 июня 2013 г. признано незаконным. Установлено, что более 8 месяцев (с момента возбуждения исполнительного производства 1 августа 2013 г. до 21 апреля 2014 г.) не принимались меры принудительного исполнения в виде обращения взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника и третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества.

Также установлено, что на момент возбуждения исполнительного производства 1 августа 2013 г. за должником ООО “Сибирский стиль” значились зарегистрированными на праве собственности 9 единиц техники, которые были сняты с регистрационного учета только 5 сентября 2013 г.

Таким образом более месяца с момента возбуждения исполнительного производства должник имел имущество, на которое могло быть обращено взыскание. Однако судебный пристав-исполнитель никаких действий, направленных на создание условий для обращения взыскания на это имущество, не совершил, что подтверждается решением Емельяновского районного суда Красноярского края от 4 сентября 2014 г.

Суд апелляционной инстанции никакой оценки данному факту, имеющему существенное значение для правильного разрешения спора, в частности, для определения наличия или отсутствия причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и невозможностью исполнения решения суда, не дал, чем нарушил положения пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Также суд не учел, что само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю бездействием судебного пристава-исполнителя.

Суду надлежало установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя.

При этом обязанность по доказыванию наличия такого имущества возлагается на судебного пристава-исполнителя.

С учетом изложенного апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть, что надлежащим ответчиком является Российская Федерация в лице Федеральной службы судебных приставов России (пункт 3 статьи 125, статья 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункт 1 пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации). Неправильное определение судом государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не может приводить к отказу в иске только по этому основанию. Суд в этом случае должен привлечь надлежащий государственный орган и рассмотреть дело по существу.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 28 марта 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.

Взыскатель требовал возместить убытки, связанные с незаконным бездействием судебного пристава.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что в данном случае необходимо установить наличие или отсутствие виновного действия (бездействия) судебного пристава. В частности, предпринимались ли им исчерпывающие меры к установлению имущества должника с целью обратить на него взыскание. Также важно, утрачена ли возможность исполнения исполнительного документа.

Следовало учесть, что более месяца с момента возбуждения исполнительного производства у должника имелось имущество, на которое можно было обратить взыскание. Однако пристав бездействовал.

При этом само по себе продолжение исполнительного производства не препятствует возмещению убытков, причиненных взыскателю бездействием пристава.

Нужно установить, имеется ли иное имущество, которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя. При этом доказывать наличие такого имущества обязан судебный пристав.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71516348/

Взыскание убытков с судебных приставов

Является ли это бездействием судебного пристава исполнителя?

На страже закона стоишь нерушимо И связан с ним прочно заботой единой.

Ты — пристав судебный, и должен всегда
И в срок исполнять постановления суда
.

В приведенном стихотворении приведена суть работы судебных приставов: вовремя и на основании закона обеспечивать исполнение судебных решений.

Как все знают, не всегда вовремя и не всегда исполняются решения судов судебными приставами. Когда надо что-то арестовать, изъять ,возможно, и действуют они и быстрее, однако исправить свои же недоделки или работать качественно и своевременно — заставить сложнее и дольше.

Причинами неисполнения решений судов иногда бывают и невозможность или сложность исполнения ввиду отсутствия у должника имущества. Но иногда причины банальны: халатное отношение со стороны приставов к своим должностным обязанностям и их бездействие.

Не сомневаюсь, что загруженность судебных приставов высокая, однако это не дает им права относиться к своей работе спустя рукава.

А возможно ли взыскать убытки с Федеральной службы судебных приставов (ФССП) в случае халатного исполнения своих обязанностей ее сотрудниками — судебными приставами исполнителями?

Пунктом 2 ст. 119 Федерального Закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон № 229) заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

В ч. 2 ст.

119 Закона № 229 говорится об убытках, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, здесь имеются в виду убытки, причиненные в результате деятельности судебного пристава-исполнителя, на которого возложено непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

В соответствии ст. 3 Федерального закона № 118-ФЗ от 21.07.1997 г. «О судебных приставах» (далее – Закон о приставах), на иски о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, распространяются нормы гражданского законодательства.

Пункт 3 ст. 19 Закона о судебных приставах указывает, что ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

В ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) установлена презумпция полного возмещения убытков, включая реальный ущерб и упущенную выгоду. С 4 марта 2013 года в силу вступила статья 16.1 ГК РФ, которая предусматривает возможность взыскать убытки, причиненные законными действиями государственных органов.

В п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г.

№ 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее – Письмо ВАС РФ № 145) отмечено, что тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа – незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием).

Суд в любом случае должен оценить законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Пункт 11 Письма ВАС № 145: «Требование о возмещении вреда удовлетворено, поскольку в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

…Материалами дела подтверждено, что взыскатель сообщал приставу о наличии у должника банковского счета. Также установлено, что на этом счете имелись денежные средства в момент возбуждения исполнительного производства и в течение периода времени, достаточного для наложения на них ареста.

Доказательства же принятия судебным приставом-исполнителем предусмотренных законодательством об исполнительном производстве мер для обращения взыскания на указанные денежные средства в материалах дела отсутствуют, что свидетельствует о неисполнении им своих обязанностей, ответственность за которое предусмотрена статьями 330 АПК РФ, 1069 ГК РФ.

При рассмотрении данного дела судом первой инстанции также установлено, что исполнительный лист не исполнен, исполнительное производство окончено ввиду отсутствия у должника имущества, то есть взыскатель утратил имевшуюся первоначально возможность удовлетворения своих требований за счет должника. Каких-либо доказательств наличия у акционерного общества иного имущества, за счет которого возможно исполнение судебных актов, ФССП не представила».

Граждане и юридические лица, подающие иски о возмещении вреда по исполнительному производству, должны доказывать суду следующие факты: нарушение права, возникновение убытков, вина лица, причинно-следственная связь между виновным противоправным поведением и возникновением убытков.

В соответствии с п. 3 Письма ВАС РФ № 145 бремя доказывания распределяется следующим образом: доказывание наличия факта причинения вреда, его размера и причинной связи между возникшим вредом (убытками) и действиями причинителя вреда лежит на заявителе, служба судебных приставов должна доказать отсутствие виновных действий (бездействия).

Даже если отдельные действия судебного пристава-исполнителя признаны незаконными, само по себе это не влечет ответственности соответствующих органов ФССП за наступивший вред в порядке ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ. Необходимо установление причинно-следственной связи между наступившим вредом и незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ заявившая требование о взыскании убытков сторона должна представить доказательства, подтверждающие принятие мер по предотвращению либо уменьшению убытков. Непринятие мер по уменьшению ущерба или его предотвращению может рассматриваться как основание уменьшения размера возмещения в силу п. 2 ст. 1083 ГК РФ.

Взыскателю при подаче иска о возмещении вреда необходимо представить доказательства использования им всех мер, которые предусмотрены законом, для исполнения судебного акта, в том числе изменения способа исполнения решения и невозможности повторного предъявления исполнительного листа к исполнению.

Не находятся в прямой причинной связи с неправомерными действиями судебных приставов-исполнителей, упущенная льгота по налогообложению, начисление пеней по налогам и сборам.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – Пленум № 50) установлено следующее.

Пункт 15. Пленума № 50. Статья 1069 ГК РФ не предусматривает гражданско-правовую ответственность государства за неэффективные действия, только лишь за незаконные.

Таким образом, не подлежит возмещению вред в случае, если судебный пристав-исполнитель совершил в исполнительном производстве все необходимые действия, которые он должен был и мог совершить в силу указания закона или исполнительного документа.

Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, предоставленной законом или иным нормативным правовым актом.

Пункт 43. Пленума № 50. Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 ст.

64 Закона № 229, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (пункт 17 части 1 статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (статьи 2 и 4 Закона № 229), не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Пункт 82. Пленума № 50. По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Пункт 83. Пленума № 50.

Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу.

Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Пункт 84. Пленума № 50.

В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (пункт 5 статьи 393 ГК РФ).

Пункт 85. Пленума № 50.

Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Судебная практика по аналогичным делам следующая.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.03.

2017 № 33а-3600/2017:    «…Судебная коллегия приходит к выводу, что нарушению прав административного истца взыскателя могли способствовать не формальные нарушения со стороны пристава, а только представление доказательств наличия у должника какого-либо имущества либо возможности реального обнаружения такового.

Поскольку в рамках рассмотренного спора таких доказательств административным истцом представлено не было, судебная коллегия приходит к выводу, что судебным приставом-исполнителем были совершены все необходимые действия по выявлению имущества должника.

Правовым основанием для оспариваемых постановлений об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю служит достаточно достоверное установление факта отсутствия у должника имущества и имущественных прав, на которые возможно обратить взыскание. Судебная коллегия полагает, что в связи со спецификой самого понятия «отсутствие имущества» в любом случае носит предположительный характер.

Именно по указанной причине судебная коллегия приходит к выводу, что названный вывод возможно сделать в тех обстоятельствах, когда все разумные и достаточные в обычных условиях действия не привели к выявлению имущества.

Судебная коллегия учитывает, что в рамках исполнительных производств сам административный истец о применении каких-либо исключительных мер к поиску имущества должника не просил…

истец не указывает на имущество должника, строя свое несогласие с оспариваемыми постановлениями только на неудовлетворении от результата исполнительного производства».

Определение ВС РФ от 15 февраля 2017 г. № 305-ЭС16-14064: «…

Источник: https://www.burmistr.ru/blog/sudebnaya-praktika5130/vzyskanie-ubytkov-s-sudebnykh-pristavov/

Верховный суд РФ разъяснил, какие действия приставов могут оказаться незаконными

Является ли это бездействием судебного пристава исполнителя?

МОСКВА, 17 ноября. /ТАСС/. Пленум Верховного суда России разъяснил, какие действия судебных приставов-исполнителей могут быть признаны незаконными. Об этом говорится в принятом постановлении пленума ВС “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства”.

“Бездействие судебного пристава-исполнителя может быть признано незаконным, если он имел возможность совершить необходимые исполнительные действия и применить необходимые меры принудительного исполнения, направленные на полное, правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в установленный законом срок, однако не сделал этого, чем нарушил права и законные интересы стороны исполнительного производства”, – подчеркнул пленум. Например, незаконным может быть признано бездействие пристава, выяснившего отсутствие у должника каких-либо денежных средств, но не совершившего всех необходимых действий по выявлению другого имущества (в частности, не направил запросы в налоговые органы, в органы, осуществляющие госрегистрацию имущества и прав на него, и т.д.).

Нехватка кадров – не оправдание

“Не могут рассматриваться как основания, оправдывающие превышение сроков исполнения исполнительных документов, обстоятельства, связанные с организацией работы структурного подразделения службы судебных приставов, например, отсутствие необходимого штата судебных приставов- исполнителей, замена судебного пристава-исполнителя ввиду его болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождения в служебной командировке, прекращения или приостановления его полномочий”, – говорится в рекомендациях судьям.

Пленум отметил, что судебный пристав не вправе удовлетворить ходатайство о временном ограничении на выезд должника из РФ одновременно возбуждением исполнительного производства – до истечения срока для добровольного исполнения и до получения данных о том, что должник знает о возбужденном в отношении него исполнительном производстве и уклоняется от добровольного исполнения

Арест имущества должен быть соразмерен долгу

Отсутствие у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, влечет за собой окончание исполнительного производства только при условии, что судебный пристав-исполнитель принял все допустимые законом меры по поиску такого имущества и они оказались безрезультатными.

“Арест имущества должника по общему правилу должен быть соразмерен объему требований взыскателя, – говорится в постановлении.

Например, арест несоразмерен в случае, когда стоимость арестованного имущества значительно превышает размер задолженности по исполнительному документу при наличии другого имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание.

В то же время такой арест допустим, если должник не предоставил судебному приставу-исполнителю сведений о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или при отсутствии у должника иного имущества, его неликвидности либо малой ликвидности”.

Рассрочка в выплатах не должна нарушать право на исполнение решения

При предоставлении отсрочки или рассрочки в выплатах “судам необходимо обеспечивать баланс прав и законных интересов взыскателей и должников таким образом, чтобы такой порядок исполнения решения суда отвечал требованиям справедливости, соразмерности и не затрагивал существа гарантированных прав лиц, участвующих в исполнительном производстве, в том числе права взыскателя на исполнение судебного акта в разумный срок”, – пояснил пленум.

Кто компенсирует ущерб от незаконных действий приставов

Если незаконные действия или бездействие приставов причинили ущерб, он должен компенсироваться за счет бюджета и самого виновника.

 “Постановления, действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя и иных должностных лиц ФССП России могут быть оспорены в суде как сторонами исполнительного производства (взыскателем и должником), так и иными лицами, которые считают, что нарушены их права и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению ими прав и законных интересов либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность”, – пояснил пленум ВС. Предъявлять в суд жалобы на приставов могут и госорганы, администрирующие доходы в бюджет через исполнительное производство.

Ответчиком по жалобе выступает судебный пристав, чьи действия оспариваются, а при прекращении его полномочий – тот, кто его заменил, если полномочия не передавались – старший судебный пристав.

К участию в деле необходимо привлекать территориальный орган ФССП России.

При этом отмена вышестоящим должностным лицом оспариваемого постановления пристава во время рассмотрения дела судом не может служить основанием для прекращения производства по делу, если его применение привело к нарушению прав, свобод и законных интересов истца.

Подавший иск о возмещении вреда бездействием пристава не должен доказывать то, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание, “если в ходе исполнительного производства судебный пристав- исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными”.

В то же время, пояснил пленум ВС, “отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника”.

В случае удовлетворения иска к приставу Российская Федерация в лице ФССП в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества – с лица, которому имущество передано на хранение, при использовании недостоверной оценки имущества должника; если эту оценку производил оценщик, – с оценщика, и т.д. “ФССП России вправе предъявить иск от имени Российской Федерации в порядке регресса к лицу, виновному в причинении вреда”, – отметил пленум.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/2446048

Судебная практика по оспариванию органами прокуратуры действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей

Является ли это бездействием судебного пристава исполнителя?

Бюллетень Федеральной службы судебных приставов, № 2, 2010.

Шевченко Светлана Игоревна
советник отдела судебной защиты и судебно-аналитической деятельности Правового управления ФССП России

Ефимова Валентина Николаевна

заместитель начальника Правового управления ФССП России

Проверка органами прокуратуры деятельности судебных приставов-исполнителей проводится чаще всего по заявлениям граждан и организаций – сторон исполнительного производства, обратившихся в органы прокуратуры. При этом в случае выявления в действиях судебных приставов-исполнителей нарушений закона прокурор применяет меры прокурорского реагирования.

Как правило, до обращения в суд с заявлением об оспаривании действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей прокурор вносит руководителю территориального органа ФССП России представление об устранении нарушений закона.

Данное полномочие предоставлено прокурорам ст. 22 Федерального закона от 17.01.1992 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон о прокуратуре).

Представляется, что обращение в суд является крайней мерой, которую применяет прокурор.

Полномочия по обращению в суд предоставлены прокурорам ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) и ст. 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Кроме того, по вопросам полномочий по обращению прокуроров в суд издан приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 02.12.2003 № 51 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве».

Согласно данному приказу прокурор может обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

В порядке реализации предоставленных ч. 3 ст. 45 ГПК РФ полномочий обязательным является участие прокурора в рассмотрении следующих дел:

  • о выселении без предоставления другого жилого помещения;
  • о восстановлении на работе в связи с прекращением трудового договора;
  • о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении трудовых и служебных обязанностей, а также в результате чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

В иных случаях прокурор вступает в процесс и дает заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, если истец или ответчик по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может лично отстаивать в суде свои права и свободы либо спор приобрел особое общественное значение в субъекте Российской Федерации или муниципальном образовании.

Однако в судах общей юрисдикции не выработана единая позиция по вопросу возможности оспаривания действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей прокурором.

Так, в соответствии со ст. 121 Федерального закона от 02.10.

2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства и иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием).

В силу п. 1 ст. 49 Закона об исполнительном производстве взыскателем и должником могут быть гражданин или организация, а также объединение граждан, не являющееся юридическим лицом.

Закон о прокуратуре также не предусматривает возможность оспаривания прокурором постановлений судебных приставов-исполнителей в порядке ст. 441 ГПК РФ и Закона об исполнительном производстве.

Согласно толкованию, данному в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», исполнение судебного решения является составляющей частью судебного разбирательства.

Функция осуществления прокурором надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, в ходе осуществления судом правосудия по гражданским делам, ГПК РФ не предусмотрена и, следовательно, не распространяется на стадию исполнения судебных постановлений как на составную часть судебного разбирательства.

Данной позиции придерживаются, в частности, Котласский районный суд Архангельской области и Саратовский областной суд.

Вместе с тем право прокурора на обжалование действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, как правило, не ставится судами под сомнение в случаях, когда прокурором подано заявление:

  • в интересах Российской Федерации и муниципальных образований о признании незаконными действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей в рамках исполнительных производств по взысканию административных штрафов;
  • в интересах несовершеннолетних о признании незаконными действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей в рамках исполнительных производств по взысканию алиментных платежей.

Данное обстоятельство обусловлено тем, что право прокурора на обращение в суд в указанных случаях предусмотрено ст. 45 ГПК РФ.

Оспаривание бездействия судебных приставов-исполнителей

Как правило, основанием для оспаривания прокурорами бездействия судебных приставов-исполнителей служит непринятие мер по исполнению исполнительного документа, в том числе:

  • ненаправление запросов в регистрирующие органы;
  • неналожение ареста на имущество должника;
  • непроведение проверки имущественного положения должника;
  • необъявление розыска должника или его имущества;
  • непроведение проверки кассы должника-организации.

Так, Балтийским районным судом города Калининграда рассмотрено заявление прокурора о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнению требований исполнительного листа о взыскании алиментов, поданное в защиту интересов несовершеннолетнего Г.

Судом установлено, что алименты с должника не взыскивались с момента возбуждения исполнительного производства, меры принудительного исполнения не применялись, место нахождения должника и его имущества не установлено.

Прокурором было внесено представление об устранении нарушений законодательства об исполнительном производстве руководителю Управления Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области – главному судебному приставу Калининградской области, который, в свою очередь, направил поручение о постановке исполнения данного исполнительного производства на контроль начальнику отдела – старшему судебному приставу. Однако какие-либо меры по исполнению исполнительного документа предприняты не были.

С учетом указанных обстоятельств бездействие судебного пристава-исполнителя по непринятию мер по своевременному, полному и правильному исполнению требований исполнительного листа о взыскании алиментов признано незаконным.

Источник: https://fssprus.ru/in_an_prokuror/

Юридический спектр
Добавить комментарий